Судебная практика стороны защиты
Полезное

Бесконтактная форма сбыта наркотиков с использованием банковских карт не образует совокупность преступлений ст.228.1 и ст.174.1 УК РФ

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Бесконтактная форма сбыта наркотиков с использованием банковских карт не образует совокупность преступлений ст.228.1 и ст.174.1 УК РФ»

 

ПРИГОВОР

от 2 ноября 2015 года

Дело № 1 - 657 (21956)

(извлечение)

 

Ленинский федеральный районный суд г. Кирова, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст. 228.1; ч. 1 ст.174.1 УК РФ, установил:

К. совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств, с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Преступление совершил при следующих обстоятельствах:

В один из дней в период (данные изъяты) жители г. Кирова К. и гр. М.(уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с розыском), не имеющие постоянного источника дохода, в целях систематического извлечения материальной выгоды, вступили между собой в преступный сговор, направленный на незаконный сбыт в г. Кирове наркотических средств различным потребителям. Для реализации задуманного, продажу наркотических средств они решили осуществлять дистанционно с использованием удалённого сервера, электронных и информационно-телекоммуникационных сетей, для чего распределили роли и обговорили условия совершения преступления. К. и М. договорились между собой, что на сайтах в сети «Интернет» они будут на совместные денежные средства оформлять заказы на синтетические наркотические средства в виде реагента (порошка), оплачивать и приобретать их посредством служб курьерских доставок, после получения реагента  обрабатывать ими растительные массы, получая готовое к употреблению наркотическое средство в виде курительной смеси, расфасовывать полученное наркотическое средство по полимерным пакетам и размещать их в тайники на территории г.Кирова, тем самым, подготавливая наркотическое средство для последующего незаконного сбыта.

Для достижения совместных преступных целей, направленных на сбыт наркотических средств, М., действуя в рамках предварительной договоренности с К., в период (данные изъяты) через сеть «Интернет» приобрел сим-карту сотовой связи с абонентским номером (данные изъяты), оформленную на иное лицо, с зарегистрированным на сим-карту в системе «Visa QIWI Wallet» и обслуживаемой АО «(данные изъяты)» счётом Qiwi-кошелька (данные номера изъяты), в целях последующего зачисления на него потребителями наркотиков денежных средств за приобретаемые наркотические средства.

Указанный счёт «Qiwi-кошелька» был активирован М. Помимо сим-карты М. была получена банковская карта (данные номера изъяты), привязанная к счёту qiwi-кошелька (данные номера изъяты), предназначенная для обналичивания денежных средств со счёта, оплаты товаров и услуг.

Кроме этого, в целях конспирации преступной деятельности М., действуя в рамках предварительной договоренности с К., через сеть «Интернет» арендовал удалённый сервер IP-адрес (данные номера изъяты), находящийся на территории США, на котором им были установлены программы персональной связи через сеть Интернет»: ICQ - для текстовой переписки с потребителями наркотиков и Skype - для передачи между ним и К. адресов размещённых наркотических средств.

Продажу наркотических средств потребителям М. и К. договорились осуществлять с использованием различных учётных записей в программе ICQ в сети «Интернет», в том числе с зарегистрированной учётной записи (данные номера изъяты) с именем «(данные ника изъяты)».

Также М. и К. распределили между собой обязанности, согласно которым М. при совершении преступления должен был на общие с К. денежные средства совместно с ним через сеть «Интернет» подыскивать продавцов оптовых партий наркотических средств в виде порошка (реагента), производить оплату наркотика и сообщать данные получателя; посредством программы ICQ в сети «Интернет» и удалённого сервера совместно с К. осуществлять рассылку сообщений на известные номера абонентов потребителей наркотиков с предложением о продаже наркотических средств и указанием названия наркотика, цены и номера счёта Qiwi-кошелька для зачисления денежных средств в качестве оплаты за наркотик; посредством программы ICQ в сети «Интернет» и удалённого сервера совместно с К. осуществлять текстовую ICQ-переписку с покупателями наркотических средств, получать от К. в программе Skype адреса размещённых по тайникам и предназначенных для продажи наркотических средств, отслеживать поступление от покупателей денежных средств в качестве оплаты наркотика на счёт Qiwi-кошелька и после поступления оплаты сообщать потребителям адреса тайников с наркотическими средствами.

Согласно договорённости К. при совершении преступления должен был получать от курьеров служб курьерских доставок отправления с поступившими и предназначенными для сбыта наркотическими средствами в виде порошка (реагента), в квартире по месту жительства обрабатывать реагентом растительные массы, получая готовые к употреблению курительные смеси, расфасовывать наркотики по полимерным пакетам, размещать их по различным сокрытым местам на территории {Адрес изъят}, исключающим их обозрение посторонними лицами, а адреса размещённых наркотиков сообщать в программе Skype в сети «Интернет» М.

Обсудив все условия совершения преступления, К. и М. таким образом вступили в предварительный преступный сговор.

На полученные от продажи наркотических средств денежные средства К. и М приобретали новые партии наркотиков, после чего вырученные денежные средства делили между собой и тратили по своему усмотрению.

Так же К. обвинялся органами предварительного расследования в совершении легализации (отмывании) денежных средств, то есть в финансовых операциях с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владения, пользования и распоряжения указанными денежными средствами, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1
ст. 174. 1 УК РФ.

Согласно фабулы обвинения следует, что в один из дней в период с (данные изъяты) жители г.Кирова К. и гр. М., не имеющие постоянного источника дохода, в целях систематического извлечения материальной выгоды, вступили между собой в преступный сговор, направленный на незаконный сбыт в г.Кирове наркотических средств различным потребителям. Для реализации задуманного, продажу наркотических средств они решили осуществлять дистанционно с использованием удалённого сервера, электронных и информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), для чего распределили роли и обговорили условия совершения преступления. В целях обеспечения своей безопасности К. договорились между собой, что продажа наркотических средств будет осуществляться через различные сокрытые места, исключающие визуальное обозрение посторонними лицами (тайники-закладки); оплату приобретаемого наркотика покупатели будут осуществлять путём зачисления денежных средств на счёт Qiwi-кошелька.

Для достижения совместных преступных действий, направленных на сбыт наркотических средств, М., действуя в рамках предварительной договорённости с К., в период до (данные изъяты) через сеть «Интернет» приобрел сим-карту сотовой связи с абонентским номером (данные номера изъят), оформленную на иное лицо, с зарегистрированным на сим-карту в системе «Visa QIWI Wallet» и обслуживаемой АО «(данные изъяты)» счётом Qiwi-кошелька (данные номера изъяты), в целях последующего зачисления на него потребителями наркотиков денежных средств за приобретаемые наркотические средства. Указанный счёт Qiwi-кошелька был активирован М. В период с (данные изъяты) К. и М., действуя группой лиц по предварительному сговору, незаконно сбывали потребителям с использованием сети Интернет» через тайники-закладки на территории г.Кирова наркотические средства в крупных размерах, при этом оплату от потребителей наркотиков получали путём перевода денежных средств на счёт Qiwi-кошелька. Своими действиями К. и М. совершили преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Общий доход от преступной деятельности по сбыту наркотических средств К. и М. в указанный период времени, зачисленных на счёт Qiwi-кошелька составил 776 224 рубля 70 копеек.

В целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами, приобретёнными в результате совершения преступления по сбыту наркотических средств, и в целях конспирации преступной деятельности, в один из дней (дата изъята) К. решил приобрести банковскую карту, привязанную к банковскому счёту, оформленному на иное лицо, и переводить на данный счёт со счёта Qiwi-кошелька  зачисленные покупателями наркотиков денежные средства, после чего лично обналичивать денежные средства по банковской карте, привязанной к счёту, и делить по согласованию с М. между собой.

Реализуя преступный умысел, К. через сеть «Интернет» приобрёл банковскую карту (данные номера изъяты), привязанную к счёту (данные номера изъяты), обслуживаемому АО «(данные изъяты)» и оформленному на иное лицо.

В целях конспирации преступной деятельности, зная, что не требуется идентификация физического лица, осуществляющего операции с денежными средствами, если сумма единовременной финансовой операции не превышает 15 000 рублей (в соответствии с Федеральным законом № 115-ФЗ от 07.08.2001г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» (в ред.Федерального закона № 149-ФЗ от 04.06.2014г.), К. решил совершать финансовые операции по переводу денежных средств, каждый из которых не превышает 15 000 рублей.

Для сокрытия факта преступного происхождения денежных средств, К., действуя с единым умыслом, с использованием сети «Интернет» совершил 35 финансовых операций по переводу денежных средств суммами, не превышающими 15 000 рублей, на общую сумму 306 000 рублей со счёта Qiwi-кошелька на счёт, обслуживаемый АО «(данные банка изъяты)». Переведённые денежные средства К. обналичил с использованием банковской карты, привязанной к данному банковскому счёту, после чего часть денежных средств потратил по личному усмотрению, а часть передал М. в целях последующего распоряжения.

С учетом результатов судебного следствия, суд приходит к выводу, что обвинение К. в совершении легализации (отмывания) денежных средств, полученных в результате совершения им преступления предусмотренного ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, в целях придания правомерности вида владения, пользования и распоряжения указанными выше денежными средствами, не нашло своего подтверждения.

На основании исследованных в судебном заседании доказательств установлено, что подсудимый, действуя в сговоре с М., выбрали форму реализации наркотических средств способом, исключающим контакт потребителя со сбытчиком.

В рамках данной формы невозможна передача денежных средств за наркотик «из рук в руки», в связи с чем, денежные средства приобретателями наркотиков зачислялись на счет QIWI-кошелька, который был оформлен на третье лицо. На счете QIWI-кошелька денежные средства накапливались, а затем суммами, не превышающими 15 000 рублей, переводились на банковские карты третьих лиц, после чего обналичивались подсудимым через банкоматы и распределялись между Козлюком и М.

Согласно признательным показаниям подсудимого, вырученные от продажи наркотиков денежные средства, он использовал для личных нужд.

Вместе с тем обязательными признаками объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 174.1УК РФ, является наличие у виновного цели совершения финансовых операций и иных сделок с денежными средствами, полученными в результате преступления, с намерением придания правомерности вида владения, пользования и распоряжения. При этом по смыслу закона, финансовые операции заведомо для виновного маскируют связи легализуемого имущества с преступным источником его происхождения.

Вместе с тем бесконтактную форму реализации наркотиков К. и М. выбрали для конспирации своей преступной деятельности в сфере незаконного сбыта наркотических средств, с данной целью и был создан сначала номер счета QIWI-кошелька на подставное лицо.

Накопленные от реализации наркотиков на счете QIWI-кошелька подсудимый и М. не могли тратить на личные нужды и в целях обналичивания указанных денежных средств подсудимым через Интернет была приобретена банковская карта оформленная на иное лицо, привязанная к расчетному счету АО банка «(данные изъяты)», то есть обналичивание денежных средств со счетов оформленных на третьих лиц производилось с целью получения возможности распорядиться преступно добытыми денежными средствами, а не с целью их легализации.

При указанных обстоятельствах в действиях К. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 174.1 УК РФ и его следует оправдать на основании положений ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307 - 309 УПК РФ, суд приговорил:

К.  оправдать по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Разъяснить К. право на реабилитацию в порядке, предусмотренной гл. 18 УПК РФ.

К. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и назначить наказание в виде лишения свободы, с применением ст. 64 УК РФ, на срок 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов