Судебная практика стороны защиты
Полезное

Если при проведении оперативно-розыскного мероприятия сотрудники не преследовали никаких законных целей, например, раскрытия и предупреждения преступлений, то их действия при ОРМ незаконны

ontop

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

 

«Если при проведении оперативно-розыскного мероприятия сотрудники не преследовали никаких законных целей, например, раскрытия и предупреждения преступлений, то их действия при ОРМ незаконны.» 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 136 - П15                                                                              г. Москва 11 ноября 2015 г.

 

По приговору Засвияжского районного суда г.Ульяновска от 30 мая 2006 года Л. осужден: по ч.1 ст.228.1 УК РФ,  ч.1 ст.228.1 УК РФ,  ч.1 ст.228.1 УК Рф, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ , ч.1 ст.228.1 УК РФ.

Л. осужден за незаконный сбыт наркотического средства при следующих обстоятельствах. В неустановленное время, но не позднее 30 января 2006 г., Л. у неустановленного лица незаконно приобрел с целью сбыта наркотическое средство героин в количестве не менее 0,346 гр., которое стал хранить при себе, а 30 января 2006 г., примерно в 18 часов 30 минут незаконно сбыл  А. участвовавшему в проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». Последний в тот же день добровольно выдал указанное наркотическое средство сотрудникам УФСКН РФ по области.

 В своей жалобе, адресованной в Европейский Суд по правам человека (далее Европейский Суд), Л. указывал, что он осужден за преступление, совершенное в результате провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в связи с установлением Европейским Судом нарушений положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенции), допущенных при рассмотрении уголовного дела в отношении Л в суде Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению. Европейский Суд в постановлении «Л. и другие против России» от 30 апреля 2015 г. констатировал, что при рассмотрении уголовного дела в отношении Л. имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Установленное Европейским Судом нарушение положений Конвенции при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является в соответствии с подп. «б» п. 2 ч.4 ст.413 УПК РФ основанием для возобновления производства по этому делу ввиду новых обстоятельств.

Согласно ч.5 ст.415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Европейского Суда.

По смыслу названных норм закона в их взаимосвязи Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом нарушение Конвенции позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

Как усматривается из материалов уголовного дела, 30 января 2006 г. заместителем начальника Управления ФСКН РФ по области на основании «оперативных данных» о том, что неустановленное лицо по имени «С» осуществляет незаконные хранение и сбыт наркотического средства героина по цене 500 рублей за 1 гр., было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», осуществление которого было поручено А.

 В судебном заседании А. в качестве свидетеля показал, что 30 января 2006 г. он принимал участие в проведении проверочной закупки наркотического средства у Л., для чего ему вручили деньги и диктофон, после чего он договорился с Л. о встрече, сказав, что ему нужно 0,5 гр. героина, передал ему деньги, а тот через некоторое время передал ему героин в полимерном свертке, отсыпав часть героина себе.

Л. в ходе судебного разбирательства признал себя виновным частично и показал, что он согласился с просьбой А. о приобретении героина, так как сам испытал состояние «ломки» и знал, что тот употребляет наркотические средства, никакой выгоды не имел, одновременно приобретал наркотическое средство для себя.

При обосновании виновности Л. суд в приговоре сослался на вышеприведенные показания свидетеля А., показания свидетеля Н., который участвовал в качестве понятого при проведении проверочной закупки наркотического средства, протоколы личного досмотра А., передачи ему денег и диктофона, а также добровольной выдачи им наркотического средства, заключение эксперта, согласно которому вещество в свертке, выданное А. является героином.

Не согласившись с приговором, Л. и его защитник подали кассационные жалобы, в которых указывали, что осужденный не имел умысла на сбыт наркотического средства, которое приобрел по просьбе А. на деньги последнего.

Кассационной инстанцией Ульяновского областного суда упомянутые доводы признаны необоснованными, при этом указано, что у Л. сформировался умысел на сбыт наркотического средства независимо от действий сотрудников правоохранительных органов, в действиях которых отсутствуют признаки провокации.

Европейский Суд, проанализировав ранее вынесенные им постановления по другим делам, в частности, постановления по делам «Е. и другие против России», «Л. и другие против России», «В. и другие против России», отметил следующее.

В ходе пересмотра дела заявителя областной суд лишь повторил доводы суда первой инстанции относительно первого эпизода и постановил, что только при осуществлении последующих закупок наркотических средств была допущена провокация, поскольку данные оперативно-розыскные мероприятия не преследовали никаких законных целей, например, раскрытия и предупреждения преступлений.

 Национальные суды не запросили никаких материалов по поводу содержания оперативной информации и приняли только неподтвержденные показания сотрудников правоохранительных органов.

Поэтому они были не в состоянии оценить, имело ли место нарушение прав по статье 6 Конвенции в ходе проведения контрольной закупки в отношении заявителя.

Разбирательство по уголовному делу в отношении Л., по мнению Европейского Суда, не соответствовало понятию справедливого судебного разбирательства.

Пересмотр дела заявителя, выгодный для него с точки зрения исхода, не соответствует стандартам, выработанным в практике Европейского Суда в рамках статьи 6 Конвенции.

Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Таким образом, поскольку Европейским Судом установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, приговор и последующие судебные решения в отношении Л. в части его осуждения по ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство.

На основании изложенного, а также руководствуясь ч.5 ст.415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил : возобновить производство по данному уголовному делу в отношении Л. ввиду новых обстоятельств.

Приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 30 мая 2006 г., постановление Ульяновского районного суда Ульяновской области от 15 июня 2010 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ульяновского областного суда от 28 января 2013 г. в отношении Л. в части его осуждения по ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) отменить и передать уголовное дело в тот же суд для производства нового судебного разбирательство.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов