Судебная практика стороны защиты
Полезное

Если лица, которым, по версии органов следствия, осуществлялся или мог осуществляться сбыт наркотиков, установлены не были, квалификация по ст. 228.1 УК РФ исключена

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Если лица, которым, по версии органов следствия, осуществлялся или мог осуществляться сбыт наркотиков, установлены не были, квалификация по ст. 228.1 УК РФ исключена»

 

ПРИГОВОР

10 сентября 2015 года

Дело № 1-472/2015

(извлечение)

 

Курчатовский районный суд г.Челябинска, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению П. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228.1 ч.4 п. «г» УК РФ; ст. 30 ч. 1, ст. 228.1 ч.4 п. «г» УК РФ; ст. 230 ч.3 п. «б» УК РФ и С. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228.1 ч. 4 п. «г» УК РФ; ст. 30 ч.1, ст. 228.1 ч.4 п. «г» УК РФ, установил:

П. и С. в период времени до 10 мая в 2015 г.  в неустановленном месте на территории г.Челябинска, посредством электронной информационно -телекоммуникационной сети – сотовой связи, у неустановленного лица незаконно приобрели реактивы необходимые для незаконного изготовления смеси, содержащей наркотическое средство мефедрон (4-метилметкатинон) в крупных размерах без цели сбыта для личного употребления, и доставили их в квартиру к лицу, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, расположенную по адресу: г. Челябинск, Курчатовский район (данные адреса изъяты). По устной договоренности с последним, совместными действиями, используя посуду и бытовые приборы лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, незаконно изготовили смесь, содержащую наркотическое средство мефедрон (4-метилметкатинон) в крупном размере, массой не менее 80,613 грамма и разделили в 4 полимерных пакетика массами 24,8 грамма, 25 грамм, 23,2 грамма и 6,61 грамма. Часть смеси, содержащей наркотическое средство мефедрон (4-метилметкатинон), в значительном размере, массой 1,003 грамма осталась в виде остатка на металлической ложке для совместного употребления. После совместного употребления изготовленного наркотического вещества, С. и П. были задержаны сотрудниками УФСКН при выходе из дома (адрес изъят) в городе Челябинске, при обыске наркотическое вещество мефедрон было у них изъято.

По заключению эксперта вещество, изъятое у П. массой 23,2 грамма и С. массой 49,8 граммов, отнесено к наркотическому средству мефедрону (4-метилметкатинон). Мефедрон (4-метилметкатинон) на основании “Списка наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации запрещен, в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации” (Список 1), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации, отнесен к наркотическим средствам.

На основании Постановления Правительства РФ №  1002 "Об утверджении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации" и примечания 2 к ст. 228 УК РФ, смесь, содержащая наркотическое средство – мефедрон (4-метилметкатинон) масса изъятого 49,8 граммов и 23,2 грамма относится к крупному размеру.

В судебном заседании подсудимый С. пояснил, что в середине сентября 2014г. через интернет нашел способ приготовления наркотика мефедрона, стал изготавливать его самостоятельно. Впоследствии познакомился с П., с которым вместе стали изготавливать мефедрон. Складывались деньгами на ингредиенты, он варил наркотик, П. ему помогал деньгами, а также помогал перевозить ингредиенты, готовый мефедрон делили пополам для личного употребления. Позже П. познакомил его с А., который предложил им изготавливать мефедрон в его квартире, они в свою очередь давали часть изготовленного совместными действиями, мефедрона А. и вместе с ним употребляли изготовленный мефедрон. При изготовлении в квартире у А. пользовались его посудой, плитой. А. всегда присутствовал дома при изготовлении наркотика.

10 мая 2015г. вместе с П. приобрели у постоянного поставщика набор для изготовления мефедрона, потом поехали к А. на квартиру, где изготовили мефедрон, после чего часть мефедрона вместе с А. употребили, часть оставили на столе, остальное разделили между ним и П. На выходе из квартиры были задержаны сотрудниками УФСКН России по Челябинской области. В квартире при обыске изъяли набор для изготовления мефедрона, сам мефедрон, который они оставили для А., у них с П. изъяли мефедрон, который они разделили между собой и положили себе в одежду.

В судебном заседании подсудимый П. вину признал частично и пояснил, что употребляет наркотические средства, употреблял мефедрон. В 2014г. он встретил Суенбаева, который рассказал ему, что изготовил мефедрон, но изготовил его неправильно, так как нет места для его изготовления. В ходе разговора он вспомнил о А., который живет один и приехал к нему домой, рассказал об изготовлении мефедрона. А. сам предложил свою квартиру, как место для его изготовления. 10 мая 2015г. он и С. приехали в квартиру А., где на кухне С. начал готовить мефедрон, он пользовался плитой и посудой, которую дал А. Его роль в изготовлении мефедрона сводилась к помощи физической, помочь поднести, подать. После изготовления мефедрона, они его разделили, большую часть взял себе С., какую-то часть взял он, остатки мефедрона они втроем он, А. и С. употребили, а меньшая часть от общего количества досталась А. При выходе из квартиры они были задержаны сотрудниками УФСКН, наркотическое средство у них изъято. Кроме того, П. пояснил, что изготавливали мефедрон для себя, для личного употребления, так как каждый из них употреблял наркотики. А. они мефедрон не сбывали, он вместе с ними его употребил и какая-то часть изготовленного совместными силами, наркотика, досталась ему. Кроме того, он пояснил, что С. к употреблению наркотических средств не склонял. Когда он с ним познакомился, тот уже употреблял наркотики, потом С. начал употреблять мефедрон.

Свидетель А. в судебном заседании, пояснил что с П. знаком с 2014г., с С. с 2015г. Он употребляет наркотики с 2014 года еще до знакомства с П., сначала употреблял марихуану, а затем мефедрон. К нему домой пришел П., который предложил ему готовить мефедрон у него дома, поскольку А. проживал один. Он согласился. Через некоторое время П. пришел к нему домой вместе с С., они изготовили мефедрон, который частично вместе употребили, какую-то часть оставили ему. При изготовлении мефедрона он разрешил С. пользоваться его посудой, плитой, а сам проветривал квартиру. 10 мая 2015г. П. и С. пришли к нему домой, для того, чтобы изготовить мефедрон, он был дома, они прошли на кухню, когда приготовили, они все вместе употребили мефедрон, потом П. и С. оставили часть наркотика ему для употребления в пакетике – «гриппер», остальное забрали с собой. Когда они вышли из квартиры, на лестничной площадке их задержали сотрудники наркоконтроля. После чего в квартире был проведен обыск, в ходе которого был изъят пакетик с мефедроном, который ему оставили П. и С., электронные весы, пустые пакетики и посуда, при помощи которых П. и С. готовили наркотик.

Органами предварительного следствия действия П. и С. квалифицированы по п. «г»ч.4 ст. 228.1 УК РФ как незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей и ч.1 ст.30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств совершенный группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, с использованием электронных или информационно –телекоммуникационных  сетей, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этих лиц обстоятельствам.

Кроме того, П. обвиняется в совершении преступления предусмотренного п. «б» ч.3 ст. 230 УК РФ склонение к употреблению наркотических средств, повлекшее тяжкие последствия.

Суд считает, что действия С. и П., квалифицированные в совершении преступлений предусмотренных ст.ст. «г» ч.4 ст. 228.1, ч.1 ст.30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ подлежат переквалификации на ч.2 ст. 228 УК РФ, как незаконное изготовление, хранение наркотических средств, без цели сбыта, в крупном размере.

Давая указанную оценку содеянного, суд считает, что органами следствия не представлено доказательств, свидетельствующих об умысле подсудимых на сбыт наркотического средства и приготовления к сбыту.

По смыслу закона для квалификации действий нескольких лиц как незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору необходимо установить не только факт их предварительного сговора о сбыте наркотических средств в будущем, но и непосредственное участие таких лиц в той или иной форме в процессе сбыта наркотических средств конкретным лицам.

Как видно из показаний подсудимых они договорились с А. о том, что будут изготавливать мефедрон в его квартире, каждый из них выполнял в изготовлении наркотика свою роль, после изготовления они совместно употребляли мефедрон, делили его между собой.

Свидетель А. подтвердил показания подсудимых в этой части, пояснив, что в изготовлении наркотика каждый выполнял свою роль. Поскольку готовить мефедрон умел только С., каждый из них помогал ему в этом. Он, например, предоставил свою квартиру, разрешил пользовать плитой, посудой, в которой готовился наркотик, проветривал квартиру, чтобы запах не услышали соседи, убирал посуду после изготовления на балкон, мыл ее. После изготовления мефедрона, они совместно его употребили, а затем разделили между собой.

Такие же показания дали подсудимые П. и С., подтвердив, что в изготовлении мефедрона каждый исполнял свою роль. Наркотик они изготавливали для личного употребления, поскольку являются наркозависимым.

Их показания в этой части подтверждены и заключениями экспертиз, согласно которым П. и С. страдают наркоманией и нуждаются в лечении.

Из показаний свидетеля Р. следует, что с момента получения оперативной информации до момента её реализации и задержания П., С. фактов сбыта ими наркотических средств зафиксировано не было, лица которым они сбывали наркотические средства, или могли сбыть установлены не были.

При таких обстоятельствах суд не может считать, что действия П. и С. были направлены на сбыт наркотического средства А.

Органами предварительного следствия и стороной обвинения в судебном заседании, не приведены доказательства, свидетельствующие о наличии предварительной договоренности С. и П. о незаконном сбыте ими  наркотических средств А., а также о приготовлении к сбыту наркотического средства, изъятого при задержании подсудимых.

В материалах уголовного дела не имеется доказательств, свидетельствующих о приготовлении подсудимых к сбыту изъятого у них наркотического средства. Само количество изъятого мефедрона не может свидетельствовать о приготовлении к сбыту.

Суд считает убедительными доводы подсудимых о том, что наркотическое средство изготовили для личного потребления, поскольку в день задержания они находились в состоянии наркотического опьянения и по заключению эксперта страдают наркоманией и нуждаются в лечении.

Давая оценку действиям подсудимого Прохорова, квалифицированную органами предварительного следствия по п. «б» ч.3 ст. 230 УК РФ, суд считает, что в совершении указанного преступления П. подлежит оправданию.

Объектом указанного преступления является жизнь и здоровье конкретного лица, но им не может являться лицо, ранее уже употреблявшее наркотические средства или психотропные вещества. Склонение уже склонного к потреблению наркотических средств и психотропных веществ лица, лежит за рамками состава данного преступления. Такого рода действия есть, уже не склонение к потреблению, а продолжение потребления соответствующих препаратов, пусть даже разных видов.

Из показаний А. в судебном заседании следует, что до знакомства с П. он употреблял наркотические средства в том числе и мефедрон, от употребления мефедрона никаких тяжких последствий для него не наступило. Он состоит на учете в наркологическом диспансере, но никакого лечения ему не назначено, по рекомендации врача он регулярно сдает анализы.

Поскольку органами следствия и стороной обвинения не представлено иных доказательств, подтверждающих вину П. в совершении указанного преступления, а в соответствии со ст.14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

При таких обстоятельствах П., в совершении указанного преступления подлежит оправданию в связи с непричастностью к совершению преступления.

Руководствуясь ст.ст. 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

П. в совершении преступления предусмотренного п. «б» ч.3 ст. 230 УК РФ в соответствии со ст. 302 ч.2 п. 2 УПК РФ оправдать за непричастностью его к совершению указанного преступления.

П. признать виновным в совершении преступления предусмотренного ст. 228 ч.2 УК РФ.

С. признать виновным в совершении преступления предусмотренного ст. 228 ч.2 УК РФ. 

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов