Судебная практика стороны защиты
Полезное

Когда показания оперативных сотрудников о сбыте наркотика не могут быть в основе приговора

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Когда показаний оперативных сотрудников о сбыте наркотика не могут быть в основе обвинительного приговора»

 

Очень часто  при рассмотрении уголовных дел по ст. 228.1 УК РФ  в качестве основных доказательств, подтверждающих обвинительный приговор, суды приводят рапорта и показания  оперативных сотрудников, которые готовили, проводили и фиксировали результаты оперативно-розыскной деятельности.

Между тем, одних лишь показаний оперативных сотрудников не достаточно для постановления обвинительного приговора. Обвинение лица в сбыте наркотика должно быть объективно подтверждено совокупностью доказательств, где показания оперативных сотрудников, как лиц заинтересованных в исходе по делу не в пользу обвиняемого (подсудимого), для суда должны иметь второстепенное значение.

При этом показания оперативных сотрудников должны подвергаться более тщательному критическому анализу, поскольку основу предъявленного обвинения в сбыте наркотического средства составляю, как раз, те материалы ОРД, которые этими лицами были сформированы и представлены органу следствия, а затем и в суд.

Поэтому, выстраивать обвинение, постановлять обвинительный приговор, полагаясь лишь на показания этих лиц, означает ни чем не оправданное доверие к лицам, непосредственно причастным к возбуждению уголовного дела по ст. 228.1 УК РФ.

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда  РФ

№ 50-Д12-10

(извлечение)

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела уголовное дело в отношении Г. осужденного приговором Калачинского городского суда Омской области  по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за совершение двух преступлений к 8 годам лишения свободы за каждое. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Г. назначено 8 лет 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Изучив материалы уголовного дела, Судебная коллегия находит, что приговор в отношении Г. подлежит отмене и дело прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, установлено судом и изложено в приговоре – Г. по просьбе И., который выступал в роли покупателя при проведении оперативного мероприятия "проверочная закупка", и на деньги последнего приобрел у неустановленного следствием лица 21 и 26 марта героин массой соответственно 5,44 и 8,46 г., который и передал в указанные дни И.

Данные действия осужденного Г. судом первой инстанции квалифицированы как два самостоятельных преступления, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

Вместе с тем факт передачи Г. наркотического средства И., по смыслу закона, сам по себе не может являться основанием для квалификации действий виновного как сбыт.

Под сбытом, по смыслу закона, понимается любой из способов передачи наркотических средств другому лицу, которому они не принадлежат. При этом необходимо установить, что умысел виновного был направлен именно на распространение наркотических средств.

Как следует из показаний осужденного Г., признанных судом достоверными, ему позвонил его знакомый К. и попросил помочь приобрести наркотики для знакомых. Он сообщил К., что сможет оказать помощь. 21 марта он встретился с К. К ним подъехал автомобиль, где он, Г., познакомился с И. и П. В машине И. передал ему деньги. После этого К., П. и И. остались ожидать его около автовокзала, а он с Х. у неустановленного лица приобрел сверток с героином, который и передал И. Также по просьбе И. и на его деньги он приобрел героин у неустановленного лица 26 марта.

Аналогичные показания в судебном заседании дал и свидетель К., подтвердив, что именно он познакомил Г. с П. и И., который просил оказать помощь в приобретении наркотиков.

Допрошенный в судебном заседании свидетель И. также не отрицал, что с Г. он познакомился через П.

Г. пришел с К. и сказал, что за героином необходимо ехать в г.Калачин. Дорогу показывал Г. и у одного из домов Г. взял у него деньги, а их попросил подождать около автовокзала. Через некоторое время Г. принес ему героин. Также по его просьбе и в его присутствии Г. договаривался о приобретении 10г. героина.

Как следует из показаний свидетеля П., именно К. познакомил его с Г., который обещал помочь приобрести наркотики. Далее в своих показаниях свидетель подтвердил обстоятельства приобретения Г. и последующей передачи наркотических средств И., изложенные осужденным.

О том, что наркотические средства Г. приобретал у неустановленного следствием лица, дали показания в судебном заседании и свидетель Т. и Х. - оперуполномоченные УФСКН России  подтвердив, что в качестве покупателей были привлечены И. и П. При этом указанные свидетели показали, что осуществляли непосредственное наблюдение за Г.

Таким образом, имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что в момент, когда к Г. обращался И., он, Г., не имел наркотического средства, которое мог бы продать (передать) И. При этом купленный Г. за деньги И. героин принадлежал последнему, который и взял свое имущество как владелец.

Из приведенных в приговоре доказательств, в том числе показаний свидетеля И. и самого осужденного Г., усматривается, что последний передавал за приобретенное наркотическое средство первоначально 6000 руб., а затем 10000 руб. Именно сумму в 6000 руб. Г. непосредственно получал у И. 21 марта для приобретения героина, а 26 марта, получив 10000 руб. и приобретя для И. героин лишь на сумму 7000 руб., передал последнему оставшиеся 3000 руб.

Таким образом, доказательств, свидетельствующих о том, что Г. продавал принадлежащий ему героин, а также действовал с каким-либо корыстным мотивом, в том числе и в интересах лица, у которого он приобретал героин, в приговоре не приведено.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные данным Кодексом, то применяются правила международного договора.

Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

По настоящему уголовному делу для получения доказательств сбыта Г. наркотического средства сотрудниками полиции была использована помощь нескольких лиц: И. и П., действовавших в рамках проводимых оперативных мероприятий.

Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (в редакции от 28 декабря 2010 г.), проверочная закупка предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Согласно ст. 7 указанного Закона основаниями проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1) наличие возбужденного уголовного дела;

2) ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

3) розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

4) события и действия, создающие угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Таким образом, необходимыми условиями законности проведения оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка наркотических средств" являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (в редакции от 28 декабря 2010 г.), и выполнение требований ч. 7 ст. 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которым проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Как следует из имеющихся в деле однотипных постановлений о проведении проверочных закупок, оперативные мероприятия в отношении Г. каждый раз проводились на основании имевшейся у сотрудников УФСКН России информации о том, что Г. занимается сбытом наркотических средств.

Однако из имеющихся среди рассекреченных результатов оперативно-розыскной деятельности заявлений П. и И. следует, что они добровольно выражали желание выступить в роли покупателей наркотических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий "проверочная закупка наркотических средств". Каких-либо сведений о том, что Г. занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему, в заявлениях не указано. Нет этих данных и в других материалах дела.

Как следует из показаний осужденного Г., данных им в качестве подозреваемого, обвиняемого в присутствии защитника, а также в судебном заседании, он последовательно отрицал наличие у него умысла на сбыт наркотических средств. Г. показал, что знаком с К., который попросил его помочь в приобретении наркотических средств. Находились с ним в дружеских отношениях 8 лет. Он согласился помочь ему в приобретении героина. На деньги его знакомого он два раза приобрел у неустановленного лица наркотическое средство и передал его И. Себе ничего не оставил, никакой выгоды для себя от помощи не получил.

Приведенные в приговоре показания свидетелей Т., Х., оперуполномоченных УФСКН России, участвовавших в проведении проверочных закупок, о наличии оперативной информации о том, что Г. занимается сбытом наркотических средств, не подтверждены доказательствами, непосредственно исследованными в ходе судебного разбирательства. Отсутствуют такие доказательства и в рассекреченных результатах оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, следует признать, что оперативно-розыскные мероприятия в виде проверочных закупок 21 и 26 марта  наркотических средств у Г. были проведены лишь на основании заявлений П. и И., добровольно изъявивших желание оказать помощь сотрудникам правоохранительных органов. При этом как П. с И., так и оперативные сотрудники не обладали информацией о том, что Г. занимается сбытом либо имеет самостоятельно сформировавшийся умысел на сбыт наркотических средств.

Следовательно, по настоящему делу отсутствуют свидетельства о том, что до привлечения П. и И. у сотрудников правоохранительных органов были основания подозревать Г. в распространении наркотических средств.

Сами по себе утверждения в суде оперуполномоченных УФСКН России  Т., Х. и рапорты Т. о наличии информации о том, что Г. занимается сбытом наркотических средств, которые ничем не подтверждены и оставлены судом без соответствующей оценки, не могут служить достаточным основанием для постановления обвинительного приговора. Также нет оснований полагать, что Г. совершил бы это преступление без привлечения его друга К.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с выводами судов о наличии у Г. умысла на сбыт наркотических средств, сформировавшегося ранее и независимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов.

С учетом изложенного Судебная коллегия пришла к выводу, что сотрудники правоохранительных органов подтолкнули Г. к приобретению наркотиков по просьбе К.

Кроме того, Судебная коллегия исходит из положений ст. 154 УПК РФ и ст. 2 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ (в редакции от 28 декабря 2010 г.) "Об оперативно-розыскной деятельности", согласно которой задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

- добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

- установление имущества, подлежащего конфискации.

Однако, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, после того как 21 марта сотрудники УФСКН России  в результате незаконных действий уже выявили факт приобретения Г. героина, они не пресекли его действия и не прекратили свои действия, а посредством привлеченных лиц вновь спровоцировали его на дальнейший оборот наркотических средств 26 марта.

Из требований справедливого суда согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов полиции.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Г. подлежат отмене, а дело - прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия определила:

Приговор Калачинского городского суда Омской области  в отношении Г. отменить и дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Г. из-под стражи освободить.

Признать за Г. право на реабилитацию.

 

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов