Судебная практика стороны защиты
Полезное

Когда большое количество свертков с наркотиками не может свидетельствовать об умысле лица на их сбыт

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Когда большое количество свертков с наркотиками не может свидетельствовать об умысле лица на их сбыт»

 

ПРИГОВОР

05 октября 2015 года

Дело №1-467/15

(извлечение)

 

Сергиево-Посадский городской суд Московской области, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Н., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.228.1 ч.3 п. «б», 228.1 ч.3 п. «б», 30 ч.3, 228.1 ч.4 п. «г» УК РФ, установил:

Н. совершил незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере при следующих обстоятельствах:

В неустановленное в ходе следствия время Н., имея умысел на незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, при неустановленных обстоятельствах у неустановленного лица приобрел наркотическое средство (данные о виде изъяты) общей массой не менее (данные о весе изъяты), что является крупным размером. Указанное наркотическое средство Н. незаконно хранил по месту своего жительства по адресу: (данные адреса изъяты) до момента, когда оно было изъято сотрудниками полиции.

В судебном заседании подсудимый Н. вину по данному эпизоду фактически признал и показал, что он употребляет героин, хранил у себя в квартире наркотическое средство для личного употребления. В ходе проведения в его квартире обыска были изъяты свертки с героином, которые принадлежат ему.

Оценивая в совокупности указанные доказательства суд находит виновность Н. в совершении преступления при изложенных выше обстоятельствах полностью установленной. Его действия суд квалифицирует по ст.228 ч.2 УК РФ, учитывая при этом следующее.

Исследованные по данному эпизоду доказательства не свидетельствуют с достаточной полнотой о наличии у Н. умысла на сбыт указанного наркотического средства и на хранение им героина в своем жилище именно с этой целью.

Так, показания Н. о том, что изъятое у него при обыске наркотическое средство приобретено им для личного употребления, ничем объективно не опровергнуты.

У него после обыска установлено состояние наркотического опьянения, вызванного употреблением морфина и кодеина, изъятое в его жилище наркотическое средство частично было рассыпано, а в двух открытых свертках находились остатки героина в количестве менее (данные изъяты).

При этом само по себе хранение 12 свертков с героином не свидетельствует об умысле Н. на их сбыт.

При таких обстоятельствах, учитывая отсутствие объективных данных о причастности Н. к сбыту героина, суд не находит оснований для вывода о том, что изъятое при обыске в его жилище наркотическое средство хранилось им в целях его последующего сбыта и он таким образом совершил покушение либо приготовление к его незаконному сбыту.

Оценив в совокупности представленные доказательства, суд приходит к следующему.

Судом установлено и из представленных по соответствующим эпизодам доказательств следует, что в подъезде дома (данные адреса изъяты), в котором проживает Н., был задержан Р., у которого в ходе личного досмотра был изъят сверток с героином массой (данные изъяты).  На следующий день около того же дома Р. вновь был задержан и у него в ходе личного досмотра были изъяты два свертка с (данные изъяты) общей массой (данные изъяты). За незаконное хранение наркотического средства и незаконные приобретение и хранение наркотического средства в значительном размере Р. был осужден. В ходе дознания при осмотре мест происшествия Р. указывал на адрес (данные изъяты), как на место, где он приобретал героин.

При этом имеющиеся доказательства с достаточной полнотой не подтверждают причастность именно Н. к сбыту Р. наркотического средства.

Так, прямо на Н., как на лицо, сбывавшее ему героин, указывает лишь Р., который сам длительное время употребляет наркотические средства, был задержан непосредственно после совершения преступлений, в состоянии наркотического опьянения.

Свидетели Ф., О. и И. рассказали лишь об обстоятельствах и месте задержания Р., пояснив, что в момент задержания он был в состоянии опьянения.

Свидетели  дают показания о месте приобретения Р. героина только с его слов.

Оперативным и следственным путем информация, предоставленная Р., не проверялась, при этом в протоколах осмотра места происшествия место приобретения Р. также установлено только с его слов.

Не свидетельствуют о причастности Н. к преступлениям и копии обвинительного акта, протокола судебного заседания и приговора в отношении Р. по ст.228 ч.1 УК РФ.

Таким образом, имеющиеся материалы, на которые сторона обвинения ссылается как на доказательства причастности Н. к сбыту героина, являются косвенными и основаны только на показаниях наркозависимого Р., данных после его задержания и возбуждения в отношении него уголовных дел, что суд не может признать достаточным, объективным и достоверным доказательством виновности подсудимого.

В связи с этим суд считает, что Н. подлежит оправданию по указанным выше эпизодам сбыта Р. героина в связи с его непричастностью к преступлениям на основании ст.27 ч.1 п.1, ст.302 ч.2 п.2 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.296-300,302-304,307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Н. по предъявленному ему обвинению по факту совершения двух преступлений, предусмотренных ст.228.1 ч.3 п. «б» УК РФ, оправдать в связи с его непричастностью к совершенным преступлениям на основании ст.27 ч.1 п.1,302 ч.2 п.2 УПК РФ и признать за ним право на реабилитацию.

Материалы уголовного дела по данным эпизодам и три свертка, изъятые у Р. по уголовным делам и приобщенные в качестве вещественных доказательств по данному уголовному делу, по вступлении приговора в законную силу направить в СУ УМВД РФ по Сергиево-Посадскому району для дальнейшего расследования.

Н. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.228 ч.2 УК РФ. 

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов