Судебная практика стороны защиты
Полезное

Приготовление к сбыту наркотика, как обстоятельство, подлежащее доказыванию

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Приготовление к сбыту наркотика, как обстоятельство, подлежащее доказыванию»

 

Приготовление к сбыту наркотиков, хотя и является неоконченным составом преступления, но, как правило, составной частью включает в себя совершение действий, предусмотренных диспозицией ст.228 УК РФ по незаконному приобретению и хранению наркотических и психотропных средств и веществ. В связи с чем при квалификации по ч.1 ст.30 и соответствующей части стю228.1 УК РФ, совершение действий по незаконному приобретению и хранению наркотиков, относящиеся к оконченному составу преступления, подлежат первичному доказыванию при производстве по уголовному делу, поскольку правильное установление обстоятельств приобретения и хранения наркотиков влияет на вопросы квалификации. Поэтому в тех случаях, когда устанавливается, что приобретение и хранение наркотиков было связано с целями их дальнейшего сбыта, то такие действия квалифицируются по ч.1 ст.30 и соответствующей части ст.228.1 УК РФ, если же без целей сбыта, то по соответствующей части ст.228 УК РФ.

 

Постановление

Президиума Московского областного суда

№ 346

от 16.07.2014 г.

 

По приговору Щелковского городского суда Х. осужден по ст.ст.30 ч. 1, 228-1 ч. 4 п. «г» УК РФ, Ш. осужден по ст.ст. 30 ч. 1, ст. 228-1 ч. 4 п. «г»; ст.ст. 33 ч.5, 327 ч.1 УК РФ с применением ч.2 ст. 69 УК РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда  приговор  в отношении Ш. изменён: Ш. от назначенного наказания по ч.5 ст. 33, ч.1 ст. 327 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 год освобожден на основании ст. 78 УК РФ, в связи с истечением сроков давности; из приговора исключено указание о назначении Ш. наказания по совокупности преступлений на основании ч.2 ст.69 УК РФ, окончательное наказание снижено. В отношении Х. приговор оставлен без изменения.

С учётом внесённых апелляционным определением изменений, Х. и Ш.  были признаны виновными в  приготовлении  к незаконному  сбыту наркотических средств в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.     

В обоснование выводов о виновности Ш. и Х. суд в приговоре сослался на показания свидетелей - оперативных сотрудников Службы УФСКН об обстоятельствах задержания  осужденных  в связи с имевшийся у них оперативной информацией о том, что при личном досмотре задержанных было обнаружено и изъято:  у Ш. 1 сверток, а у Х. 2 свёртка из  полимерного материала с порошкообразным веществом; на показания свидетеля-понятого, подтвердившего факт задержания Х. и Ш., у которых в ходе личного досмотра, в его присутствии  и в присутствии второго понятого были обнаружены и изъяты свертки с порошкообразным веществом; на заключение судебно-химической экспертизы, согласно  которому  вещество, изъятое у осужденных,  является наркотическим средством - смесью, в состав которой входит героин, ранее эти вещества могли составлять единую массу; на другие исследованные доказательства.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с незаконным хранением осужденными наркотических средств. Вместе с тем, вывод о виновности Х.  и Ш. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, сделан судом без полного, всестороннего и объективного исследования и оценки всех доказательств по делу.

В соответствии со ст. 30 ч. 1 УК РФ, под приготовлением к преступлению понимается приискание, изготовление или приспособление лицом средств и орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

По смыслу закона, само по себе большое количество обнаруженного у виновного наркотического средства не может свидетельствовать о наличии у лица умысла на сбыт наркотического средства.

Осужденный  Х.  вину в незаконном сбыте наркотических средств  по предварительному сговору с Ш. не признал и утверждал, что наркотическое средство было ему подброшено. Ш.  частично признавал вину, утверждал, что наркотическое средство приобрел для личного употребления. Эти  показания осужденных были последовательны с момента их задержания.

Суд, критически оценивая эти показания, указал в приговоре, что они опровергаются показаниями сотрудников наркоконтроля, не имеющими причин для оговора осужденных. Но указанные свидетели показали в суде, что не располагали достоверной информацией о том, что именно Х. и Ш. занимаются сбытом наркотического средства, и оперативно-розыскное мероприятие "наблюдение" проводилось не в отношении конкретно Ш. и Х., а в отношении неустановленных лиц таджикской национальности, которые  передвигаются на автомашине ВАЗ 21114 черного цвета г.н. (данные изъяты) и занимаются незаконным сбытом наркотического средства -  героина  в крупном размере на территории г. Фрязино Московской области.

Кроме того, в ходе проведения ОРМ вместе с Х. и Ш. в автомашине находился и был задержан Р., который также является лицом таджикской национальности, однако к уголовной ответственности  он привлечен не был.

Таким образом доводы об отсутствии в материалах уголовного дела бесспорных доказательств наличия у осужденных предварительного сговора и  умысла на сбыт находившегося у них при себе наркотического средства - героина, общей массой 135, 12 грамма следствием и судом не опровергнуты.

В связи с этим,  согласно ст. 14 ч. 3 УПК РФ, толкуя все сомнения в пользу обвиняемых, президиум переквалифицировал действия Х. и Ш. со ст.ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 4 п. "г" УК РФ на ст. 228 ч. 2 УК РФ как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов