Судебная практика стороны защиты
Полезное

Признаки добровольного отказа от совершения преступления, освобождающие от уголовной ответственности при приготовлении к сбыту наркотиков

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Признаки добровольного отказа от совершения преступления, освобождающие от уголовной ответственности при приготовлении к сбыту наркотиков»

 

ПРИГОВОР

от 17 августа 2015 года

(извлечение)

 

Старооскольский городской суд Белгородской области, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного  ч.1 ст. 30, п «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, установил:

Органом предварительного расследования М. обвиняется в совершении приготовления к незаконному сбыту наркотического средства группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, то есть в преступлении, предусмотренном ч.1 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ при следующих обстоятельствах:.

Не позднее 17 февраля 2015 года М., договорившись с неустановленным лицом о совершении незаконного сбыта наркотических средств на территории г. Старого Оскола, распределив при этом свои роли, из тайника, указанному неустановленным лицом, расположенному по адресу: (данные изъяты), забрал наркотическое средство (данные изъяты), которое 18 февраля 2015 года в вечернее время, действуя в составе группы лиц по предварительному сговору с неустановленным лицом, находясь в лесополосе, расположенной в районе МБУЗ, расположенной по адресу: (данные изъяты), спрятал в трех тайниках данное наркотическое средство. Однако довести до конца свой преступный умысел, направленный на распространение наркотического средства, М. и неустановленное лицо не смогли по независящим от них обстоятельствам, так как указанное наркотическое средство в период с 18 часов 27 минут по 19 часов 17 минут 20 февраля 2015 года было изъято из незаконного оборота сотрудниками УМВД России по г.Старому Осколу.

В ходе судебных прений государственный обвинитель квалифицировал действия М. по данному преступлению по ст. 30 ч.1, ст. 228.1 ч. 4 п. «г» УК РФ, как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.

Подсудимый свою вину в совершении указанного преступления не признал, не отрицал факты закладок наркотического средства в тайники в лесополосе возле Горбольницы № 2, указал, что он добровольно отказался от преступления – сбыта наркотического средства, это преступление на было окончено только потому, что он сообщил о тайниках с наркотическим средством правоохранительным органам.

Стороной обвинения в качестве доказательств вины подсудимого в инкриминируемом преступлении представлены показания М., показания свидетелей Л. и П., протокол осмотра места происшествия, заключение химической экспертизы, протоколы осмотров предметов, протокол выемки.

Старший оперуполномоченный ОУР ОП №1 УМВД России по г.Старому Осколу Л. показал: 20.02.2015 года в ходе беседы с М. он выяснил, что М. приобретал наркотик у неизвестного лица, через закладки, посредством интернет-чата. Впоследствии это лицо предложило ему совместно распространять наркотики, на что М. согласился. Он добровольно сообщил, что совсем недавно он сделал три закладки наркотического средства в лесу в районе МБУЗ, а затем добровольно показал тайники с наркотиками, которые были изъяты. Иной информации об указанных тайниках они не имели.

Из показаний свидетеля П. данных ею в ходе предварительного расследования, и оглашенных в судебном заседании на основании ч.3 ст.281 УПК РФ следует, что она сожительствует с М. От него ей известно, что он является потребителем наркотических средств и распространяет их путем закладки наркотиков в тайники, адреса которых сообщает неизвестному лицу через интернет-чат, получает за это денежные средства. 18.02.2015 года в лесополосе около Горбольницы №2 М. спрятал три свертка, прикрепленных к палочкам. Она об этом никому не сообщала.

Понятой Б.. в ходе предварительного расследования пояснял, что 20.02.2015 года около 18 часов он участвовал в осмотре места происшествия – лесополосы в районе Горбольницы № 2. М. добровольно показал три места и пояснил, что он сделал закладки наркотического средства. Из тайников, указанных М., были изъяты три свертка с прикрепленными к ним китайскими палочками. Указанные показания были оглашены с согласия сторон в судебном заседании.

Изложенное объективно подтверждается протоколом осмотра места происшествия от 20.02.2015 года, из которого следует, что осмотрена территория лесопосадки, расположенной в районе МБУЗ, где обнаружены и изъяты три свертка с содержимым, привязанные к деревянным палочкам.

Несмотря на то, что в указанном протоколе нет записи о том, что М. участвовал в осмотре места происшествия, суд находит факт его участия в осмотре лесополосы в районе Горбольницы № 2 доказанным, поскольку это подтверждают и старший оперуполномоченный ОУР ОП №1 УМВД России по г.Старому Осколу Л. и понятой Б.

Справка эксперта № от 20.02.2015 года, заключение химической экспертизы № от 14.03.2015 года, протокол осмотра предметов от 27.03.2015 года подтверждают только то, что вещество, изъятое 20.02.2015 года из лесопосадки в районе МБУЗ, является наркотическим средством – (данные изъяты).

Протокол выемки от 21.02.2015 года, протокол осмотра предметов от 09.06.2015 года свидетельствуют о том, что в сотовом телефоне М. в приложении обнаружены заметки с информацией о тайниках с наркотическими средствами и инструкциями о способе сбыта наркотиков посредством тайника.

Как пояснил в судебном заседании подсудимый М., все эти заметки направлены ему неизвестным лицом, с которым он распространял наркотические средства, его заметок и сообщений этому лицу в его телефоне не сохранилось. Сам он отрицал факт сообщения неустановленному лицу адресов закладок наркотических средств, произведенных им 18.02.2015 года, и получения им оплаты за эти закладки.

Суд признает исследованные в судебном заседании доказательства относимыми, допустимыми, поскольку они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Вместе с тем, анализируя представленные доказательства, положения ст.ст.30, 31 УК РФ, суд приходит к следующему.

Главным условием, которое делает действия, указанные в ч.1 ст.30 УК РФ, самостоятельной стадией совершения преступления, дающей в ряде случаев основание для уголовной ответственности, является не доведение преступления до конца по независящим от воли данного лица обстоятельства. В противном случае возможен добровольный отказ от совершения преступления, что освобождает лицо от уголовной ответственности за совершение приготовительных действий (ст.31 УК РФ).

В данном случае, доведение преступления - сбыта наркотического средства до конца зависело исключительно от воли М., поскольку лишь после добровольного сообщения подсудимого о закладке наркотического средства в тайники и указания им мест нахождений тайников, сотрудники полиции смогли обнаружить и изъять указанный наркотик.

С учетом скрытости и неочевидности места расположения тайников – в лесополосе, М. осознавал возможность сохранения содержимого тайников. То есть, он имел реальную возможность довести свой умысел на сбыт наркотика до конца, получить за это денежные средства, знал об этом, но добровольно и окончательно прекратил действия, направленные на совершение этого преступления.

Как лицо, добровольно и окончательно отказавшееся от доведения преступления до конца, Мосеев в соответствии с ч. 2 ст. 31 УК РФ подлежит освобождению от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Состав данного преступления в его действиях отсутствует.

Не подлежит Мосеев уголовной ответственности по этому эпизоду и за фактически совершенное им преступление - хранение наркотического средства в крупном размере, так как оно было добровольно выдано. Таким образом, на него, в данном случае распространяются правила освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные Примечанием N 1 к ст. 228 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

Оправдать М. по ч.1 ст.30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (приготовление к сбыту наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в крупном размере) в связи с добровольным отказом от преступления.

Признать за М. на основании ст. ст. 133 - 134 УПК РФ право на реабилитацию, направив ему извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов