Судебная практика стороны защиты
Полезное

Вывод о виде наркотика, который, по версии обвинения, являлся предметом сбыта, не может быть основан на показаниях свидетелей

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Вывод о виде наркотика, который, по версии обвинения, являлся предметом сбыта, не может быть основан на показаниях свидетелей»

 

ПРИГОВОР

от 10 февраля 2015 года

Дело №1-1/15

(извлечение)
 

Жигулёвский городской суд Самарской области, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело      №1-1\15 по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228.1 УК РФ, установил:

С. обвинялась органом предварительного расследования в незаконном сбыте наркотического средства героин (диацетилморфин) П.А.А., неустановленной массы, по месту своего жительства по адресу: (данные адреса изъяты), после употребления которого П.А.А. был госпитализирован с диагнозом: «наркотическое опьянение морфиноподобным веществом».

В качестве доказательств вины подсудимой стороной обвинения представлены:

- показания свидетеля С.Д.А. о том, что по факту поступления П.А.А. в больницу с наркотическим отравлением было возбуждено уголовное дело, в ходе допроса П.А.А. пояснил, что наркотическим средством его угостила С., в этот день, по оперативной информации С. привезла 50 граммов героина;

- показания свидетеля М.В.А., о том, что П.А.А. угостила героином С. у себя дома уже разведенным в шприце, на просьбу П.А.А. попробовать наркотик. После его употребления П.А.А. потерял сознание, М.В.А. стал оказывать ему помощь;

- показания свидетеля Т.Н.В., фельдшера выездной бригады ГБУЗ СО «Жигулевская центральная городская больница» о том, что прибыв по вызову в комнату С., она обнаружила там мужчину без сознания, со следами инъекций на руках, ему была оказана первая помощь на месте: введен дыхательный прибор, «антидопинг», поставлен диагноз – «наркотическая кома», в машине скорой помощи он очнулся, назвал свои данные, о том, что он употребил наркотическое средство героин;

-показания свидетеля К.А.Н. врача-терапевт ГБУЗ СО «Жигулевская центральная городская больница» о том, что в терапевтическое отделение был доставлен бригадой скорой помощи мужчина в состоянии комы, со слов фельдшера, он был найден без сознания с низким артериальным давлением, первичная помощь была оказана на дому. В отделении утром мужчина очнулся, сообщил свои данные, не говорил, что употреблял наркотические средства, признавал алкоголь. Свидетелем П.А.А. был поставлен диагноз наркотическое опьянение на основании результатов его анализов;

- показания свидетеля П.А.А. о том, что С. его хорошая знакомая,  он приехал к ней в гости в состоянии сильного алкогольного опьянения, там же был М.В.А., потом свидетель употребил уже разведенное кем-то в шприце какое-то наркотическое средство внутривенно, кто его угостил этим средством он не помнит, но не С., он спрашивал любое наркотическое средство у всех, хотел употребить героин, когда ему передали шприц, по внешнему виду средство в нем было похоже на героин и по воздействию на организм, затем он потерял сознание, очнулся в больнице, врачам сказал, что употребил героин. До прихода к С. наркотическое средство последний раз употреблял два-три месяца назад, возможно ему делал инъекцию М.В.А., а возможно он сам. Свои показания на очной ставке с М.В.А. о том, что П.А.А. наркотическим средством угостила С. свидетель не подтвердил, поскольку запутался, был в неадекватном состоянии, сотрудники полиции на него не оказывали давления. После оглашения показаний данных на предварительном следствии – согласно которых, от знакомых он слышал, что С. употребляет наркотическое средство «героин», находясь у нее в гостях сообщил, что наркотик не употреблял после освобождения и хотел бы попробовать, на что С. ему пояснила, что у нее есть наркотик «героин» и она может его угостить. Когда он был уже достаточно пьян, именно С. предложила ему употребить наркотическое средство «героин», которое она передала ему уже в шприце в присутствии М.В.А., которое он употребил внутривенно, после чего потерял сознание Денег за наркотическое средство он С. не передавал, свидетель их подтвердил, но заявил, что не помнит кто ему передавал наркотическое средство, его показания о том, что это сделала С., являются его предположением.

Показания свидетеля П.А.А. на предварительном следствии получены с соблюдением норм УПК РФ, им подтверждались на очной ставке показания М.В.А., однако на очной ставке с С. свидетель П.А.А. отрицал, что та передавала ему вообще наркотическое средство, настаивал, что его инъекцию ему сделал М.В.А., а откуда он взял наркотическое средство ему не известно.

Вместе с тем, уголовная ответственность по ч.1 ст. 228.1 УК РФ, по которой обвиняется С., предусмотрена за незаконный сбыт наркотического средства.

Согласно ст.1 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 8 января 1998 года, под наркотическим средством понимаются вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года. В силу ст.2 того же Закона наркотические средства, подлежащие контролю в Российской Федерации, включаются в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (далее - Перечень), и в зависимости от применяемых государством мер контроля вносятся в определенные списки, в том числе оборот которых запрещен.

Из показаний свидетеля - врача нарколога ГБУЗ СО «Жигулевская ЦГБ» Л. следует, что установленный у П.А.А. диагноз в лечебном учреждении означает его наркотическое опьянение производным морфина, каковым, в том числе, является наркотическое средство героин, синтезируемый наряду с морфином из опия, передозировка которым в первые же минут влечет, в том числе, потерю сознания, кому, остановку дыхания, количество употребленного вещества при таких симптомах индивидуально, алкогольное опьянение усиливает реакцию организма, опиаты действуют на дыхательные органы, синтетические наркотики воздействуют на сердце и сознание, следы опиатов могут быть обнаружены в организме человека спустя 2-3 суток.

Постановлением мирового судьи П.А.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.6.9 КоАП РФ по факту употребления по адресу (данные адреса изъяты) без назначения врача наркотического средства, содержащего морфин.

В соответствии с разъяснениями, изложенным в п. 2 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 (с последующими изменениями) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", для определения вида наркотического средства, названий и свойств, требуются специальные знания, в связи с чем суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.

С. обвиняется в незаконном сбыте П.А.А. наркотического средства героин.

Однако вывод о виде наркотического средства, которое, по версии обвинения, было сбыто С., основан на показаниях свидетелей, но не специалистов, при том, что С. свою вину в совершении указанного преступления последовательно не признает.

Само вещество не было обнаружено и изъято, его принадлежность к наркотическим средствам, свободный оборот которых запрещен, масса заключением экспертизы не подтверждена.

Изложенное свидетельствует о необходимости оправдания С. по данному обвинению по основанию отсутствия в ее действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228.1 УК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 303,304, 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать С. невиновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228.1 УК РФ, оправдать ее по основанию отсутствия в деянии состава преступления, на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Признать за С. право на реабилитацию в порядке ст. ст. 133 - 138 УПК РФ по эпизоду оправдания по ч.1 ст. 228.1 УК РФ и разъяснить ей, что вопрос о возмещении имущественного вреда, связанного с уголовным преследованием, разрешается судом, указанным в ч. 2 ст. 135 УПК РФ, в порядке ст. 399 УПК РФ, а вопрос о компенсации морального вреда - в порядке гражданского судопроизводства.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов