Судебная практика стороны защиты
Полезное

Действия оперативных сотрудников по подбрасыванию наркотиков с целью последующего их изъятия и имитации совершения лицом умышленного преступления по ст.228 УК РФ влекут уголовную ответственность.

ontop

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

 

 

«Действия оперативных сотрудников по подбрасыванию  наркотиков с целью последующего их изъятия и имитации совершения лицом умышленного преступления по ст.228 УК РФ влекут уголовную ответственность.»

 

 

Приговором Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 6 декабря 2017 г. Ж.А.А признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.228, ч.1 ст.286 УК РФ.

Суд установил (извлечение).

Ж.А.А. незаконно перевозил и хранил наркотическое средство в значительном размере, а также являясь должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства при следующих обстоятельствах.

Подсудимый Ж.А.А., с целью незаконного хранения и использования для имитации факта совершения знакомым С. преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ – незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере, в не установленном месте, у не установленного лица приобрел наркотическое средство - марихуана, массой в высушенном виде 27,48 грамма, что в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации  № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» образует значительный размер, и незаконно хранил при себе без цели сбыта примерно  до передачи С. в салоне своей автомашины марки «Опель Астра»  на автостоянке, с целью последующего изъятия наркотического средства у знакомого С. и имитации совершения последним преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ.

Он же, Ж.А.А. имея специальное звание старшего лейтенанта полиции и занимая должность оперативного уполномоченного полиции отделения УУП и ПДН Управления МВД России по КБР, то есть являясь должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти в государственном органе, совершил умышленное преступление против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления при следующих обстоятельствах.

 Ж.А.А., будучи должностным лицом и находясь при исполнении своих должностных обязанностей, умышленно, осознавая, что его действия явно выходят за пределы предоставленных ему нормативно-правовыми актами полномочий, не осуществляя свою деятельность на основе соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина, действуя из соображения карьеризма, желая искусственно повысить оценку результатов своей работы по выявлению и раскрытию преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, и тем самым приукрасить перед своим руководством действительное положение дел относительно эффективности своей работы и составить положительное мнение о своих деловых качествах как о добросовестном и профессиональном сотруднике, находясь в здании Управления МВД России по КБР, убедил подозреваемого по ч.1 ст.228 УК РФ по уголовному делу  С. совершить противоправные действия в отношении Я. и пообещал способствовать смягчению его наказания по результатам судебного разбирательства, а также сокрыть факт его судимости от информационного центра МВД РФ, предложил С. подбросить в салон управляемой Я. автомашины наркотические средства с целью последующего изъятия и имитации совершения последним умышленного преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ. Договорившись, что указанное предложение Ж.А.А. он обдумает и примет решение в течение суток, С покинул здание Управления МВД России по КБР.

Далее, в продолжение своих преступных действий, Ж.А.А. вновь встретился с С. возле здания УМВД России по КБР, где продолжил склонять его к совершению вышеуказанных противоправных действий в отношении Я., в ходе которого С. сообщил ему, что обдумает его предложение и в случае своего согласия позвонит и сообщит ему об этом.

Затем, получив по телефонному звонку от С. о его согласии совершить вышеописанные противоправные действия в отношении Я.,Ж.А.А., находясь в здании УМВД России по КБР, продолжая совершать действия, явно выходящие за пределы представленных ему нормативно-правовыми актами полномочий, договорился с последним и согласовал с ним план дальнейших своих противоправных действий, направленных на имитацию совершения Я. преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, согласно которого С. должен был предварительно договориться с Я. о встрече, об этом сообщить Ж.А.А. по телефону за несколько часов до встречи, получить от последнего наркотические средства и подбросить в салон автомашины Я.

Ж.А.А., в продолжение своих преступных действий, направленных на имитацию совершения Я. преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, и совершая действия, явно выходящие за пределы предоставленных ему  нормативно-правовыми актами полномочий, действуя согласно разработанного им и согласованного с С. вышеуказанного плана преступления, находясь в салоне своей автомашины «Опель Астра», передал С. незаконно хранимое при себе наркотическое средство – марихуана, в значительном размере, постоянной массой в высушенном виде 27,48 грамма, после чего был задержан сотрудниками ОРЧ (СБ) МВД по КБР.

В результате превышения Ж.А.А. своих должностных полномочий, им существенно были нарушены охраняемые законом интересы общества и государства, выразившиеся в подрыве авторитета органов внутренних дел, их дискредитация, дезорганизация нормальной, регламентированной законом деятельности государственного аппарата, создание негативного общественного мнения о сотрудниках полиции.

Подсудимый Ж.А.А. в судебном заседании виновность свою в совершении преступлений признал в полном объеме, в содеянном раскаялся, суду показал, что он ежедневно просматривал сводки происшествий, и С. попал в его поле зрения для получения оперативно значимой информации по сбыту наркотических средств. Так как у него были низкие показатели по раскрываемости преступлений, он решил сделать результат, уговорив С. подбросить наркотическое средство для имитации преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, что им и было сделано. В дальнейшем сославшись на ст.51 Конституции РФ от дачи показаний отказался.

Кроме признания подсудимым Ж.А.А. своей вины в совершении преступлений, виновность его в совершении преступлений при указанных выше обстоятельствах нашла своё подтверждение совокупностью добытых в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании доказательств.

Свидетель С. в судебном заседании показал, что в ноябре 2015 г., когда он вместе со своими друзьями  Д. и Я. распивали спиртные напитки, Я. предложил ему попробовать марихуану, отсыпал немножко, завернув в пакет, и по предложению Я. он спрятал его в носок. Через некоторое время Я. ушел, а его и Д. сотрудники задержали, доставили в отделение полиции, где у него в ходе личного досмотра в присутствии понятых изъяли сверток с наркотиком, который ему дал Я. Через несколько дней его по телефону вызвал ранее незнакомый сотрудник полиции Ж.А.А., и в ходе разговора, намекнув, что его подставили, предложил ему подбросить наркотики в машину Я., то есть отомстить ему, пообещав, что при рассмотрении его дела в суде он поговорит с судьей о смягчении ему наказания, и сделает так, чтобы в ИЦ не было сведений о судимости. Он пообещал подумать, рассказал об этом разговоре отцу, и в следующий раз с отцом вместе встретился с Ж.А.А., который все тоже самое рассказал его отцу. Через несколько дней он встретился с Ж.А.А., имея при себе диктофон, сообщил ему, что готов подбросить наркотические средства в автомашину Я, а Ж.А.А. сказал, что он должен позвонить ему за несколько часов до встречи с Я., чтобы Ж.А.А. передал ему наркотические средства, на что он согласился и они разошлись. После этого разговора он с отцом обратились в отдел собственной безопасности МВД по КБР, где установили видео и аудио записывающее оборудование, после чего в условленный день он встретился с Ж.А.А. и записал все, что ему говорил Ж.А.А., который передал ему там же анашу, и сказал, что ее надо подбросить Я. в автомашину именно между спинкой и сидушкой заднего сидения. Выйдя из машины Ж.А.А., он прибыл в здание отдела собственной безопасности, где выдал переданное ему Ж.А.А. наркотическое средство.

Свидетель М., старший оперуполномоченный отдела собственной безопасности МВД по КБР, показал, что в декабре 2015 г. к ним в отдел обратился С. с заявлением, о том, что сотрудник полиции УМВД по КБР по имени А, предлагает ему подбросить наркотические средства его знакомому, которые впоследствии хочет изъять, за что обещает С. помочь с наказанием при разрешении его уголовного дела, так как С. был задержан сотрудниками полиции с наркотическим средством. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий ими было установлено, что это сотрудник полиции Ж.А.А.. в отношении которого было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия оперативный эксперимент. Для этого С., будучи предварительно осмотренным и у которого запрещенных в гражданском обороте веществ и предметов обнаружено не было, с видео и аудио записывающим оборудованием встретился с Ж.А.А. в автомашине  «Опель Астра», и после их встречи Ж.А.А. был задержан, доставлен в ОСБ. После встречи с Ж.А.А. был произведен личный досмотр С., у которого был изъят бумажный сверток с серо-зеленым веществом растительного происхождения. С. пояснил, что данный сверток ему передал Ж.А.А., для того, чтобы он подбросил Я., а впоследствии Ж.А.А. изъял его.

Исследовав представленные суду доказательства, за основу приговора, помимо показаний подсудимого Ж.А.А., данных им в ходе судебного следствия, суд принимает также показания свидетелей, как допрошенных в судебном заседании, так и оглашенных с согласия сторон, и иные письменные материалы дела. Причин, которые бы указывали на заинтересованность свидетелей в оговоре подсудимого, наличие неприязни между ними, судом не установлено. Сомневаться в показаниях свидетелей у суда оснований нет, поскольку все они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Все допрошенные в судебном заседании свидетели, а также свидетели, чьи показания были оглашены в судебном заседании не ссылаются ни на предположения, ни на слухи, подробно рассказывая об обстоятельствах, имеющих отношение к рассматриваемому делу. Показания свидетелей относительно фактических обстоятельств дела по существу непротиворечивы и взаимодополняемы, объективно подтверждены материалами оперативно-розыскных мероприятий, полученными в ходе оперативно-розыскных мероприятий, которые суд признает допустимыми доказательствами, поскольку они получены в соответствии с требованиями Федерального закона 144 «Об оперативно-розыскной деятельности» и статьи 89 УПК РФ.

В результате проведения прослушивания телефонных переговоров нашла подтверждение соответствующая оперативная информация. Решение о производстве оперативно-розыскного мероприятия было принято тогда, когда данная информация стала известна органам ОРЧ СБ МВД по КБР, то есть появились основания подозревать подсудимого в его преступной деятельности. При таких данных «прослушивание телефонных переговоров» было фактически направлено на пресечение преступной деятельности подсудимого, что является одной из задач оперативно-розыскной деятельности и не противоречит требованиям Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Из установленных в судебном заседании фактических обстоятельств следует, что умысел подсудимого на совершение преступлений формировался вне зависимости от деятельности сотрудников правоохранительных органов, участвовавших в проведении оперативно-розыскных мероприятий. Ж.А.А. имел возможность отказаться от совершения действий противоправного характера, обстоятельств, свидетельствующих о том, что сотрудники полиции поставили его в положение, исключающее возможность отказаться от предполагаемых действий, судом не установлено. Провокации преступлений со стороны сотрудников полиции судом не установлено.

Субъективная сторона совершенных Ж.А.А. преступлений характеризуется умышленной формой вины.

Преступления подсудимым совершены с прямым умыслом, он осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий, и желал их наступления.

Анализ приведённых выше доказательств, исследованных в судебном заседании, в своей совокупности свидетельствуют о том, что они последовательны, полностью соотносятся между собой по времени, способу совершения преступлений и объективно соответствуют установленным обстоятельствам преступных деяний, совершенных подсудимым Ж.А.А. Приведенные выше доказательства в ходе следствия получены в соответствии с требованиями процессуального закона, каких-либо нарушений процессуальных прав и законных интересов участников процесса, в том числе подсудимого, органами предварительного расследования не допущено и судом не установлено.

Таким образом, судом с бесспорностью установлены фактические обстоятельства дела, а исследованная совокупность доказательств по нему позволяет сделать вывод о виновности подсудимого Ж.А.А.. в инкриминируемых преступлениях.

Наркотическое средство марихуана, изъятое из незаконного оборота, масса которой в высушенном виде составила 27,48 грамма, приобретенная Ж.А.А. при неустановленных обстоятельствах с целью имитации факта совершения преступления, согласно Постановления Правительства РФ от 01.10.2012г. №  1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229, 229.1 УК РФ», является значительным размером.

Действия Ж.А.А. по факту незаконной перевозки и хранения наркотического средства - суд квалифицирует по ч.1 ст.228 УК РФ по признакам незаконная перевозка и хранения наркотических средств без цели сбыта в значительном размере.

Поскольку на основании приказа  от 18.04.2014г. Ж.А.А. назначен на должность и являлся сотрудником полиции, который относится к правоохранительным органам, и был наделен правом применения мер государственного принуждения для выполнения обязанностей и реализации прав полиции, установленных Федеральным закононом «О полиции», Конституцией РФ и другими федеральными законами, и в силу своего служебного положения постоянно осуществлял функции представителя власти, будучи в пределах своей компетенции наделенный правами предъявлять требовать и принимать решения, обязательные для исполнения гражданами и предприятиями, организациями и учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности, подчиненности и форм собственности, обладая при этом властными полномочиями по отношению к широкому кругу лиц. Указанные обстоятельства свидетельствуют, что на момент совершения инкриминируемых подсудимому преступных деяний Ж.А.А. являлся должностным лицом.

Суд считает установленным и то обстоятельство, что в должностные обязанности Ж.А.А. входило лично принимать активное участие в раскрытии и расследовании преступлений, в соответствии с действующим законодательством в пределах своих полномочий принимать меры по предупреждению и пресечению правонарушений. Об указанном свидетельствует исследованный в судебном заседании должностной регламент Ж.А.А.

Исходя из должностных обязанностей подсудимого и установленных обстоятельств дела, суд считает, что мотивом совершения преступления по эпизоду превышения должностных полномочий - послужила его личная заинтересованность в создании видимости благополучия по линии своей работы и высокой раскрываемости преступлений.

Суд находит вину Ж.А.А. доказанной, и квалифицирует его действия по эпизоду превышения должностных полномочий - по ч.1 ст.286 УК РФ, как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 304, 307, 308, 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать Ж.А.А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.228, ч.1 ст.286 УК РФ (дело № 1-421/17).

 

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов