Судебная практика стороны защиты
Полезное

Если были совершены подготовительные действия к фальсификации результатов ОРМ по выявлению наркопреступления

ontop

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

 

 

           «Если были совершены  подготовительные действия к фальсификации результатов ОРМ по выявлению наркопреступления, связанные с принуждением к их участию гражданских лиц, такие  действия оперативных сотрудников являются  преступлением.» 

 

 

            Приговором Люберецкого городского суда Московской области 25 августа 2016 г. П. и Е. признаны виновными и осуждены за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст.286, ч.3 ст.30, п.п. «б, г» ч.4 ст.228.1   УК РФ.

            Суд установил (извлечение).

            П. и Е. совершили превышение должностных полномочий, то есть действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, а также покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору с использованием своего служебного положения, в крупном размере. 

            П. и Е., занимая должности оперуполномоченных отделения по противодействию незаконному обороту наркотиков отдела уголовного розыска подразделения полиции по оперативно-розыскной деятельности линейного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации на станции Москва-Рязанская (далее - ЛУ МВД России на станции Москва - Рязанская), назначенные на данные должности приказами и.о. начальника ЛУ МВД России на станции Москва - Рязанская (номера и даты приказов изъяты) соответственно, являлись должностными лицами, представителями власти - сотрудниками полиции, постоянно выполняющими организационно-распорядительные функции в государственном органе, на которого возложены обязанности: в соответствии со ст. 12 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» исполнять должностной регламент и положения иных документов, определяющих его права и служебные обязанности, тем самым соблюдать требования должностного регламента, утвержденного 30.06.2015  и.о. начальника ЛУ МВД России на станции Москва - Рязанская (далее -должностные регламенты); руководствоваться и обеспечивать исполнение положений Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», принимать все необходимые меры в целях выявления, пресечения и раскрытия преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, а также выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших и в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 27 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» принять меры к его пресечению. Кроме того, П. и Е. в своей деятельности были обязаны руководствоваться принципами деятельности полиции, в числе предусмотренным ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» принцип законности, согласно которому сотруднику полиции запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме кого-либо к совершению противоправных действий.

            Вместе с тем, несмотря на указанные требования действующего законодательства, П. и Е., являясь должностными лицами, постоянно осуществляющими функции представителя власти, совершили действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

            Так, П. при неустановленных обстоятельствах, в неустановленном месте, в период с апреля по июль 2015 года, вступил в предварительный сговор с Е., направленный на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере не определенному кругу лиц с целью получения незаконного денежного вознаграждения.

            Для реализации своего умысла П. и Е., явно выходя за пределы своих должностных полномочий, при неустановленных обстоятельствах, у неустановленных лиц в период времени до 23 часов 00 минут 24.07.2015, незаконно приобрели наркотическое средство героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин, общей массой не менее 206,7 гр., которое незаконно хранили в неустановленном месте с целью его последующего незаконного сбыта третьим лицам.

            Реализуя общий умысел П. и Е., осознавая, что приобретенное ими средство является наркотическим и его свободный оборот на территории Российской Федерации запрещен, тем самым явно выходя за пределы имеющихся у них должностных полномочий, для последующего незаконного сбыта указанного наркотического средства решили привлечь Н. и С., с которыми были знакомы в связи с занимаемыми ими служебным положением, а именно знали о том, что последние являлись наркозависимыми и знакомы с другими лицами, употребляющими наркотические средства, и в этой связи имеют возможность сбыта указанным лицам наркотических средств.         

            С целью вовлечения в совершение преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств Н. и С., действуя из корыстных побуждений, группой лиц по предварительному сговору, реализуя общий умысел, П., действуя совместно с Е., явно выходя за пределы своих должностных полномочий, в период времени с апреля 2015 года по 24.07.2015 неоднократно посредством мобильной связи осуществлял звонки Н. и С. и требовал от последних согласия на сбыт наркотического средства - героин, угрожая, что в случае отказа от выполнения указанных незаконных требований он совместно с Е. незаконно привлекут Н. и С. к уголовной ответственности за незаконное хранение наркотических средств при отсутствии на то предусмотренных законом оснований,  которые реально воспринимались последними как угрозы уголовного преследования.

            Получив согласие Н. и С. на совершение противоправных действий, а именно на незаконный сбыт наркотического средств, П. и Е., явно выходя за пределы возложенных на них действующим законодательством полномочий, осознавая, что совершают преступление в сфере незаконного оборота наркотических средств, в период времени до 23 часов 00 минут 24.07.2015, приобретенное ими наркотическое средство героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин общей массой не менее 206,7 гр., упакованное в полимерный пакет черного цвета, поместили под фонарным столбом, расположенном в 30 метрах от дома № 47 по ул. 8 Марта в г. Люберцы Московской области и в 50 метрах от дома № 35 по ул. 3-го Интернационала в г. Люберцы Московской области, после чего указали это место Н. и С. для его извлечения из указанного места и последующего его незаконного сбыта потребителям наркотических средств.

            Таким образом, П. совместно с Е., осознавая, что совершают действия, явно выходящие за пределы их должностных полномочий, а также противоправность этих действий, осуществили передачу наркотического средства героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин общей массой не менее 206,7 гр. Н. и С. для последующего сбыта данного наркотического средства третьим лицам, при этом пообещали оказывать им общее покровительство, умышленно создав все условия для совершения Н. и С. преступления - незаконного сбыта наркотического средства, однако, довести свой преступный умысел до конца П. и Е. не смогли по независящим от них обстоятельствам, поскольку Н., опасаясь привлечения к уголовной ответственности за сбыт наркотического средства, добровольно отказалась от совершения преступления и 28.07.2015, в период времени до 22 часов 32 минут, обратилась в МУ МВД России «Люберецкое» с заявлением о принуждении ее к совершению преступления и в этот же день, 28.07.2015, в 22 часа 32 минуты добровольно указала сотрудникам полиции на место нахождения полимерного пакета черного цвета с наркотическим средством героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин общей массой не менее 206,7 гр.

            28.07.2015, в период времени с 22 часов 32 минут по 23 часа 08 минут, в ходе осмотра участка местности, расположенного у проезжей части по ул. 8-го Марта г. Люберцы Московской области, в 30 метрах от дома № 47 по ул. 8-го Марта в г. Люберцы Московской области и в 50 метрах от дома № 35 по ул. 3-го Интернационала в г. Люберцы Московской области, сотрудниками полиции изъят указанный Н. пакет с порошкообразным веществом, которое согласно справке об исследовании № 2/1-1346 от 28.07.2015 и заключению эксперта № 2/1505 от 17.09.2015 содержит в своем составе наркотическое средство героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин, общей массой 206,7 гр., и что в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 01.10.2012 № 1002 является крупным размером.

            30.07.2015, в период времени с 20 часов 00 минут до 21 часа 30 минут, Н. и С., действуя под контролем сотрудников УСБ ГУ МВД России по Московской области, в рамках проводимого ими оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», находясь у здания, в котором располагалось кафе «РОЛОФФ», расположенного по адресу: Московская область, г. Люберцы, ул. 8-го Марта, д. 16, по ранее выдвинутому им П. и Е. требованию о сбыте наркотических средств, встретились с П. Далее П., находясь у кафе «РОЛОФФ», расположенному по указанному адресу, 30.07.2015, в период времени с 20 часов 00 минут до 21 часа 30 минут, продолжая реализовывать  общий с Е. умысел, направленный на незаконное получение денежных средств от сбыта наркотических средств в крупном размере, получил от С. денежные средства в сумме 120 000 рублей, якобы вырученные ею и Н. от сбыта ранее переданного П. и Е. указанного наркотического средства После получения от С. указанных денежных средств, П. был задержан сотрудниками УСБ ГУ МВД России по Московской области.

            Указанные действия П. и Е., которые заключались в незаконном приобретении наркотического средства героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин общей массой не менее 206,7 гр., не принятии к лицу, сбывшему им это наркотическое средство, мер, предусмотренных действующим законодательством, а также в принуждении Н. и С. к незаконному сбыту наркотического средства третьим лицам под угрозами необоснованного привлечения к уголовной ответственности, повлекли за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, поскольку  П. и Е,., являясь сотрудниками органа внутренних дел, явно вышли за пределы своих должностных полномочий и в нарушение требований Федерального закона от 08.01.1998 № 3 - ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» в соответствии с возложенными на них действующим законодательством обязанностями, не изъяли из незаконного оборота наркотическое средство героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин общей массой не менее 206,7 гр., свободный оборот которого в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.1998 г. № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» запрещен на территории Российской Федерации, и допустили выход указанного наркотического средства в свободный оборот.

            Кроме того, П. и Е. состоящие в должности сотрудников полиции, своими незаконными действиями нарушили принцип деятельности полиции, установленный ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», согласно которому сотруднику полиции запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме кого-либо к совершению противоправных действий, тем самым дискредитировали орган государственной власти и совершили подрыв авторитета органов внутренних дел, существенно нарушили право граждан на охрану здоровья, признание и гарантия которого закреплена ст. ст. 17, 41 Конституции Российской Федерации, совершили существенное нарушение прав и законных интересов Н. и С., выразившиеся в нарушении их конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность, а также охрану достоинства личности, гарантированных и закрепленных ст. ст. 21, 22 Конституции Российской Федерации, путем высказывания угроз о незаконном привлечении Н. и С. к уголовной ответственности при отсутствии на то законных оснований.

            Подсудимый П. вину в совершении инкриминируемых ему деяниях не признал и пояснил, что с 2012 по 2013 годы он работал в 4 Службе УФСКН России по Московской области. В 2013 году он производил задержание Н. за сбыт наркотиков. Н. выразила готовность изобличать сбытчиков наркотиков и по ее информации был раскрыт наркопритон. В феврале 2015 года он перешел на службу в ЛУ МВД России на станции Москва-Рязанская, где он оформил С. в качестве осведомителя. На встречах с Н. и С. присутствовали его коллеги, в том числе Е., которому он планировал передать своих агентов в связи с планируемой учебой в Центре подготовки. 24.07.2015 около 15-16 часов он с Е. подъехали к дому Н., где встретились с ней и С. Во время разговора с ними ему позвонила коллега по работе М. и на ее вопрос ответил, что задержания не будет, так как он собирает информацию. 28.07.2015 в 23 часа он и Е. не встречались с Н. и С. и не показывали им наркотик у столба. 28.07.2015 он, Е. и их коллеги М. и Ш. выехали на станцию Ухтомская. Около 23 часов ему позвонила Н. и предложила встретиться. Он и Е. встретились с Н. и она сказала, что есть грузин, который хочет купить большую партию героина. Ему это показалось странным, так как ранее, в июле 2015 года, С. говорила, что Н. приобретает у грузина метадон, а также сообщала о таджике, который продает наркотики в районе Марьино г. Москвы. В этот день, 28.07.2015, он с коллегами произвел задержание молодого человека с наркотиками. 29.07.2015 он находился дома и никуда не выезжал. 30.07.2015 он не планировал встречу, а ему позвонила то ли Н., то ли С., которой он сказал, что будет вечером в кафе «РОЛОФФ». Около 21 часа он встретился с Н., а также с С., которая бросила деньги. В это время подбежали сотрудники УСБ, надели на него наручники и сунули деньги в правый задний карман его джинсов, поэтому во время проведения осмотра он ходатайствовал, чтобы сделали смывы с рук у сотрудников УСБ. В качестве понятых в осмотре участвовали супруги К, которых он ранее задерживал. Во время разговоров с С. он «подыгрывал» ей, говоря, что Н. «подсела» на наркотики и чтобы она не лезла не в свои дела. Он никогда не угрожал Н. и С., а, общаясь с ними, в том числе с Н., которая не была его агентом, хотел с их помощью повысить показатели в работе и платил С. свои личные деньги.

            Подсудимый Е. вину не признал и показал, что с 2014 года в должности оперуполномоченного уголовного розыска по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств в ЛУ МВД России на станции Москва-Рязанская. В феврале 2015 года на такую же должность был назначен П., ранее работавший в ФСКН в г. Люберцы, которому С. предоставляла оперативно-значимую информацию. В конце марта 2015 года поступила информация об откомандировании П. в Центр подготовки на 6 месяцев, в связи с чем П. предложил ему принять его агентов и для этого он вместе с ним встречался с С. и Н. Вопрос об учебе П. был отложен до августа 2015 года. Начиная с апреля 2015 года он с П. несколько раз встречались с Н. и С., от которых получали оперативно-значимую информацию, по результатам которой были возбуждены уголовные дела. Н. и С. воспринимали его как сотрудника полиции с определенной степенью доверия. 24.07.2015 он и П в обеденное время выехали на станцию Ухтомская и около 15 часов 30 минут подошли к дому Н, где состоялся разговор с ней и С. о предоставлении оперативно-значимой информации в требовательной форме, что могло ими восприниматься как угрозы. После этого П., получив СМС-сообщение об акции в ресторане «Хмельбург», позвонил товарищам и пригласил их посидеть в ресторане. В ресторане они пробыли до 22 часов 30 минут, а затем его посадили в такси и он уехал домой. С Н. и С. в этот день в вечернее время, а также с 24.07.2015 до 28.07.2015 он не встречался. В связи с имевшейся информацией о поставке крупной партии героина он с П. 28.07.2015 выехал на станцию Ухтомская, где П. сказал ему, что есть время встретиться с Н., во время которой она сообщила о таджике, который занимается поставкой наркотиков, а П. сказал, что позвонит ей. После этого он и П. занимались своими вопросами. 30.07.2015, в утреннее время он, отпросившись у оперативного дежурного, поехал с П. на встречу с С., которая состоялась около 14 часов на станции Ухтомская. П. дал С. 1 000 рублей и сказал, что если она будет обманывать, то больше денег не получит. Он не вмешивался в разговор, а после его завершения уехал с П. в отдел, где доложил о своем прибытии оперативному дежурному. После этого он с П. не созванивался, о его задержании узнал утром следующего дня, а также о том, что его вызывают к следователю. С июня 2014 года он, как член комиссии по уничтожению наркотиков, 2 раза присутствовал при их уничтожении, но доступа к камере хранения вещественных доказательств у него не было. В его присутствии П. не требовал от кого-либо, чтобы продавали наркотики. Так как П. ранее производил задержание Н., то она, по его мнению, дала показания из чувства мести.

            Из показаний потерпевшей С., в том числе оглашенных в судебном заседании, из  которых следует, что она с 2013 года знает П., который ранее работал в УФСКН России по Московской области в г. Люберцы. В апреле 2015 года она находилась около дома и подошедший к ней П. с Е., попросил ее сотрудничать с ним и оказывать содействие в выявлении лиц, занимающихся распространением наркотических средств. Во время разговора она узнала, что П. является сотрудником транспортной полиции. После этой встречи П. периодически звонил ей на мобильный телефон, периодически приходил к ее дому и настойчиво приказывал ей сотрудничать, напоминая, что ранее она привлекалась к уголовной ответственности и обязана помогать ему. В июле 2015 года П. приехал вместе с Е., передал Н. весы и сказал, что сделал закладку героина, недалеко от дома под столбом. После этого П. начал постоянно звонить, требуя и угрожая, чтобы она и Н. продавали эти наркотики, а ему отдавали деньги. Несколько раз П. приезжал и бил Н. 30.07.2015 около 11 часов 00 минут ей позвонил П. и сказал, чтобы она прибыла на платформу Ухтомская, поскольку Н. не выходила на связь. Она позвонила Н. и сообщила ей о требовании П. прибыть к нему на встречу. Н. ответила, что обратилась в УСБ ГУ МВД России по Московской области из-за того, что П. принуждает ее сбывать героин. Она сказала Н., что также желает сотрудничать с УСБ. Спустя некоторое время с ней связались сотрудники УСБ и по их предложению она пришла в ОБНОН ОУР МУ МВД России «Люберецкое», где сотрудник УСБ для встречи с П. дал ей техническое устройство для записи разговора. На платформе Ухтомская она встретилась с Е. и П., во время которой последний сообщил, чтобы она взяла у Н. деньги, полученные от реализации наркотических средств. Кроме того, П. потребовал ее к 17 часам 00 минутами прибыть на Казанский вокзал, г. Москвы и сделать «закладку» наркотического средства, с возможностью дальнейшего привлечения П. лица за перевоз и хранение наркотических веществ. Позже она позвонила П. и сообщила, что сделала «закладку» на Казанском вокзале г. Москвы, хотя на самом деле она этого не делала В ходе данного телефонного разговора П. потребовал, чтобы она забрала денежные средства у Н., полученные за реализацию героина и прибыла с Н. к 19 часам 00 минутам в кафе «Ролофф». После этого сотрудники УСБ привезли ее к магазину «Дикси», где находилась Н. Там она получила деньги, помеченные специальным веществом, для передачи П., после чего она позвонила П. и сообщила, что едет на такси с Н. Прибыв к кафе «Ролофф», она позвонила П. и тот вышел из кафе. Она передала П. 120 000 рублей и тот положил их в задний карман джинсов, а Н. подала сотрудникам УСБ сигнал, которые сразу подъехали на автомашине, а П., увидев их, сбросил деньги на землю. Во время проведения следователем осмотра местности П. заявил, что сотрудники УСБ засунули ему в карман джинсов деньги, которые она передала в руки.

            Потерпевшая Н. показала, что с 2013 года она знакома с П., который ранее работал в УФСКН России, весной 2015 года П. сообщил, что является сотрудником линейного отдела полиции и потребовал, чтобы она сотрудничала с ним и сбывала наркотики, которые он будет ей давать, иначе он ей подложит наркотические средства и «посадит» ее на несколько лет. 24.07.2015, в вечернее время, к ее дому пришли Е. и П., который сказал ей, чтобы она забрала пакет под фонарным столбом, в котором находится героин и передал ей весы, сказав, чтобы она продавала за 800 рублей за 1 грамма, а все, что получит сверх этого, может забирать себе, а также сказал, что не надо опасаться, так как у него все «схвачено». Также П. дал ей весы, а также сказал, чтобы она сделала закладку наркотиков на Казанском вокзале г. Москвы, поскольку ему надо привлекать лиц к ответственности за хранение наркотических средств. Е. уходил в туалет, но потом вернулся и присутствовал в тот момент, когда П. показывал место нахождения пакета с наркотиком. Она точно помнит, что это был 24.07.2015, так как на следующий день планировала с дочкой пойти погулять и они поругались. Через какое-то время П. позвонил и стал требовать деньги от продажи наркотиков. Она боялась угроз П., а также Е., который во время встречи сказал, что он даже «подкидывать» наркотики не будет, а вывезет в лес. Она опасалась этих угроз и даже отключила свой телефон, но продавать наркотики не хотела, потому что не желала попасть в тюрьму.  28.07.2015  она решила обратиться в полицию г. Люберцы для изобличения П.,  где ей посоветовали обратиться в УСБ ГУ МВД России по Московской области. В этот же день она написала заявление в УСБ и по предложению ее сотрудников вечером 28.07.2015 встретилась с П., который потребовал от нее денежные средства за реализованный наркотик и вновь предложил ей сделать «закладку наркотиков» на Казанском вокзале в г. Москва, а для этого на полях собрать кусты с наркотиком. 30.07.2015, утром ей позвонила С. и сказала, что П. не мог дозвониться до нее и предложил встретиться. Тогда она рассказала С., что обратилась в УСБ за то, что П. принуждал ее реализовывать наркотик. С. сказала, что  готова сотрудничать с УСБ. В этот же день, во второй половине дня, за ней заехали сотрудники УСБ и привезли к   магазину «Дикси», куда также привезли С. Сотрудники УСБ проинструктировали их, после чего выдали   С. деньги, помеченные специальным веществом, для их передачи П. Затем С.   позвонила П. договорилась о встрече в кафе «РОЛОФФ», куда она с С. приехала с одним   сотрудником  УСБ,   который  выполнял  роль  таксиста.   Подъехав  к  кафе  «РОЛОФФ»,   С.   позвонила   П. и тот вышел из кафе. С. сообщила П., что они привезли 120 000 рублей и передала их П., после чего подала сигнал сотрудникам УСБ. П., увидев сотрудников   УСБ, бросил на землю переданные ему С. помеченные деньги, после чего сотрудники УСБ задержали   П.           

            Свидетель Ш. пояснил, что 28.07.2015 в возглавляемый им ОБНОН МУ МВД России «Люберецкое» обратилась Н. с заявлением о том, что сотрудник полиции П. принуждает ее сбывать наркотическое средство героин. Заявление у Н. принял оперуполномоченный Ш., которому он поручил опросить Н. Об этом он доложил вышестоящему руководству и в УСБ ГУ МВД России по Московской  области. Информация Н. подтвердилась при осмотре местности недалеко от дома Н., где был обнаружен пакет с наркотическим средством. В тот же день приехали сотрудники УСБ стали проводить оперативные мероприятия, а сотрудники ОБНОН оказывали содействие в их проведении. 30.07.2015 около кафе «РОЛОФФ» П. был задержан сотрудниками ОБНОН и УСБ при получении денежных средств.

            Свидетель Н. пояснил, что 28.07.2015 потерпевшая Н. пришла в ОБНОН МУ МВД России «Люберецкое» и обратилась с заявлением о том, что 24.07.2015 П. пришел к ней домой, показал на пакет, который лежал под фонарным столбом и сказав, что в нем находится героин, угрожая, заставил Н. сбывать наркотик. В этот же день он со следователем Е., специалистом Т. и Н. проследовали на ул. 8-го Марта г. Люберцы и там в присутствии понятых под фонарным столбом был обнаружен пакет с порошкообразным веществом, который был изъят следователем.

            Свидетель Е. показала, что она в качестве дежурного следователя 28.07.2015 проводила осмотр места происшествия с участием Н., которая указала на пакет, который лежал под фонарным столбом, пояснив, что в нем находится героин. В пакете она в присутствии понятых и эксперта Т. увидела порошкообразное вещество, который был изъят и упакован в бумажный конверт, а в последующем был направлен на исследование. Ввиду того, что пакет был влажный, то он не исследовался на предмет наличия отпечатков пальцев рук.

            Из показаний свидетеля Р., оглашенных в судебном заседании, следует, что 28.07.2015 он с М. принимал участие в качестве понятого при осмотре местности, где в указанном Н. месте - под фонарным столбом был обнаружен пакет с порошкообразным веществом. При этом Н. пояснила, что ее знакомый П. сообщил ей, что в данном пакете находится героин и, угрожая, заставлял ее сбывать наркотик. Пакет был изъят и упакован в конверт, составлен протокол осмотра места происшествия, на которых участвующие лица расписались.

            Свидетель Ш. показал, что он является оперуполномоченным ОБНОН МУ МВД России «Люберецкое». 28.07.2015 Н. обратилась в ОБНОН с заявлением о том, что П., являющийся сотрудником полиции, принуждает ее сбывать героин и отдавать вырученные от его продажи денежные средства. Он доложил об этом своему руководству, после чего получил объяснение от Н. Поскольку П. являлся сотрудником полиции, то сообщили об этом в УСБ, сотрудники которого приехали в тот же день и стали проводить оперативные мероприятия с Н., а он с другими сотрудниками ОБНОН оказывали содействие в их проведении. При осмотре местности недалеко от дома Н., в указанном ею месте был обнаружен пакет с героином. 30.07.2015 около кафе «РОЛОФФ» он с другими сотрудниками ОБНОН и сотрудниками УСБ участвовал в задержании П., который в момент задержания выкинул из заднего кармана своих джинсов на землю пачку денежных средств. На П. были надеты наручники, так как он пытался оказать сопротивление, а пачка денег, которые он выкинул, находилась на земле. Никто из сотрудников ОБНОН и УСБ не вкладывал деньги П. в карман его джинсов. До приезда следственно-оперативной группы П. помочился на свои руки и вытер их.

            Свидетель Н. показал, что является оперуполномоченным УСБ ГУ МВД России по Московской области и вместе с Ш. 28.07.2015 по поступившей из ОБНОН МУ МВД России «Люберецкое» информации выезжал в г. Люберцы, где к нему обратилась Н. с заявлением о том, что сотрудник полиции П. принуждает ее сбывать героин, который спрятал недалеко от ее дома под фонарным столбом. Н. дала согласие на участие в мероприятии и на основании ее заявления было вынесено постановление о проведении ОРМ «оперативный эксперимент», для утверждения которого начальником управления выезжали в г. Москву. Н. указала сотрудникам ОБНОН место, где был спрятан наркотик, после чего он в присутствии представителей общественности вручил Н. специальную технику, опечатанную печатью. Н. пошла на встречу с П. и по ее возвращению они прослушали разговор, записав его на диск и составив стенограмму разговора. При проведении мероприятия он составлял соответствующие акты, в которых расписались участвующие лица. На следующий день, 29.07.2015, опять были проведены такие же мероприятия по фиксированию на спец.технику, выданную Н., разговора, в котором принимали участие П. и второй сотрудник по имени Е. 30.07.2015 в УСБ обратилась С. с заявлением о готовности участвовать в оперативно-розыскном мероприятии. В этот же день С. была выдана специальная техника, опечатанная печатью, о чем был составлен акт. Передача денег была запланирована на вечер этого же дня и для встречи выехали с С. и Н. от магазина «Дикси», где предварительно в присутствии представителей общественности С. были вручены денежные средства в размере 120 000 рублей, скопированные и помеченные специальным веществом. Во время встречи С. в присутствии Н. передала деньги П., который успел бросить их на землю, а после задержания помочился на свои руки и вытирал их, пытаясь стереть с них вещество, которым были обработаны деньги.

            Свидетель С. показал, что в июле 2015 года он с К. дважды принимал участие в мероприятии, проводимом с участием Н., которой выдавался диктофон для записи разговора, который она возвращала сотруднику полиции, который составлял соответствующие документы, в том числе после прослушивания аудиозаписи разговоров и составления стенограмм разговора Н. с П. Также он участвовал при выдаче С. диктофона и денежных средств, которые были предварительно откопированы и помечены специальным веществом. Затем он и К. из автомобиля наблюдали, как С. передала деньги П., который взял их и положил в карман своих брюк. После этого к нему подбежали сотрудники полиции и задержали его. Затем пришла С. и в их присутствии выдала диктофон с записью разговора, которая была прослушана, перенесена на диск и составлена стенограмма разговоров, о чем был составлен документ, в котором они расписались.

            Вина П. и Е. также подтверждается следующими доказательствами:

- Заявлением Н. от 28.07.2015, о том, что П. указал ей пакет с наркотическим средством, находящийся под фонарным столбом, и заставлял сбывать его;

- Заявлением Н. от 28.07.2015, о принятии мер к П., который склоняет ее к сбыту наркотических средств;

- Протоколом осмотра места происшествия от 28.07.2015, согласно которому осмотрен участок местности по ул. 8-го Марта г. Люберцы, в ходе которого под фонарным столбом обнаружен и изъят пакет с порошкообразным веществом, которое согласно справке об исследовании № 2/1-1346 от 28.07.2015 и заключению эксперта № 2/1505 от 17.09.2015, массой 206,7 г., содержащее наркотическое средство - героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин;

- Актом выдачи специальной техники от 28.07.2015, из которого следует, что Н. выдана специальная техника для записи предстоящего разговора с П.;

- Актом получения, прослушивания и стенографирования аудиозаписи от 29.07.2015, из которого следует, что от Н. получена специальная техника с аудиозаписью ее разговора с П., которая прослушана, составлена стенограмма разговора;

- Актом выдачи специальной техники от 29.07.2015, из которого следует, что Н. выдана специальная техника для записи предстоящего разговора с П.;

- Актом получения, прослушивания и стенографирования аудиозаписи спец. техники от 29.07.2015, из которого следует, что Н. выдана спец.техника с записью беседы П., которая прослушана, составлена стенограмма разговора;

- Актом выдачи специальной техники от 30.07.2015, из которого следует, что С. выдана специальная техника для записи предстоящего разговора с П.;

- Актом осмотра, копирования, пометки и выдачи денег от 30.07.2015, из которого следует, что С. выданы деньги в сумме 120000 рублей, предварительно откопированные и помеченные спецвеществом ОРЛЮМ;

- Актом получения, прослушивания и стенографирования аудиозаписи спец. техники от 30.07.2015, из которого следует, что С. выдана спецтехника с записью беседы с П., которая прослушана и составлена стенограмма разговора, (т. 1,л.д. 190-198);

- Актом оперативного эксперимента от 30.07.2015, из которого следует, что в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» при получении денежных средств от С. задержан П.;

- Протоколом осмотра места происшествия от 31.07.2015, согласно которому осмотрен участок местности, расположенный возле дома № 16 по ул. 8-го Марта г. Люберцы Московской области, и обнаружена пачка денежных средств около П., которая согласно заявлению С., она передала П. за сбыт наркотических средств. При применении экспертом ультрафиолетовой лампы выявлено свечение люминисцентного порошка на денежных средствах, на руках П. обнаружено мелкое крапление люминисцентного порошка, а на правом заднем кармане джинсов, надетых на П., имеется множественное свечение люминисцентного порошка. Далее экспертом на ватный диск с применением дистиллированной воды произведены смывы с рук П. При применении экспертом ультрафиолетовой лампы на руках С. обнаружено мелкое крапление люминисцентного порошка, после чего на ватный диск с применением дистиллированной воды были произведены смывы с рук С.;

- Заключением эксперта № 2/1503 от 13.08.2015, согласно которому на поверхности денежных билетов банка России в количестве 20 штук, представленных на экспертизу, обнаружено вещество, однородное по физико-химическим свойствам и молекулярному составу основных компонентов с маркирующим веществом, предоставленным в качестве образца сравнения. На ватных дисках, которыми сделаны смывы с рук П. и С. вещества, однородного с маркирующим веществом, предоставленным в качестве образца сравнения, в пределах чувствительности использованных методов не выявлено. На внутренней поверхности заднего правового накладного кармана брюк П. обнаружено вещество, однородное по физико-химическим свойствам и молекулярному составу основных компонентов с маркирующим веществом, предоставленным в качестве образца сравнения;

-Протоколом выемки от 24.08.2015, согласно которому у потерпевшей С. изъяты электронные весы, ранее переданные ей П.;

- Протоколом осмотра предметов (документов) от 23.01.2016, согласно которому осмотрен СD-диск с записью телефонных переговоров абонентских номеров, принадлежащих Е. и П. В ходе осмотра установлено наличие сведений о телефонных соединениях с 01.07.2015 по 31.07.2015, соединения абонентского номера Е. с абонентским номером П., соединения абонентского номера, используемого П. с абонентскими номерами, используемыми свидетелями С. и Н., а также установлено, что 24.07.2015 Е. и П. в вечернее время находились на территории г. Люберцы Московской области, когда согласно, показаниям Н., Е. и П. указали ей место нахождения героина;

- Заключением судебной фоноскопической экспертизы № 246/6-164ф/15 от 18.12.2015, согласно которому следует, что не обнаружено признаков монтажа и иных изменений, привнесенных в процессе записи или после ее окончания в разговорах, зафиксированных в файлах.

            Дословное содержание разговоров, зафиксированных в файлах, представлены в приложении 1 к Заключению:- в файле, расположенном на оптическом Диске № 2 СФ-2.

М1 (П.): У тебя ... сколько там на ... героина, ты ..., взвесь его, хотя бы все. У тебя там на ... под шестьсот грамм, там даже под семьсот... наверное.

М2 (Е.): Тань, смотри сама.

М1 (П.): Там шестьсот пятьдесят.

Ж1:Ну.

М2 (Е.): решай вопрос... Как сделаешь, так и будет.

М1 (П.): там смотри, твои сто пятьдесят грамм, ваши с Олей, сто пятьдесят грамм. И чё... это мало что ли?

Ж1: Смотри все равно страшно продавать, сам знаешь, ну что когда по граммам продаешь, когда сразу, всё-таки, это не так страшно.

М1 (П.): Да он не будет до ... брать.

М2 (Е.): Слушай, а откуда у него бабки?

М1 (П.): Да может тебя кинуть хотят или принять тебя хотят.

М1 (П.): В воскресенье... перенеси свои дела...Вы меня попросили там, Юр, поговори ... с ФЭэС Ка эН... чтоб нас никто не тронул. Я подъехал ..., поговорил. ...я подъеду, ну поговорю и ... там никто ничего не будет. Говорю, девчата мне помогают, все.

М1 (П.): Сделаешь ... ему через закладку..., сделай.

М2 (Е.): Да. Можешь, сделай. .... Ну ... сама решай, чё ты. У тебя свой интерес.

Ж1: ... даже через закладку, киви-кошелек открыть? Ну чтоб деньги все равно же не на руки чтоб.

М2 (Е.): А обналичишь как?

М1 (П.): Карточку заведи.

М2 (Е.): Твою карточку заблокируют.... Ты не снимешь оттуда ничего. ... они арестуют счет.

 М1 (П.): Честно сказать, блин, Кирюха свои там, пятьдесят косарей уже человеку отдал.

 М2 (Е.): А если у нас такие ... пошли доверительные отношения, поэтому давайте тоже.

М1 (П.): Идешь по первому пути до конца.... Там ступенька будет. В районе ступеньки где-нибудь положи... этот сверток.

М2 (Е.): Ну ты все равно позвони, а то вдруг постовой там тебя ... прищучит. Чтобы мы знали.

М1 (П.): пацаны звонили эти ... пускай они маленькую нарвут...

М2 (Е.): Да пусть нарвут.

М1 (П.): сколько у тебя?

Ж1: ... Ну десятка точно есть. Ну думаю, что даже больше наверное

М2 (Е.): Ну давай в пятницу встретимся.

М1 (П.): Доедешь туда, там если даже какой-то пэпээсник или еще кто-то подойдет ... меня вызвали ребята с НОНа ... с ОБНОНА ... скажи ребята я в ОБНОН иду.

М2 (Е.): В НОН скажешь с Кириллом работаю и все, и никто не тронет... скажи, сейчас передам трубку, тебе ... объяснят все.

- в    файле CSWMUX 198912, расположенных на оптическом Диске № 3 СФ-3:

М1 (П.): ... общались непосредственно с тобой. То есть ты говоришь: мне Таня нужна, я говорю: она мне ... не нужна. Ну с тобой как начали общаться.... Она там какие-то законы свои, порядки стоит или чё?

Ж2: Она просто видишь, она договорилась, там с большой партией.

М1 (П.): Нет какого... она все забирает.

Ж2: Нет как бы все лежит на месте. Она забрала деньги только. ... Мне кажется, она мамке их отдала просто чтоб для сохранности, чтоб лежали.

М1 (П.): Мамке она ничего не отдавала. ... Короче хочешь ты с ней, хочешь делись, хочешь нет, спрос с тебя будет. Если хочешь, давай я ей скажу, что ты за все ответственная, в первую очередь.

М1 (П.): Сколько она забрала?

Ж2: Я не знаю там сколько у нее окончательно уже было, денег ... Ну тысяч двадцать есть точно.

М2 (Е.): Ну так ты чё, подъедешь тогда? Я не смогу.

М1 (П.): Они сами подъедут.

М2 (Е.): Куда они подъедут?

М1 (П.): Они на первый        пост и на первую линию должны еще сделать там кое-чего.

М2 (Е.): Да на первую линию... уже неделя прошла как мы делаем.

М1 (П.): Алло. Как дела? ...тебе короче Оля скажет всю обстановку... что мы ей передали, думаю она тебе объяснит ... Оля все передаст ... как надо чё и себя вести, на будущее. Давай.

М1 (П.): Короче, встретишь ее и передашь то, что говорили. Давали тебе... Пускай всё будет, все денежные вопросы, все хранятся у тебя.

М2 (Е.):  Если там у вас какие-то вопросы есть, по большой той, сумме, да....но ты собирай себе как бы все. С тобой будем тогда и контачить.... Четвертый раз встречаемся...

Ж2: Кирилл, мы в любом случае сейчас вот с этими людьми вместе пойдем договариваться, вот где большая партия.

М2 (Е.): Ну давай, давай, все... Мне это знать не надо. Это ваши там вопросы.... Если вы доверяете людям, если решаете вопросы... Так, во сколько приедете на первый путь-то?... Ну давай к пяти... плюс, минус... час короче.

М1 (П.): Если она чё-то не понимает, давай на...уничтожим...Потому, чтобы не было вот это. Это Таня взяла..., Таня на... пропала..., Таня ... на...туда-сюда.... Почему я подошел к тебе, потому что я в тебе вижу более ответственного как бы человека.

М2 (Е.): Ладно, все пошли.

М1 (П.): Когда вы приедете примерно?

Ж2: К пяти.

М1 (П.): Ну лучше пораньше, потому что обратно будешь ехать, народу будет много.

М1 (П.): Да Оль.

Ж2: Слушай Юркин, ну короче я поехала с Танькой на встречу в Родники, она там с грузином встречается, но она сказала еще где-то час, полтора примерно, я ее жду тут в Родниках, потому что она тут недалеко встречается и мы ловим такси и едем в Люберцы. Где так, как договорились у «Роллофа» .): Ну пока я здесь, да. Там, как чё вы там освободитесь, наберешь там.

Ж2: Угу, хорошо, мы тогда там машину поймаем уже чтобы с деньгами.

- в файле

В файле, расположенном на оптическом Диске № 3 СФ-7:

М1 (П.): Смотри, я тебе так скажу, там изначально человек как бы ну он ... кило...с небольшим... Он высыпал ... оттуда... значительно большую часть... прямо при мне. Вот так смотри...

Ж2: Нет мы посчитали...вот даже физически если подумать. Ну представляешь, ну это получается, что у нас осталось двести с копейками... Это фактически получается. Что мы тогда должны были за вот этот короткий срок раскидать, это считай, почти полкило, ну триста с лишним... Ну это не реально просто.

ЖР: Там двести получилось, двести.

М1 (П.): А чё, сразу не взвесили.

Ж1: Потому, что батарейки сразу не купили. Ты же сам знаешь... Потому, что весы.

М1 (П.): Ну чё в итоге, сколько денег?

Ж1: Он забрал сто пятьдесят, сейчас он забрал, смотри и ему еще двести пятьдесят нужно.

М1 (П.):... просто сейчас выпивший, я сейчас не могу считать. Ну, то есть сколько там осталось?

Ж1: Двести с чем-то грамм осталось...

М1 (П.): Хочешь я тебе сейчас посчитаю... Как ты мне говорила, пятнадцать грамм ... в день... у вас уходит... заклад... берем по минимуму, да? ... Умножить на четырнадцать... сто сорок грамм ушло за две недели у вас. Это минимум.

Ж1: Вот Юра ну я тебе говорю, двести считай, двести короче.

Ж2: Слушай, знаешь чё хотела спросить, ты можешь как-нибудь с пэпсами решить вопрос?

М1 (П.): Оля, я тебе говорю с пэпсами нет... Фэ эС Ка эН пожалуйста, никто не подъезжает, никто не трогает... Кто-то подъедет, вы мне звоните, я связываюсь с начальником. Начальник выдергивает... Сколько еще должны?

Ж2: Ну двести пять вот мы продадим.

М1 (П.): Это понятно.

Ж2: Ты видела он скинул сразу, Тань? Деньги из рук. (т. 4, л.д. 129-205).

            Обстоятельств,  исключающих преступность и наказуемость деяния,  не имеется.  Все вышеперечисленные  доказательства суд признает допустимыми, так как они получены с соблюдением требований уголовно – процессуального законодательства РФ.

            Суд квалифицирует действия обоих подсудимых П. и Е. по:

- ч. 1 ст. 286 УК РФ, как превышение должностных полномочий, то есть совершение действий, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства,

- ч.3 ст. 30, п.п. «б, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

            В соответствии со ст. 88 УПК РФ суд, оценивая все представленные сторонами доказательства пришел такому выводу, учитывая следующие обстоятельства.

            Стороной обвинения предоставлено достаточно доказательств, подтверждающих совершение подсудимыми П. и Е. инкриминируемых им деяний.

            У суда не имеется оснований не доверять показаниям потерпевших Н. и С.. подтвержденных совокупностью других доказательств, из которых следует, что именно П. и Е. 24.07.2015 прибыли к дому Н. и указали местонахождение наркотического средства — героин. Факт прихода к дому Н. 24.07.2015 подтверждают и подсудимые, при этом они в отличии от показаний потерпевших утверждают, что встреча у дома Н. состоялась около 15-16 часов этого дня, после чего они направились в ресторан «Хмельбург» и там находились по утверждению П. до 19 часов, а согласно показаниям Е. - до 22 часов 30 минут, а затем его «посадили» в такси и он уехал домой в г. Москву.

            Суд расценивает расхождение в показаниях потерпевших и подсудимых относительно времени их встречи 24.07.2015 как субъективное восприятие указанных лиц названных обстоятельств, при этом неизменным остается факт встречи указанных лиц, во время которой П., действовавший согласованно с Е., указал место нахождения пакета с веществом, изъятое 28.07.2015, которое согласно справке об исследовании № 2/1-1346 от 28.07.2015 и заключению эксперта № 2/1505 от 17.09.2015, массой 206,7 г., содержащее наркотическое средство - героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин.

            Утверждение Н. и С. о том, что подсудимые оказывали на них давление и принуждали сбывать оставленное ими наркотическое средство подтверждается записью разговоров потерпевших с П. и Е., во время которых, согласно заключению судебной фоноскопической экспертизы № 246/6-164ф/15 от 18.12.2015, оба подсудимых обсуждали вопросы хода реализации потерпевшими наркотического средства под их покровительством, в том числе Е., который предлагал ссылаться на то, что « с Кириллом работает» и в этом случае ее (Н.) никто не тронет, П. сообщает, что «поговорил с ФСКН» и предостерегает ее. говоря, что «может тебя кинуть хотят или принять», а также выясняет о том, «сколько там героина, ты взвесь его, у тебя там, наверное, шестьсот пятьдесят грамм». При этом суд учитывает факт изъятия у С. электронных весов, оставленных ей П., на которых согласно заключению эксперта № 2/2113 от 12.11.2015, обнаружены наркотические средства: героин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин в количестве 0,00005 г, 0,00001 г, 0,00010 г. соответственно.

            Также факт принуждения подсудимыми потерпевших Н. и С. в реализации наркотических средств и требования за это денежных средств подтверждается фактами задержания П. около кафе «РОЛОФФ» после получения им от С. 120 000 рублей, которые были брошены подсудимым на землю и изъяты в ходе осмотра места происшествия.

            На указанных денежных средствах и внутренней поверхности заднего правого накладного кармана брюк П. обнаружено маркирующее вещество, однородное по физико-химическим свойствам и молекулярному составу.

            Отсутствие указанного маркирующего вещества на смывах с рук П. и С. объясняется, по мнению суда, не соблюдением порядка производства смывов дисцилированной водой, которая согласно, показаниям эксперта Р., маркирующее вещество не смывалось водой, поэтому, хотя и было свечение на руках, использование при производстве с них смывов дисцилированной воды не привело к переходу маркирующего вещества на ватные тампоны.

            Суд считает не состоятельными доводы стороны защиты о нарушениях, допущенных при приеме заявления Н. от 28.07.2015 о принуждении ее П. к сбыту героина и о регистрации рапорта оперуполномоченного Н. об обнаружении признаков преступления после проведенного осмотра места происшествия и изъятия наркотических средств, а также при направлении изъятого исследования, по следующим основаниям.

            В силу требований ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требованием УПК РФ, являются недопустимыми.

            Анализ представленных стороной обвинения доказательств показал, что при проведении 28.07.2015 осмотра места происшествия требования закона были соблюдены, а именно следственное действие проведено уполномоченным должностным лицом в установленном законом порядке в присутствии понятых и других участвующих лиц, с соответствующим оформлением результатов - составлением протокола.

            Изъятое в ходе осмотра вещество направлено в экспертно-криминалистический центр (далее - ЭКЦ), что подтверждается соответствующей записью в журнале ЭКЦ о поступлении 28.07.2015 в 23 часа 40 минут 1 конверта, изъятого по адресу: г. Люберцы, ул. 8 Марта, д. 47, с указанием КУСП № 32631 от 28.07.2015. Справка об исследовании получена оперуполномоченным С., который будучи допрошенный в судебном заседании, подтвердил факт получения конверта с веществом и справки об исследовании.

            Неверное указание справке об исследовании номера № 2/1-1346 объясняется технической ошибкой при ее изготовлении, но не влечет за собой признания данного доказательства недопустимым.

            Факт не отражения в справке наряду двух полимерных пакетов остальных пакетов голубого и фиолетового цветов, которые изъяты 28.07.2015 в ходе осмотра места происшествия, зафиксирован в заключение эксперта № 2/1505 от 17.09.2015 при проведении экспертизы и описании экспертом, а также следователем при осмотре первоначальной упаковки, в том числе всех пакетов, в которых находилось исследуемое вещество.

            Согласно исследованным судом документов материалы проверки по факту обнаружения 28.07.2015 пакета с веществом, содержащим героин, начальником МУ МВД России «Люберецкое» 30.07.2015 направлен руководителю Восточного СО на транспорте Московского межрегионального СУ на транспорте СК РФ. Не соблюдение формы передачи сообщения о преступлении по подследственности не является основанием для признания собранных доказательств недопустимыми, поскольку в силу ст. 75 УПК РФ доказательства являются недопустимыми, полученные с нарушением требованием УПК РФ.

            Суд считает не состоятельными доводы стороны защиты о том, что потерпевшие на стадии предварительного следствия давали противоречивые показания как об обстоятельствах указания П. Н. и С. места нахождения героина, так и даты ее закладки, а учитывая, что пакеты не исследовались на предмет наличия отпечатков пальцев рук нельзя сделать вывод, что закладку осуществил П.

            Учитывая субъективное восприятие потерпевшими указанных стороной защиты обстоятельств, показания Н и С., в том числе о дате закладки наркотического средства, суд оценивает доказательства в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, а все собранные доказательства в совокупности - достаточными для разрешения уголовного дела.

            Так, показания потерпевших о том, что именно П. произвел закладу наркотического средства подтверждается протоколом осмотра места происшествия, входе которого изъят пакет с веществом, справкой об исследовании и заключением эксперта, согласно которому данное вещество содержит героин, результатами оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент», которые закреплены надлежащим процессуальным путем, а также заключением судебной фоноскопической экспертизы, из которой следует, что П., обсуждая с Н., требует, чтобы она взвесила героин, которого, по его мнению, должно быть 650 грамм, из которых 150 граммов ее и Оли, и при этом обещает ей свое покровительство в сбыте наркотиков наряду с Е., который отдал за них свои деньги человеку.

            Доводы стороны защиты, что П. и Е. 24.07.2015 с вечера и до поздней ночи употребляли спиртные напитки и не могли встретиться с потерпевшими, что подтверждается показаниями свидетелей М. и Ш., а также детализацией телефонных соединений, суд считает не обоснованными, поскольку указанные свидетели являются друзьями П. и на стадии предварительного следствия М. не сообщал о встрече с П. 24.07.2015, а спустя 1 год дал показания в судебном заседании об обстоятельствах встречи годовой давности с точности до даты и времени, а свидетель Ш. допрошен в судебном заседании по ходатайству стороны защиты и при этом точно описал события годовой давности.

            Анализ детализации телефонных соединений, произведенных с телефоном, используемых подсудимыми свидетельствует о том, что в вечернее время П. и Е. находились в г. Люберцы, что, по мнению суда, создавало возможность встречи с потерпевшими.

            Суд считает не обоснованным утверждение стороны защиты о том, что потерпевшие и сотрудники УСБ спровоцировали П. на принятие денежных средств, поскольку 28.07.2015 сама звонила П., а подсудимые намеревались получить от нее информацию о предстоящей продаже наркотиков и не называли денежные суммы, а размер передаваемой суммы определили сотрудники УСБ.

            Данные доводы стороны защиты опровергаются исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями Н. и С., а также записью переговоров потерпевших с П. и Е., требовавших деньги от С., которую назначили ответственной за денежные вопросы.

            Факт отсутствия на смывах с рук П. маркирующего вещества объясняется экспертом Р. не соблюдением порядка производства смывов, что подтверждается фактом отсутствия маркирующего вещества на смывах с рук С., которая передавала П. денежные средства.

            Наличие маркирующего вещества на внутренней поверхности кармана брюк П. свидетельствует о получении указанным подсудимым денежных средств, обработанных названным веществом, а факт нахождения денег на земле объясняется свидетелями Н., П., О., С., М. тем, что П. бросил их на землю. Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имеется.

            Доводы стороны защиты о том, что Н. и С. оговорили подсудимых, которые контактировали с потерпевшими только из-за получения оперативно-значимой информации не подтвердились в судебном разбирательстве. Мотивация поведения Н. и С., опасавшихся за свою безопасность из-за угроз уголовного преследования, и обратившихся с заявлениями в правоохранительные органы вполне логична, вызвана инстинктом самосохранения, но представленная ими информация, по мнению суда, полно и всесторонне проверена как органами дознания при проведении оперативно-розыскных     мероприятий,     так     и     в     ходе     предварительного расследования.

            Утверждение подсудимого Е. о его непричастности к совершенным преступлениям, поскольку он подыгрывал П. при общении с Н. и С. опровергается как показаниями потерпевших о том, что Е. действовал вместе с П., так и записью его разговоров с потерпевшими, в ходе которых Е. принимал активное участие в разговоре с Н., настраивая ее на то, чтобы она сама «решала вопрос» так как у нее свой интерес, выяснял «откуда у него бабки», предлагал С. свое покровительство, говоря «в НОН скажешь с Кириллом работаю и все никто не тронет», а также после слов П. о деньгах: «Пускай все будет, все денежные вопросы, все хранятся у тебя», заявил С. «если там у вас какие-то вопросы есть, по большой сумме, ты собирай себе как бы все. С тобой будем тогда контачить. Четвертый раз встречаемся».

            Указанные доказательства свидетельствуют о совместном и согласованном характер действий П. и Е. в совершении инкриминируемых им деяниях.

            На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 304, 307- 309 УПК РФ, суд приговорил:

            Признать П. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, ч.3 ст. 30, п.п. «б,г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и назначить ему наказание:

по ч. 1 ст. 286 УК РФ в виде 2 (двух) лет лишения свободы;

по ч.3 ст. 30, п.п. «б,г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ 11 (одиннадцати) лет лишения свободы без штрафа.

            На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательное наказание назначить в виде 11 (одиннадцати) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на три года.

            Признать Е. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ, ч. З ст. 30, п.п. «б, г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и назначить ему наказание:

по ч. 1 ст. 286 УК РФ в виде 2 (двух) лет лишения свободы;

по ч.3 ст. 30, п.п. «б,г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в виде 10 (десяти) лет лишения свободы без штрафа.

            На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательное наказание назначить в виде 10 (десяти) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в правоохранительных органах, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на три года.

            Постановлением президиума Московского областного суда № 522 от 4 октября 2017 года указанный приговор в отношении П. и Е. был изменен по следующим основаниям (извлечение).

            В соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ при назначении наказания  суд обязан учитывать    характер    и    степень    общественной    опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

            Обстоятельством, отягчающим наказание П. и Е. суд  в силу п. «о» ч.1 ст. 63 УК РФ признал совершение умышленных преступлений сотрудником органа внутренних дел.

            В соответствии с требованиями ч.2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УКРФ  в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно  учитываться при назначении наказания.

            Поскольку П. и Е., являясь должностными лицами   органа   внутренних   дел,   осуждены   за   превышение   должностных полномочий при осуществлении возложенных на них функций представителей власти   по  раскрытию   преступлений,   что   относится   к   признакам   состава преступления,   предусмотренного  ст.   286  УК  РФ,        и  за  покушение   на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору    с      использованием      служебного     положения,      что      является  квалифицирующим   признаком   данного   преступления,   то   нельзя   признать обоснованным   признание   судом   по   данным   преступлениям   отягчающим наказание    обстоятельством - совершение    умышленного    преступления сотрудником органа внутренних дел.

            При   таких   обстоятельствах   указанный   квалифицирующий   признак подлежит исключению из приговора, а назначенное им наказание - смягчению,

            Руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, президиум постановил:

            Приговор Люберецкого городского суда Московской  области  от 25 августа 2016 года  изменить:

            исключить  отягчающее наказание П.  и Е. обстоятельство-совершение умышленного преступления сотрудником органов внутренних дел, предусмотренное п.  «о» ч.1 ст.63 УК РФ;

            смягчить наказание, назначенное П. по ч.1 ст.286 УК.РФ, до 1 года 10 месяцев лишения свободы, по ч.З ст.30 ,п.п. «б,г,» ч.4  ст.228.1 УК РФ - до 10 лет 2 месяцев лишения свободы;

            на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений ,предусмотренных ч.1 ст.286 и ч.3 ст.30, п.п. «б,г,» ч.4 ст.228.1 УК РФ, путём частичного сложения  наказаний окончательно назначить П. наказание в виде 10 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

            смягчить наказание, назначенное Е. по ч.1 ст.286 УК.РФ, до 1 года 10 месяцев лишения свободы;

            на основании  ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений , предусмотренных ч.1 ст.286 и ч.3 ст.30, п.п. «б,г,» ч.4 ст.228.1 УК РФ, путём частичного сложения  наказаний окончательно назначить Е. наказание в виде 10 лет 2 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В остальной части судебные решения оставить без изменения (дело № 522).

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов