Судебная практика стороны защиты
Полезное

Ограничение единого продолжаемого преступления от совокупности

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич
По каким признакам следует отграничивать единое продолжаемое преступление от квалификации по совокупности преступлений

Большое количество неправосудных обвинительных приговоров по многоэпизодным делам связано с неправильным применением судом уголовного закона.

В частности, многочисленные ошибки допускаются при квалификации содеянного по совокупности преступлений, в то время как действия лица необходимо было квалифицировать по признакам единого продолжаемого преступления.

Как же в таких случаях следует применять уголовный закон?

В соответствии со ст.17 УК РФ под совокупностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

По смыслу закона квалифицировать действия лица по совокупности преступлений возможно при совершении им двух и более действий, подпадающих под два и более состава преступления, предусмотренных различными статьями или одной и той же статьей Особенной части уголовного закона. При этом необходимо установить, что каждое из совершенных лицом общественно опасных действий представляет собой отдельное самостоятельное преступление, требующее доказывания в порядке ст.73 УПК РФ, а именно установление признаков события преступления (время, место, способ и др. обстоятельства), виновности лица, форм его вины, мотивы и т.д.

Уголовный закон не содержит определения единого продолжаемого преступления. Такое понятие присутствует лишь в теории уголовного права.

К единому или, как еще называют, единичному преступлению относят общественно опасное деяние, которое образуется из одного действия, последствия и одной формы вины. Такое деяние охватывается одним составом преступления и квалифицируется по одной статье уголовного закона.

Разновидностью единого преступления является продолжаемое преступление, которое характеризуется совершением лицом ряда одинаковых общественно опасных действий, направленных на достижение конкретной цели. Такие действия охватываются единым умыслом и составляют в своей совокупности одно общественно опасное деяние, предусмотренное одной статьей Особенной части УК РФ.

Таким образом, общими признаками единого продолжаемого преступления и совокупности преступлений является совершение лицом двух и более общественно опасных деяний, ни за одно из которых лицо не было осуждено. В остальном эти два института уголовного права имеют существенные разграничительные признаки, правильное установление которых в рамках конкретного уголовного дела позволит исключить ошибки, как в квалификации, так и при назначении наказания.

По делам о незаконном сбыте наркотических средств первостепенное значение имеет не только установление в действиях лица объективных и субъективных признаков состава преступления, но и взаимосвязь этих признаков между собой.

Так, о наличии единого продолжаемого умысла на сбыт наркотического средства могут свидетельствовать, например, фактические обстоятельства дела, а именно: совершение тождественных, юридически однородных действий, приведших к наступлению однородных последствий; совершение преступных действий в короткий промежуток времени; сбыт наркотического средства одному и тому же источнику.

В том случае, если лицо единовременно приобрело определенное количество наркотика с целью его дальнейшей реализации, которая впоследствии и произошла, хотя и в несколько этапов, то такие действия по сбыту наркотика не могут рассматриваться как совокупность преступлений, поскольку образуют единое продолжаемое преступление.

Приговором Суземского районного суда Брянской области Л. был осужден за совершение шести эпизодов преступлений, предусмотренных ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы за каждое преступление; по одному эпизоду преступления, предусмотренному ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений Л. назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело в порядке надзора в судебном заседании 26 мая 2008г. установила следующее.

В июне 2005 года Л. и Л.В. собрали на заброшенном поле в районе д. Смелиж Суземского района Брянской области мешок дикорастущей конопли, являющейся наркотическим средством, и 23 июня 2005 года сбыли ее С., действовавшему в качестве сотрудника милиции в плане проведения оперативно-розыскного мероприятия.

В это же время они договорились по его предложению продолжить сбор конопли для реализации ее С., что в последующем и сделали.

Во исполнение достигнутой договоренности Л. и Л.В. до 26 июня 2005 года продолжали сбор конопли, которую в пять приемов сбыли С. В указанный день осужденные при сбыте С. очередной партии конопли были задержаны, и у них было изъято еще 11 мешков приготовленной для реализации конопли.

В каждом эпизоде сбыта конопли и в общем ее количестве, в том числе, и нереализованной, ее масса составляет особо крупный размер.

Вместе с тем, правовая оценка действиям Л. судом дана неправильно. С выводом о наличии в его действиях совокупности преступлений, подлежащих самостоятельной квалификации, согласиться нельзя.

Доказательства, положенные в основу приговора, подтверждают его вину в совершении преступления.

Однако эти же доказательства свидетельствуют о том, что Л. совершил по единому умыслу однородные и тождественные действия, направленные на попытку сбыта наркотического средства в особо крупном размере.

Его сбыт происходил одним и тем же лицам - сотрудникам милиции С. и Я., проводивших в качестве покупателей оперативно-розыскное мероприятие, которые по единой договоренности, в несколько приемов приобрели у осужденного марихуану.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что все указанные выше действия Л. образуют одно продолжаемое преступление и не свидетельствуют о совокупности преступлений по названным выше эпизодам.

В связи с этим все действия Л., квалифицированные отдельно по каждому эпизоду обвинения, подлежат единой квалификации по ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ с назначением по ней наказания в пределах ранее назначенного с применением ст. 64 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы, с исключением указания о назначении наказания с применением ст. 69 УК РФ (Дело N 83-Д08-6).

Единое продолжаемое преступление характеризуется тем, что оно совершается в результате разрозненных по времени действий, которые представляют собой лишь отдельные элементы достижения лицом общей цели. В связи с чем возникает необходимость в определении признаков, которые бы способствовали безошибочно отграничивать такое преступление от квалификации по совокупности. Такие признаки могут выражаться в следующем.

Если лицо занималось реализацией наркотического средства одного и того же вида, одному и тому же лицу, в одном и том же месте и одним и тем же способом с незначительным разрывом по времени между эпизодами противоправной деятельности, такие действия лица, безусловно, представляют собой по существу единое продолжаемое преступление, направленное на сбыт наркотических средств.

Приговором Симоновского районного суда г.Москвы от 17 марта 2009 г. Е. была признана виновной и осуждена: по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа; по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

Президиум Московского городского суда в судебном заседании 21 мая 2010г. установил следующее.

Приговором Е. признана виновной в том, что в период до 16 апреля 2008 г. она незаконно приобрела в целях дальнейшего незаконного сбыта не менее одного свертка с наркотическим средством – героином массой не менее 0,042 гр. 16 апреля 2008 г., примерно в 15 часов 45 минут, Е,.находясь по адресу: г. Москва, Судостроительная ул., д. 7 незаконно сбыла (продала) Ш. за 1 500 рублей вышеуказанный сверток с героином массой 0,042 гр.

Она же была признана виновной в том, что в период до 17 апреля 2008 г. незаконно приобрела в целях дальнейшего незаконного сбыта не менее одного свертка с наркотическим средством – героином, массой не менее 0,58 гр., что является крупным размером. 17 апреля 2008 г., Е, .примерно в 16 часов 25 минут, находясь по адресу: г. Москва, Судостроительная ул., д. 7 незаконно сбыла (продала) Ш. за 1 500 рублей вышеуказанный сверток с героином массой 0,58 гр.

Она же была признана виновной в том, что в период до 22 апреля 2008 г. незаконно приобрела в целях дальнейшего незаконного сбыта не менее четырех свертков с наркотическим средством – героином массой не менее 2,59 грамма, что является особо крупным размером, которое незаконно хранила при себе. 22 апреля 2008 г., Е., примерно в 16 часов 05 минут, находясь по адресу: г. Москва, Судостроительная ул., д. 7 незаконно сбыла (продала) Ш. за 6 000 рублей вышеуказанный сверток с героином массой 2,59 грамма, что является особо крупным размером.

Однако Е. во всех трех случаях свой умысел на незаконный сбыт наркотического средства до конца не довела по независящим от ее воли обстоятельствам, так как действия Ш. контролировались сотрудниками милиции в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия, и наркотические средства были изъяты из незаконного оборота.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с незаконным оборотом наркотических средств 16, 17 и 22 апреля 2008 года, и обоснованно постановил в отношении Е. обвинительный приговор.

Вместе с тем, из материалов дела видно, что 16 апреля 2008 г. Е., находясь по адресу: г. Москва, ул. Судостроительная д. 7 сбыла Ш. наркотическое средство – героин массой 0,042 грамма. После чего, 17 и 22 апреля 2008 года, вновь находясь по тому же адресу, сбыла Ш. наркотическое средство – героин массой 0,58 и 2,59 грамма соответственно.

Таким образом, Е. занималась реализацией наркотического средства одного и того же вида (героина), одному же и тому же лицу – Ш., в одном и том же месте и одним и тем же способом с незначительным разрывом по времени между тремя эпизодами противоправной деятельности, представляющей собой по существу единое продолжаемое преступление, направленное на сбыт наркотических средств в особо крупном размере. При этом органами внутренних дел до 22 апреля 2008 года предусмотренных законом мер по пресечению преступной деятельности Е. не предпринималось.

На основании изложенного, президиум постановил:

Приговор Симоновского районного суда г.Москвы от 17 марта 2009 г. в отношении Е. изменить: её действия, за которые она осуждена по ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 228-1 УК РФ, ч.3 ст.30, п.«б» ч.2 ст. 228-1 УК РФ и ч.3 ст. 30, п.«г» ч.3 ст. 228-1 УК РФ, квалифицировать как единое преступление по ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст. 228-1 УК РФ, по которой с применением ст. 64 УК РФ назначить 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа. Исключить из её осуждения указание на применение положений ч.3 ст. 69 УК РФ (Дело № 44у-115/10).

Как единое продолжаемое преступление следует квалифицировать и такие действия лица, когда в целях сбыта было приобретено наркотическое средство, но реализовано таковое было лишь частично, а оставшаяся часть была обнаружена по месту жительства сбытчика.

О такой квалификации могут свидетельствовать не только действия по приобретению наркотика в целях сбыта и умысел лица на сбыт, но и количество изъятого у него наркотического средства, способ его расфасовки, хранения, сбыта части наркотика, что должно быть документально подтверждено, например, при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 14 от 15 июня 2006 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном размере совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств, не образующую крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228-1 УК РФ.

Аналогичные правила должны применяться и при квалификации действий лица за сбыт наркотика в особо крупном размере.

Приговором Нагатинского районного суда города Москвы от 25 июля 2007 г. К.Е. была осуждена: по ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228-1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года 6 месяцев, без штрафа; по ч.1 ст.30, п.«б» ч.2 ст.228-1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года, без штрафа. На основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 5 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Президиум Московского городского суда в судебном заседании 16 апреля 2010 г. установил следующее.

К.Е. признана виновной в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, в особо крупном размере, а также в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере.

Преступления К.Е. совершены, как указано в приговоре, при следующих обстоятельствах.

05 марта 2007 года, примерно в 17 часов 45 минут, по адресу: г.Москва ул. Шипиловская у выхода из станции метро «Орехово», в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» К.Е. попыталась незаконно сбыть М., находящееся в 3 папках наркотическое средство – героин, общей весом 2,58 грамма - в особо крупном размере. Две папки, в которых находилось наркотическое средство – героин, весом 1,78 грамма, она передала М. и получила от него за них деньги - 6000 рублей, а третью, в которой находился героин, весом 0,80 грамма, М. у нее не взял, объяснив это тем, что не имеет денег на оплату. Однако К.Е. не довела преступление до конца по причинам, не зависящим от ее воли, так как проводилась «проверочная закупка» наркотика сотрудниками милиции, и она была задержана.

Она же, в период времени до 17 часов 45 минут 05 марта 2007 года приготовила к сбыту наркотическое средство в крупном размере – героин, весом 1,07 грамма, который хранился в удобном для сбыта виде в ее квартире, по адресу: г.Москва, Шипиловский проезд, 41 до указанного времени – 17 часов 45 минут 05 марта 2007 года, когда она была задержана милицией. То есть К.Е. создала условия для последующего сбыта героина, однако не довела преступление до конца по причинам, не зависящим от ее воли, так как она была задержана сотрудниками милиции, которые позже в ходе обыска в ее жилище, изъяли вышеуказанное наркотическое средство – героин, весом 1,07 грамма.

Изучив материалы уголовного дела, президиум находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности К. в совершении преступлений, за которые она осуждена, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ и должная оценка которых даны в приговоре.

Однако, как усматривается по делу, К.Е. приготовила для сбыта наркотическое средство – героин, в особо крупном размере в 5 папках, сбыв 2 из них М.

Поскольку К.Е. реализовала лишь часть имеющегося у нее наркотического средства – героина, а намеревалась сбыть его в несколько приёмов, то всё содеянное ей в соответствии с действующим законодательством и судебной практикой подлежит квалификации по ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228-1 УК РФ.

На основании изложенного, президиум постановил:

Приговор Нагатинского районного суда города Москвы от 25 июля 2007 года в отношении осужденной К.Е. изменить: ее действия, предусмотренные ч.3 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228-1 УК РФ и ч.1 ст. 30, п. «б» ч.2 ст. 228-1 УК РФ, квалифицировать по ч.3 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ и назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде 3 (трех) лет лишения свободы. Исключить из приговора применение ст.69 ч.3 УК РФ (Дело № 44у-100/10).

Единое продолжаемое преступление характеризуется количественными и качественными признаками. Количественные признаки выражаются в неоднократных преступных действиях тождественного характера, направленных на один и тот же объект посягательства, когда все эпизоды сбыта наркотика, как по форме, так и по способу осуществления намерения аналогичны между собой и направлены на достижение единой цели – сбыту ранее приобретенного наркотика. Качественные же признаки выражаются в незавершенности таких действий, поскольку каждое из таких действий является продолжением начатого, но еще не оконченного преступления.

Поэтому в случаях, когда лицо совершает несколько действий, каждое из которых самостоятельно может быть квалифицировано по ст.228-1 УК РФ, выбор квалификации должен определяться вышеизложенными признаками.

При отграничении продолжаемого преступления от совокупности следует также учитывать, что неустранимые сомнения в наличии единого умысла на сбыт наркотика должен быть истолкован в пользу квалификации по единому продолжаемому преступлению.

Анализ судебной практики, выявление ошибок, допускаемых органами предварительного следствия и судами при определении квалификации по ст.228-1 УК РФ, позволяют поставить вопрос о законодательном урегулировании в специальной норме УК РФ понятия единого продолжаемого преступления, поскольку именно закон должен регулировать вопросы уголовной ответственности для лиц, совершивших несколько тождественных деяний, которые могут образовывать единое продолжаемое преступление, и ликвидировать дестабилизацию в правоприменительной практики.

В связи с чем в целях единообразного толкования уголовный закон необходимо дополнить статьей о едином продолжаемом преступлении следующего содержания: «Единым продолжаемым признается преступление, которое состоит из ряда отдельных тождественных действий, объединенных единым умыслом и направленных на один и тот же объект посягательства с целью достижения общего результата».

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов