Судебная практика стороны защиты
Полезное

Как детализация телефонных соединений помогла опровергнуть предъявленное обвинение в сбыте наркотика

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Как детализация телефонных соединений помогла опровергнуть предъявленное обвинение в сбыте наркотика»

При расследовании уголовных дел по ст.228, 228.1 УК РФ органы предварительного следствия на основании судебного постановления получают от операторов сотовой связи сведения о входящих и  исходящих соединениях, смс и ммс сообщениях, а также о зачисленных на номер абонента денежных средствах. Такие сведения в силу ст. 74 УПК РФ являются доказательствами по уголовному делу.

Сторона защиты также вправе самостоятельно представить органам предварительного следствия или суду в качестве доказательств от операторов сотовой связи сведения о входящих и исходящих соединениях, поскольку такие сведения может запросит и получить сам абонент, на которого зарегистрирован абонентский номер телефона.

Эти сведения о входящих и исходящих соединениях могут существенно повлиять на изменение ситуации по уголовному делу и опровергнуть доказательства, которые стороной обвинения представлены в качестве подтверждения предъявленного по ст.228, 228.1 УК РФ обвинения.

 

ПРИГОВОР

от 30 сентября 2015 года

Дело № 1-398/15

(извлечение)
 

Сергиево-Посадский городской суд Московской области, рассмотрев материал уголовного дела в отношении К.,  обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч.4 ст. 228.1 ; ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, установил:

Т. совершил незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, совершенное в крупном размере.

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах:

Т., имея умысел, направленный на незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, в неустановленный период времени, в неустановленном месте, при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел вещество, содержащее в своем составе (данные изъяты), общей массой не менее (данные изъяты), что является крупным размером, которое он незаконно хранил по месту своего фактического проживания в ящике шкафа, стоящего в коридоре (адрес), когда в ходе обыска, проведенного сотрудником полиции по месту жительства Т., были обнаружены и изъяты: банка из прозрачного полимерного материала с веществом массой (данные изъяты) и три полимерных пакета с веществом массой (данные изъяты), соответственно, которые содержат в своем составе (данные изъяты), а всего общей массой (данные изъяты), что является крупным размером.

В судебном заседании подсудимый Т. свою вину в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, признал полностью и показал, что он длительное время употребляет психотропные вещества и наркотические средства. Сотрудник полиции К., встретил его у подъезда дома, в котором он прожил со своей сожительницей. Они вместе зашли к нему домой, и он в присутствии понятых выдал К. три пакетика с наркотическим средством, а ведерко с наркотическим средством он выдавать не стал, поскольку ему было неудобно перед соседями, которые присутствовали при этом в качестве понятых, и он находился в состоянии наркотического опьянения. Изъятое у него при обыске наркотическое средство, принадлежало ему, он хранил его для личного употребления и не собирался никому сбывать. Курительной смеси, обнаруженной в квартире при обыске, ему хватило бы на 2-3 дня употребления. На тот момент он курил очень много. Наркотическое средство он приобретал  путем закладок. При этом, он также проверял места старых закладок и находил там еще наркотические средства, т.к. сбытчики наркотических средств часто ленятся и делают закладки в одних и тех же местах. Часть курительной смеси он высыпал в ведерко, т.к. он употреблял наркотическое средство с помощью курительной трубки, которая была большой, и удобнее было брать курительную смесь из ведерка. В настоящее время он сделал для себя должные выводы и раскаивается в содеянном.

Помимо полного признания подсудимым Т. своей вины в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, его вина в совершении данного преступления полностью подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Оценивая в совокупности, исследованные в судебном заседании доказательства, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимого Т. в совершении преступления.

При этом суд, руководствуясь ст.252 УПК РФ, и учитывая, что само по себе количество наркотического средства, хранимого Т., который является наркозависимым, и употреблял наркотические средства, и различная упаковка данного наркотического средства не свидетельствует о наличии у него умысла на приготовление к сбыту данного наркотического средства, а иных доказательств подтверждающих намерения Т. в дальнейшем сбыть указанное наркотическое средство, суду не представлено, а также, учитывая, что согласно предъявленному Т. обвинению, органами предварительного следствия не были установлены обстоятельства приобретения Т. данного наркотического средства, а именно дата и время приобретения наркотического средства, квалифицирует действия Т. по ч.2 ст.228 УК РФ, как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства, совершенное в крупном размере.

При этом суд учитывает, что согласно протоколу обыска и показаний свидетелей Ш. и С., данных в ходе предварительного следствия и подтвержденных ими в судебном заседании, кроме изъятого в ходе обыска в жилище Т. вещества, иные предметы и вещества, свидетельствующие о наличии у Т. умысла на сбыт наркотического средства, и приготовлении его к реализации данного умысла, не изымалось.

Также суд считает необходимым уточнить обвинение Т., исключив из него указание о приобретении наркотического средства в (адрес изъят), т.к. достаточных доказательств этому не представлено, а из показаний Т., данных в судебном заседании, следует, что он приобретал наркотическое средство в (адрес изъят).

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что в ходе предварительного следствия по уголовному делу и в судебном заседании место приобретения Т. изъятого у него наркотического средства не может быть достоверно установлено на основании представленных суду доказательств и считает необходимым указать, что данное наркотическое средство было приобретено Т. в неустановленном месте.

При определении размера наркотического средства, незаконно хранимого Т., суд исходит из массы наркотических средств, указанной в выводах проведенной по делу экспертизы, изъятых в ходе обыска в жилище Т., а также руководствуется значительным, крупным и особо крупным размерами наркотических средств для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ (утв. постановлением Правительства РФ от 01.10.2012г. №1002).

Кроме того, Т. органами предварительного следствия предъявлено обвинение в том, что он совершил незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, при следующих обстоятельствах:

Т., имея преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, и реализуя его, в неустановленные в ходе предварительного следствия время и месте у неустановленного в ходе предварительного следствия лица, приобрел с целью последующего сбыта измельченное вещество растительного происхождения, содержащее в своем составе наркотическое средство (данные изъяты) массой не менее (данные изъяты).

После чего, Т., реализуя свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, действуя умышленно в неустановленные дату и время, оставил в нише замка, расположенного с внутренней стороны входной двери 2-го подъезда (адрес изъят) «закладку» в виде одного свертка из полимерного материала с измельченным веществом растительного происхождения, содержащее в своем составе наркотическое средство (данные изъяты), массой (данные изъяты). Далее, в неустановленное в ходе предварительного следствия время, Т., реализуя свои преступные намерения, сообщил в ходе разговора с М., связавшемуся с последним по телефону № (данные изъяты), желающему приобрести для личного употребления наркотическое средство, о месте данной закладки, которую впоследствии М. в вышеуказанном месте забрал.

Действия Т. по данному эпизоду квалифицированы предварительным следствием по п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ.

В подтверждение вины подсудимого Т. в совершении указанного преступления государственное обвинение ссылается на показания свидетелей М., Ш. П., Б. и на письменные материалы дела, а именно:

- протокол личного досмотра, согласно которому у М. в присутствии участвующих лиц во внутреннем правом кармане, надетых на нем джинсов обнаружен и принудительно изъят прозрачный полиэтиленовый пакет, скрепленный двумя прямоугольными магнитами, внутри которого находится вещество растительного происхождения, которое, как пояснил М., является наркотическим средством - курительной смесью (данные изъяты); в правом наружном кармане, надетой на нем куртки обнаружен и изъят сотовый телефон;

- протокол осмотра места происшествия с участием М., согласно которому осмотрена входная металлическая дверь в подъезд (адрес  изъят). В ходе осмотра места происшествия М. указал на нишу накладного замка, как на место приобретения путем закладки курительной смеси «спайс», изъятой у последнего в ходе личного досмотра;

- протокол выемки, согласно которому в камере хранения УМВД России по Московской области были изъяты: пакет из полимерного материала, внутри которого находился бумажный конверт со свертком из полимерного материала с измельченным веществом растительного происхождения внутри, изъятым в ходе личного досмотра М.; конверт, внутри которого находился сотовый телефон;

- протокол выемки, согласно которому у свидетеля М. была изъята детализация вызовов;

- протокол осмотра предметов и постановление о признании предметов вещественными доказательствами, согласно которым пакет из полимерного материала, внутри которого находится бумажный конверт со свертком из полимерного материала с измельченным веществом растительного происхождения, изъятым в ходе личного досмотра М.; сотовый телефон были осмотрены, признаны вещественными доказательствами и приобщены к уголовному делу;

- протокол осмотра документов  и постановление о признании документов вещественными доказательствами, согласно которым детализация вызовов  была осмотрена, признана вещественным доказательством и приобщена к уголовному делу;

- заключение химической судебной экспертизы, согласно которому представленное на экспертизу вещество растительного происхождения, массой (данные изъяты), изъятое в ходе личного досмотра М., содержит в своем составе наркотическое средство (данные изъяты), которое внесено в Список I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998г. № 681, с последующими изменениями, утвержденными Правительством Российской Федерации.

Из показаний свидетеля М., оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ, следует, что курительную смесь «спайс» он употребляет на протяжении одного года. В основном курительной смесью его угощают знакомые, имена которых он называть не желает. Сам он приобретал курительную смесь «спайс» у своего знакомого Т., который занимается распространением курительной смеси. Чтобы приобрести спайс он звонит или пишет смс-сообщение Т. на мобильный телефон с абонентским номером № (данные изъяты), а тот отвечает, где он может забрать закладку. Как правило, курительную смесь он покупает маленьким весом, и поэтому не переводит деньги на Qiwi-кошелек, а кладет на указанный номер телефона.

Он позвонил Т. и попросил курительной смеси. Т. ответил, что перезвонит и скажет где забрать. Затем Т. перезвонил ему и сказал, что забрать закладку он может в навесном замке входной двери подъезда (адрес изъят). Он вышел из дома и пошел забирать закладку. Зайдя в указанный подъезд, он забрал закладку и вышел на улицу. Когда он немного отошел от подъезда, к нему подошли двое молодых людей, которые представились сотрудниками полиции и предъявили свои служебные удостоверения. Один из сотрудников полиции спросил у него, имеются ли при нем предметы и вещества, запрещенные в свободном гражданском обороте. Он ответил, что нет, так как испугался и надеялся, что у него не найдут курительную смесь. После чего сотрудник полиции сказал, что сейчас будет проведен его личный досмотр. Для участия в личном досмотре один из сотрудников полиции пригласил двоих мужчин. После чего в их присутствии, сотрудник полиции спросил у него еще раз, имеются ли при нем предметы и вещества, запрещенные в свободном гражданском обороте на территории РФ. Он снова ответил, что таковых нет. Затем сотрудник полиции разъяснил всем участвующим лицам правила проведения личного досмотра и приступил к его проведению. В ходе проведения, во внутреннем правом переднем кармане джине, надетых на нем, сотрудник полиции обнаружил пакет из полимерного материала, внутри которого находилась курительная смесь. Сотрудник полиции спросил у него, что находится внутри пакетика, он ответил, что это курительная смесь. Данный пакет был изъят и упакован в белый бумажный конверт, на котором сотрудник полиции сделал пояснительную надпись и все участвующие лица поставили свои подписи. Кроме того, сотрудник полиции изъял у него мобильный телефон. Затем сотрудник полиции составил протокол личного досмотра, с содержанием которого ознакомились все участвующие лица и поставили свои подписи. Затем он добровольно указал на место где он забрал закладку, а именно на навесной замок металлической двери, через которую осуществляется вход в подъезд дома. После чего был составлен протокол осмотра места происшествия, в котором с которым ознакомились все участвующие лица и поставили свои подписи. После чего он в сопровождении сотрудников полиции проследовал в отделение полиции, где с него было отобрано объяснение по вышеуказанным обстоятельствам.

Свидетель Ш., в судебном заседании показал, что он является оперуполномоченным отдела уголовного розыска. Он совместно с оперуполномоченным У. проводил ОРМ "Наблюдение" за М., который стоит на учете как лицо, причастное к незаконному обороту наркотических средств. На место проведения ОРМ они прибыли на служебной автомашине. Визуально ими было определено лицо, за которым они установили наблюдение. Не менее 30 минут он наблюдал, как М. постоянно с кем-то созванивался, разговаривал по телефону, ходил от дома к дому. Потом, зайдя в один из подъездов, через непродолжительное время М. вышел, и ими было принято решение остановить его и проверить на причастность к незаконному хранению наркотических средств. Они остановили М., представились, представили свои служебные удостоверения. М. вел себя испуганно, сильно нервничал, стал оглядываться. Они спросили у М., нет ли при нем веществ, запрещенных в свободном гражданском обороте, на что тот ответил, что у него данных веществ нет. После чего было принято решение о личном досмотре М. Протокол личного досмотра составлял он. У М. был обнаружен и изъят пакет из полимерного материала с находящимся в нем веществом растительного происхождения коричневого цвета, на котором были магнитные липучки. М. пояснил, что это спайс, который он приобрел для личного использования. «Закладка» наркотического средства при помощи магнитов, которые были на пакете, была прикреплена к металлической двери подъезда, из которой вышел М., а именно с внутренней стороны, там, где расположен замок - между металлической пластиной и самой дверью. Об этом им рассказал М., сами они это не видели. В дальнейшем М. пояснил, что данное наркотическое средство он приобрел через своего знакомого  - Т. Также у М. был изъят мобильный телефон и сделаны смывы с рук. Все было упаковано в конверты, на которых были сделаны соответствующие записи.

Свидетель У., в судебном заседании дал показания, аналогичные показаниям свидетеля Ш.

Оценивая в совокупности представленные доказательства, суд приходит к следующему:

Вышеизложенные исследованные судом доказательства позволяют суду установить факт приобретении М. около (данные изъяты) наркотического средства в крупном размере, путем извлечения данного наркотического средства из тайника «закладки» в двери подъезда (адрес изъят), где М. приобрел, забрав из тайника, один сверток из полимерного материала с наркотическим средством.

При этом показания свидетеля М. о том, что сбыт данного наркотического средства ему осуществил Т., не подтверждаются другими достоверными доказательствами, представленными по уголовному делу.

Данные показания свидетеля М. опровергаются показаниями подсудимого Т.

Из показаний свидетеля М. следует, что он употребляет наркотическое средство на протяжении года и приобретает его у своих знакомых, в том числе у Т. При этом отказался указывать имена других лиц, сбывавших ему наркотическое средство.

Также из показаний М. следует, что Т. сообщил ему по телефону примерно о месте нахождения «закладки» с наркотическим средством, что противоречит детализации соединений между абонентами с использованием абонентского номер М. +№ (данные изъяты), согласно которой соединений с другими устройствами и телефонных звонков с использованием абонентского номера М. в день приобретения М. наркотического средства не было и входящих звонков с абонентского номера +№ (данные изъяты), принадлежащего М., не поступало.

Данные противоречия не были устранены в судебном заседании, т.к. свидетель М. в судебное заседание по рассмотрению настоящего уголовного дела не являлся, приводом доставлен не был, и стороной обвинения не была обеспечена его явка в суд.

При этом в ходе предварительного следствия очная ставка между М. и Т. не производилась.

При таких обстоятельствах у суда отсутствуют основания доверять показаниям свидетеля М. о совершении сбыта ему наркотического средства Т.

Свидетелям Ш. и У. о совершении Т. сбыта наркотического средства М. стало известно только со слов М.  При этом Ш. в своих рапортах, составленных по факту проведения личного досмотра М. и изъятия у последнего наркотического средства, не указывал о получении им информации от М. о сбыте последнему наркотического средства Т.

Свидетель У., также не составлял рапорт о выявлении им преступления – сбыте Т. наркотического средства М.

Кроме того, из показаний свидетеля Ш. следует, что непосредственно перед задержанием М.  он видел, как тот разговаривал с кем-то по телефону, после чего зашел в подъезд дома, по выходу из которого М. был остановлен, что противоречит вышеуказанной детализации соединений между абонентами с использованием абонентского номер М., а также показаниям свидетеля М., согласно которым он звонил Т. и Т. звонил ему, когда М. находился дома.

Из показаний свидетеля У. следует, что М. пояснил, что он созвонился с Т., после чего перевел деньги на указанный Т. номер телефона путем «Киви-кошелька». После чего Т. сказал М., где можно забрать наркотическое вещество. Однако из показаний свидетеля М. следует, что он просил у Т. курительную смесь в долг.

Также суду не представлено никаких доказательств о том, что наркотическое средство, приобретенное М. через «закладку», из которой М. его забрал, было помещено именно Т.

СМС-сообщения в телефоне М., обнаруженные при его осмотре, а также детализация соединений между абонентами с использованием абонентского номер, принадлежащего М., напрямую не свидетельствуют о том, что М. договорился с Т. о сбыте последним М. наркотического средства и о том, что Т. указывал местонахождение наркотического средства М.

Кроме того, суду не представлены доказательства подтверждающие показания М. о том, что ранее Т. сбывал ему наркотические средства, в том числе сведения о перечислении М. денежных средств на счет абонентского номера Т. или на иной счет, принадлежащий Т.

Из заключений химической судебной экспертизы и физико-химической судебной экспертизы следует, что изъятое у М. наркотическое средство не совпадает по своему составу с наркотическим средством, изъятым в ходе обыска у Т.

При таких обстоятельствах, учитывая, положения ч.3 ст.14 УПК РФ, в соответствии с которыми все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого, и, принимая во внимание, что совокупность собранных и исследованных по делу доказательств не позволяет суду сделать вывод о доказанности причастности Т. к совершению им  сбыта наркотического средства в крупном размере М., в соответствии с предъявленным ему  обвинением, суд считает необходимым оправдать Т. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.296-299, 302-304, 307-309 УПК РФ, приговорил:

Т. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, оправдать на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ, в связи с его непричастностью к совершению преступления.

Признать за Т. право на частичную реабилитацию в связи с оправданием его по п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК, в связи с непричастностью к совершению преступления.

Т. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 4 (четыре) года без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов