Судебная практика стороны защиты
Полезное

Вид, состав и расфасовка изъятого у лица наркотического средства не могут однозначно свидетельствовать о том, что данное наркотическое средство планировалось для незаконного сбыта другим лицам.

ontop

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

 

«Вид, состав и расфасовка изъятого у лица наркотического средства  не могут однозначно свидетельствовать о том, что данное наркотическое средство планировалось  для незаконного сбыта другим лицам.»

 

 

 Еланский районного суда Волгоградской области, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, установил (извлечение из приговора от 13.12.2015 г.):

Органом предварительного следствия П. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, то есть в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенному в крупном размере

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

П. в неустановленное следствие время и месте, при неустановленных следствием обстоятельствах, имея умысел, направленный на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, руководствуясь корыстными побуждениями, у неустановленного следствием лица приобрел наркотическое средство каннабис (марихуану) массой не менее (данные изъяты) грамма, упакованное в пакет – майку из полимерного материала желтого цвета. После этого П., храня при себе данное наркотическое средство, принес в дом (данные адреса изъяты), где в то время временно проживал. Находясь по данному, адресу П. указанный пакет с наркотическим средством каннабисом (марихуаной) поместил в картонную коробку, которую поместил на полку в нижней части шифоньера, расположенного в первой комнате дома, где стал его незаконно хранить, тем самым создав условия для совершения преступления – незаконного сбыта наркотического средства в крупном размере. П. был задержан сотрудниками полиции.  В ходе обыска, в случаях не терпящих отлагательств, проведенного в жилище П., на полке в нижней части шифоньера, расположенного в первой комнате указанного дома была обнаружена и изъята картонная коробка, где находился пакет – майка из полимерного материала желтого цвета, в котором согласно заключению эксперта, находилось наркотическое средство растительного происхождения - каннабис (марихуана) массой в высушенном состоянии (данные изъяты) грамма. Таким образом, совершенное П. преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, так как наркотическое средство было изъято из незаконного оборота сотрудниками полиции.

Указанное обвинение поддержано государственным обвинителем при разбирательстве уголовного дела.

Анализируя исследованные доказательства, представленные государственным обвинителем, суд считает необходимым по предъявленному обвинению П. оправдать.

Так при разбирательстве уголовного дела по ходатайству государственного обвинителя в подтверждении вины П. в этом преступлении были исследованы доказательства, показания свидетелей, письменные материалы дела, в том числе протокол обыска, из которого следует, что в период времени с 07 часов 40 минут до 09 часов 15 минут в домовладении по адресу: (данные адреса изъяты) был проведен обыск, в ходе которого в шифоньере была обнаружена и изъята картонная коробка, внутри которой находился полиэтиленовый пакет с частями растения, а также обнаружен и изъят полиэтиленовый пакет с тремя металлическими кружками, внутри которых находятся частицы растения;

Указанные доказательства в совокупности не подтверждают вину П. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, то есть в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенном в крупном размере, которое не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, по факту обнаружения наркотического средства – каннабис (марихуана) в жилище П.

Так, никто из свидетелей, чьи показания были исследованы при разбирательстве уголовного дела, не изобличают П., а наоборот опровергают выводы следствия о совершении подсудимым указанного преступления.

Исследованные в судебном заседании письменные доказательства по этому эпизоду также с достоверностью не подтверждают виновность подсудимого в данном преступлении.

Сам факт обнаружения в жилище, расположенном по адресу: данные адреса изъяты), в котором П. зарегистрирован, но не проживает на протяжении последних 2-х лет, не является бесспорным доказательством его причастности к этому преступлению.

Вывод следствия о виновности П. в совершении этого преступления, вопреки требованиям ч. 4 ст. 14 УПК РФ основан на предположениях.

Поэтому в соответствии с представленными доказательствами, исследованными при разбирательстве уголовного дела и толкуя в соответствии с ч.3 ст. 14 УПК РФ все неустранимые сомнения в пользу подсудимого, суд считает необходимым оправдать П. по ч.3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, поскольку при отрицании подсудимым в ходе предварительного следствия и в судебном заседании своей вины в этом преступлении, в материалах уголовного дела отсутствуют, и суду при разбирательстве уголовного дела не представлены доказательства, убедительно и бесспорно подтверждающие выводы следствия о совершении подсудимым данного преступления.

Руководствуясь ст. 304, 307- 309 УПК РФ, суд приговорил:

П. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, оправдать на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления (дело № 1-4/15).

Если совокупность доказательств подтверждает лишь факт обнаружения и изъятия наркотиков, квалификация по ч.3 ст.30 ст.228.1 УК РФ, как покушение на сбыт исключена.

Приговором Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону П. осуждён по ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ установила и указала следующее (извлечение из кассационного определения от 23 апреля 2015 года):

В соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется только при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств.

Согласно п.2 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Как усматривается из материалов уголовного дела и установлено судом,  П. незаконно приобрёл наркотическое средство – каннабис (марихуану) в крупном размере, общей массой не менее 301,13 грамм, которую до обнаружения её сотрудниками правоохранительных органов, незаконно хранил в своём автомобиле и гараже.

Квалифицируя действия П. как уголовно-наказуемое деяние, предусмотренное ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, суд не учел, что субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, то есть умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

Из материалов уголовного дела усматривается, что П. является потребителем наркотических средств, в том числе каннабиноидов. В ходе предварительного следствия и в судебном заседании он давал показания об отсутствии у него умысла на сбыт обнаруженных наркотических средств и о хранении их для личного потребления.

Опровергая данные показания осуждённого П., суд в приговоре сослался на показания свидетелей Л., П., Б., С., П., протокол досмотра транспортного средства и акт обследования помещения, а также на заключения экспертов.

Между тем свидетели Л., П. – сотрудники правоохранительных органов, свидетели Б., С. лишь подтвердили факт обнаружения и изъятия наркотических средств из машины П. и гаража, но то обстоятельство, что П. преследовал цель распространения этих наркотических средств, из их показаний не следует. При этом свидетели Л. и П. в ходе судебного заседания пояснили, что оперативной информации о причастности П. к сбыту наркотических средств, у них не было, и они располагали лишь сведениями о хранении наркотиков данным лицом.

Вид, состав и расфасовка изъятого у П. наркотического средства также не свидетельствуют о том, что данное наркотическое средство планировалось осуждённым для незаконного сбыта потребителям.

Других доказательств того, что П. совершил какие-либо действия, направленные на  незаконный сбыта наркотических средств, в материалах дела не содержится и в приговоре не приведено.

В соответствии с ч.3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии в материалах уголовного дела достаточной совокупности доказательств, подтверждающих наличие у П. умысла на сбыт изъятого у него наркотического средства каннабиса (марихуаны), в связи с чем в силу положений ч. 3 ст. 14 УПК РФ, толкуя все сомнения в пользу осуждённого, его действия необходимо переквалифицировать с ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ на ч.2 ст.228 УК РФ, предусматривающую ответственность за незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Учитывая, что судом не установлены и не указаны в приговоре подлежащие доказыванию по уголовному делу обстоятельства, составляющие объективную сторону незаконного приобретения П. наркотического средства, что является обязательным условием наступления уголовной ответственности, в частности не установлено время совершения данного преступного деяния, что не исключает возможности истечения срока давности привлечения за его совершение к уголовной ответственности, П. не может быть осуждён за незаконное приобретение изъятого у него наркотического средства.

На основании изложенного, Судебная коллегия определила:

приговор Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону изменить:

переквалифицировать его действия с ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ на ч.2 ст.228 УК РФ, по которой назначить ему наказание - 3 года лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима (дело № 41-УД15-5).

 

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов