Судебная практика стороны защиты
Полезное

Если подстрекатель действовал под принуждением, обвиняемый подлежит оправданию

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ

от 23 апреля 2015 г.

(Дело № 45-УДп15-2)

Извлечение

 

Приговором Краснотурьинского городского суда Свердловской области Н. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст.2281 УК РФ, к 9 годам лишения свободы за каждое. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же приговору Д. оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст.2281 УК РФ, за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда приговор в отношении Н. изменен: из его описательно-мотивировочной части исключено указание о совершении им преступления  группой лиц по предварительному сговору с З., а также исключено осуждение по данному эпизоду по квалифицирующему признаку преступления - группой лиц по предварительному сговору. В остальной части приговор оставлен без изменения.

С учетом внесенных в приговор изменений Н. признан виновным в том, что с целью сбыта незаконно приобрел у неустановленного лица наркотическое средство - смесь, в состав которой входит героин массой не менее 1 580,01 грамма. Эту смесь он перевез на автомобиле, где часть наркотического средства массой 998,91 грамма передал З.  для дальнейшего сбыта, а оставшуюся часть массой 581,100 грамма хранил при себе в портфеле. Умысел на незаконный сбыт наркотических средств Н. не смог довести до конца по независящим от него обстоятельствам, так как  он и З. были задержаны работниками правоохранительных органов, а наркотические средства изъяты.

Кроме того, Н. по просьбе своей знакомой Д., сотрудничавшей на конфиденциальной основе с органами Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, с целью последующего сбыта наркотического средства, при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел наркотическое средство - смесь, в состав которой входит героин массой не менее 123,45 грамма. Эту смесь он привез в г. Краснотурьинск, после чего по договоренности с Д., спрятал его на кладбище под плитой памятника. Выполняя указания сотрудников УФСКН, Д. извлекла наркотическое средство из тайника и расфасовала его по сверткам, часть этого наркотического средства массой не менее 1,69 грамма Д. тайно подбросила в квартиру Н., а оставшуюся часть массой не менее 121,76 грамма добровольно выдала сотрудникам правоохранительных органов.

Как усматривается из приговора, в основу доказательств виновности Н. в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, судом положены, в том числе, показания свидетелей Ж. В. и справка о результатах оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение».

Однако в ходе проверки, проведенной прокуратурой Свердловской области в порядке главы 49 УПК РФ, установлено следующее. После вступления в законную силу приговора в отношении Н., Свердловским областным судом был постановлен приговор в отношении Ж. 25 июня 2012 года. Он был осужден за ряд преступлений, в том числе, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 286, ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п.п. «б, г» ч. 3 ст.2281, ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Судом было установлено, что Ж., занимая должность начальника второго МРО УФСКН РФ по  области, вопреки интересам службы, явно выходя за пределы предоставленных ему полномочий, путем угроз склонил Д. к осуществлению под его контролем незаконного приобретения наркотических средств и их сбыта третьим лицам. В частности, организовал приготовление Д. к незаконному сбыту наркотического средства - смеси, в состав которой входит героин, массой не менее 1,580,01 грамма; также Ж. предложил Д. незаконно приобрести наркотики, с тем, чтобы затем подложить их И.. что и было ею сделано (наркотическое средство было приобретено Д. у Н.).

Кроме того, постановлением старшего следователя Краснотурьинского МСО СУ СК РФ по Свердловской области от 30 декабря 2011 года в отношении В. в части предъявленного ему обвинения в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 307 УК РФ, уголовное дело и уголовное преследование прекращены на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления (в силу малозначительности). При этом органом следствия установлено, что В., являясь старшим оперуполномоченным  МРО УФСКН РФ по  Свердловской области, с целью создания дополнительных доказательств по изобличению преступной деятельности Н. и З. сфальсифицировал справку о проведении оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», дал заведомо ложные показания по этим обстоятельствам в ходе предварительного следствия и в судебных заседаниях.

Указанными решениями суда и органа следствия по уголовным делам по обвинению Ж. и В. фактически установлена не только неправомерная, провокационная деятельность Ж., но и заведомая ложность его и свидетеля В. показаний по делу Н. и Д., а также фальсификация оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», которые положены в основу приговора в отношении Н., что не могло не повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Заслуживают внимания и доводы о наличии провокации Н. на совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Так, допрошенный на предварительном следствии и в судебном заседании Н. дал последовательные показания о том, что преступления совершил в результате принуждения сотрудниками УФСКН, действовавшими через Д., с которой его связывали близкие отношения. Не отрицая приобретение наркотических средств и их передачу З. (эпизод от 13 декабря) и Д. (эпизод от 4 августа), Н. пояснил, что сделал это по настоятельным просьбам последней, которая, уговаривая его, сообщила, что у нее «проблемы с сотрудником госнаркоконтроля Ж.».

Указанные обстоятельства подтвердила и Д., при этом из ее показаний, которые суд посчитал достоверными и положил в основу приговора, следует, что после освобождения из колонии ее встретил Ж. и сообщил, что в отношении нее имеется ряд уголовных дел, которые он может возобновить в любой момент, если она откажется ему помогать. Опасаясь этих угроз, она была вынуждена согласиться.  Ж. велел ей уговорить Н. привезти З. не менее двух килограммов героина, а они (сотрудники наркоконтроля) задержат З. и будут иметь хорошие показатели в работе, что и было ею исполнено. При встрече Ж. заявил, что нужно, чтобы Н. привез не менее 600 граммов героина. Поскольку она находилась в зависимости от Ж., ей пришлось позвонить Н. и сообщить о необходимости привезти наркотики. Н. привез около 150 граммов героина, который спрятал в условленном месте (под могильную плиту на кладбище). По указанию Ж. данный героин она расфасовала на упаковки по 25-30 грамм и хранила на даче. Один сверток с героином подбросила в квартиру И. Поскольку не могла больше находиться под давлением Ж., который продолжал требовать от нее деньги либо наркотики, оставшийся героин добровольно выдала сотрудникам полиции и рассказала о незаконной деятельности работников наркоконтроля.

Уголовное дело в отношении Д. прекращено судом в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Судом установлено также, что дальнейшие действия Д., связанные с незаконным оборотом наркотиков, также совершены по указанию Ж. угрожавшего ей возбуждением уголовных дел, в связи с чем по данному эпизоду она оправдана за отсутствием состава преступления.

В то же время действия Н., совершенные как в первом, так и во втором случаях по инициативе Д., действовавшей под принуждением Ж. объективной правовой оценки в приговоре не получили, несмотря на то, что в материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо сведения о том, что Н. без вмешательства правоохранительных органов намеревался привезти наркотические средства в целях дальнейшего сбыта.

Допущенные нарушения существенно ограничили права и законные интересы осужденного, которые не могут быть восстановлены без отмены судебного акта, что свидетельствует об их фундаментальном, принципиальном характере, повлиявшем на исход дела.

При таких обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные решения по осуждению Н. за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст.228.1 УК РФ подлежат отмене, а дело - передаче на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебная коллегия считает необходимым освободить Н. из-под стражи и избрать меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов