Судебная практика стороны защиты
Полезное

Провокация: Судебная практика по делам о наркотиках

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич
Судебная практика по установлению провокации сбыта наркотиков

В «Обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ», утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012г., относительно проведения оперативно-розыскных мероприятий по делам данной категории были сделаны следующие выводы:

«В доказывании по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, используются результаты оперативно-розыскной деятельности.

При оценке действий оперативных сотрудников в ходе проведения проверочных закупок суды руководствуются разъяснениями, данными в пункте 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14, в соответствии с которыми результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Согласно положениям ст. 5 Федерального закона Российской Федерации от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных указанным Федеральным законом.

Под провокацией сбыта судам следует понимать подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов (или лицам, привлекаемым для проведения ОРМ).

В тех случаях, когда до проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» у правоохранительных органов не было оснований подозревать лицо в распространении наркотических средств и сам сбыт наркотического средства явился результатом вмешательства оперативных работников, судом должно быть признано наличие провокации со стороны оперативных работников.

По приговору Миллеровского районного суда Ростовской области от 29 марта 2011 г. Т. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 2281 УК РФ, по следующим основаниям.

Как видно из материалов уголовного дела, 27 сентября 2010 г. оперативные работники проводили ОРМ в отношении Т. в целях закупки гашишного масла, но фактически закупщик взял у подсудимого марихуану.

Судом установлено, что на неоднократные предложения Н., выступавшего в роли покупателя при проведении проверочной закупки, о приготовлении для него гашишного масла Т. ответил отказом. Поскольку Т. отказался изготовить гашишное масло, Н. стал выпрашивать у него марихуану. Т. лишь только показал Н., где лежит марихуана, и Н. ее взял.

Учитывая указанные обстоятельства, суд пришел к выводу, что действия закупщика Н. вопреки требованиям ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» явно побуждали подсудимого Т. к совершению противоправных действий, поскольку Н. оказал в ходе общения с подсудимым определенное психологическое давление на последнего, а потому действия закупщика в данном случае содержат признаки провокации.

Кроме того, никаких сведений о том, что Т. ранее занимался сбытом марихуаны, суду не представлено.

При таких данных суд пришел к выводу, что результаты ОРМ от 27 сентября 2010г. не могут быть положены в основу обвинительного приговора, поскольку они не соответствуют требованиям закона и не свидетельствуют о наличии у Т. умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.
По другому уголовному делу Ф. осужден по приговору Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 24 ноября 2004 г. с учетом изменений, внесенных в приговор судом надзорной инстанции, по ч. 1 ст. 228 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ. Он признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, а также в незаконном хранении наркотических средств в крупном размере.

Однако, расценивая действия Ф. как уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ст. 228.1 УК РФ, суд не учел, что субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, то есть умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

Согласно приговору Ф. наличие умысла на сбыт наркотических средств отрицал, утверждая, что 31 августа 2004 г. он созвонился с З., который продавал компьютер, и договорился о его приобретении, через некоторое время З. позвонил ему сам и сказал, что вместо денег за компьютер возьмет наркотики. Поскольку Ф. хотел подарить своему ребенку компьютер, то решил на имеющиеся деньги приобрести наркотики и передать их З., купив у женщины цыганской национальности наркотики, встретился с З.

З. действовал в рамках проведения ОРМ - проверочной закупки. Ф., не имея наркотических средств для сбыта, для выполнения просьбы З. приобрел у женщины цыганской национальности героин.

Из материалов дела усматривается, что какие-либо данные, свидетельствующие о том, что Ф. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, отсутствуют.
В приговоре не содержатся доказательства того, что Ф. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции.

Из этого следует, что действия Ф. по существу были спровоцированы сотрудниками милиции, фактически совершавшими подстрекательство к совершению Ф. сбыта наркотика. Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства.

Действия Ф., совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце пункта 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14.

В связи с этим Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и последующие судебные решения по делу в части сбыта наркотического средства, а дело прекратила на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления. (определение № 49-Д07-152).

В судебной практике следует учитывать решения Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд), в которых рассматривался вопрос о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). Так, Европейский Суд в решениях по делу «Худобин против Российской Федерации» от 26 октября 2006 г. и по делу «Ваньян против Российской Федерации» от 15 декабря 2005 г. отметил такие нарушения.

По делу «Худобин против Российской Федерации» Европейский Суд, в частности, отметил, что «в принципе прецедентное право Европейского Суда не запрещает ссылаться – на стадии расследования уголовного дела и в случае, если позволяет характер преступного деяния – на доказательства, полученные в результате проведения сотрудниками органов внутренних дел операции под прикрытием. Однако применение агентов под прикрытием должно быть ограничено; сотрудники милиции могут действовать тайно, но не заниматься подстрекательством».

По этому же делу Европейский Суд, ссылаясь на дело «Тейшейро де Кастро против Португалии», в котором также было выявлено нарушение статьи 6 Конвенции, подчеркнул, что у внутригосударственных органов не было достаточных причин, чтобы подозревать заявителя в причастности к торговле наркотиками в прошлом: у него не было криминального прошлого и не было оснований полагать, что заявитель имел предрасположенность к распространению наркотиков до того, как сотрудники полиции предложили ему сделку. Кроме того, устанавливая соблюдение гарантии «справедливого судебного разбирательства» в делах, когда доказательства, собранные таким способом, не раскрывались стороной обвинения, Европейский Суд сконцентрировал свое внимание на вопросе о том, были ли обвиняемому предоставлены соответствующие процессуальные гарантии.

Далее, по делу Худобина Европейский Суд отметил, что, как следует из материалов дела, в тексте решения о проведении ОРМ содержалось очень мало информации относительно причин и целей запланированной «проверочной закупки». Кроме того, операция не находилась под судебным контролем или каким-либо иным независимым контролем. При отсутствии полной системы проверки во время проводимой операции роль более позднего контроля со стороны суда первой инстанции становится решающей. И далее, «несмотря на то, что в настоящем деле у внутригосударственного суда были причины подозревать, что имела место провокация, суд не проанализировал соответствующие фактические и правовые обстоятельства, которые могли бы помочь провести различие между провокацией и законной формой следственных действий. Следовательно, судебное разбирательство, в результате которого заявитель был признан виновным, не было «справедливым». Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.».

Таким образом, провокация сбыта наркотиков, имеет место быть и, как показывает судебная практика, прибегают к таким действиям сотрудники правоохранительных органов не так уж и редко.

При этом выявить признаки провокации бывает не так просто, поскольку обвиняемое в сбыте лицо, как правило, одинок среди всего объема доказательств обвинения, основу которого составляют показания закупщика (он же и заявитель) и оперативных сотрудников.

Последние придумывают схемы провокации, выдавая таковую за реальные фактические обстоятельства событий сбыта, внедряют в эту схему гражданское лицо, как правило, очередного осведомителя или попавшегося на употреблении наркотиков неудачника, оформляют все свои действия соответствующими актами, и все, материалы дела готовы к направлению органам следствия.

Доказать, что лицо попало лишь в сети такой схемы крайне затруднительно, но все же можно.

Приговором Ростовского районного суда Ярославской области от 28 января 2011 г. П.В.Ю. был осужден по ч.1 ст.30 п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Ярославского областного суда в судебном заседании 28 сентября 2011г. рассмотрев уголовное дело в порядке  надзора, пришел к следующим выводам.

П.В.Ю. признан виновным в приготовлении к незаконному сбыту психотропных веществ в особо крупном размере.

Согласно приговору преступление совершено при следующих обстоятельствах.

П. с неустановленного времени до 10 ноября 2010 года незаконно хранил при себе в целях сбыта психотропное вещество амфетамин массой не менее 6,82 грамма. В целях реализации своего преступного умысла, направленного на незаконный сбыт психотропного вещества, П. с неустановленного времени до 9 ноября 2010 года приискивал покупателя на указанное психотропное вещество. 9 ноября 2010 года около 16 часов 42 минут П., имея умысел на незаконный сбыт психотропного вещества амфетамин в особо крупном размере массой не менее 6,82 грамма, с абонентского номера <...>, находящегося у него в пользовании, позвонил на сотовый телефон с абонентским номером <...> мужчине по имени <...> и предложил ему приобрести психотропное вещество амфетамин в особо крупном размере. В ходе состоявшегося телефонного разговора П. договорился с <...> о продаже ему 10 ноября 2010 года психотропного вещества амфетамин в особо крупном размере по цене 1000 рублей за один грамм. Реализуя свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт психотропного вещества амфетамин в особо крупном размере массой не менее 6,82 грамма, согласно устной договоренности, достигнутой 9 ноября 2010 года с мужчиной по имени <...>, не зная о том, что указанным мужчиной является сотрудник <...> отдела ОРЧ КМ по УР УВД по Ярославской области майор милиции Ф.И.О.1, выполняющий оперативно-розыскные мероприятия, направленные на пресечение незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, выявление лиц, причастных к их незаконному обороту, в дневное время 10 ноября 2010 года П. выехал из г. <...> в направлении г. <...> на автомашине марки <...>, государственный регистрационный знак <...>, имея при себе в кармане спортивной куртки расфасованное в 15 малых полимерных пакетиков, упакованных в один пакет большого размера, психотропное вещество амфетамин, оборот которого запрещен, массой 6,82 грамма, что относится к особо крупному размеру. Тем самым П. осуществил незаконное хранение и перевозку в целях сбыта указанного психотропного вещества, умышленно создав условия для совершения им незаконного сбыта психотропного вещества амфетамин в особо крупном размере массой 6,82 грамма. Однако довести свой преступный умысел до конца П. не смог по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку 10 ноября 2010 года около 13 часов 45 минут указанное психотропное вещество было изъято у него в ходе личного досмотра на посту ДПС, расположенном на 213 км ФАД <...>.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит, что приговор и кассационное определение подлежат отмене с прекращением производства по делу за отсутствием в действиях П.В.Ю. состава преступления.

К такому выводу президиум приходит по следующим основаниям.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и в соответствии со ст.89 УПК РФ отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.

В соответствии с ч.8 ст.5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

Статьей 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" предусмотрено проведение такого оперативно-розыскного мероприятия, как проверочная закупка.

Согласно ч.7 ст.8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Критерии законности действий представителей правоохранительных органов при проведении "проверочной закупки" и отличия указанных действий от провокации преступления закреплены в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами".

Согласно п.14 указанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации необходимым условием законности проведения проверочной закупки являются:

  • соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст.7Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности",
  • соблюдение требований ст.8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка вещества, свободная реализация которого запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В судебном заседании свидетель Ф.И.О.1, сотрудник <...> отдела ОРЧ КМ по УР УВД по Ярославской области, пояснил, что у него имелась оперативная информация о том, что человек по имени <...> занимается сбытом амфетамина. Ф.И.О.1 указал, что было решено провести проверочную закупку, этому человеку через его окружение был доведен номер сотового телефона Ф.И.О.1 как лица, готового приобрести значительную партию амфетамина; <...> позвонил ему, спросил, сколько ему надо, они договорились о количестве, цене и месте продажи вещества; после того, как П. сообщил ему, на какой машине и по какому маршруту он едет и везет то, о чем они договорились, он предпринял меры к задержанию машины под управлением П.

Психотропное вещество - смесь, содержащая амфетамин, весом 6,82 грамма - было изъято при личном досмотре П.

Ф.И.О.1 также пояснил, что не проводил оперативного мероприятия, это было разовое задержание, ввиду отсутствия времени (л.д. 201).

Отвергая доводы защиты о провокации со стороны сотрудника милиции Ф.И.О.1, суд сослался на то, что инициатива по сбыту психотропного вещества согласно добытым доказательствам исходила именно от П., оперативно-розыскное мероприятие "проверочная закупка" не проводилось, провести оперативно-розыскное мероприятие с составлением соответствующих документов сотрудникам милиции не позволили временные ограничения.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, сотрудник милиции Ф.И.О.1 довел до сведения П. через его окружение свой телефон, после звонка П. он договорился с ним о продаже ему психотропного вещества амфетамин в особо крупном размере, при этом обговорил цену, количество вещества, место его продажи. Он же в момент следования П. на встречу с ним организовал его задержание.

Указанные действия сотрудника милиции могли быть признаны правомерными лишь при условии их соответствия требованиям Федерального закона"Об оперативно-розыскной деятельности".

По данному делу сотрудник милиции, выполняя все действия, характерные для оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", действовал вопреки требованиям ст.8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", закрепляющей в качестве обязательного условия проведения "проверочной закупки" наличие соответствующего постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Такого постановления по делу не выносилось. Следовательно, указанные действия сотрудника милиции по существу являются провокацией преступления.

Действия П., совершенные в результате провокации преступления, не образуют состава преступления.

Поэтому приговор и кассационное определение в отношении П. президиум отменяет, производство по делу прекращает за отсутствием в его действиях состава преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст.407 и ст.408УПК РФ, президиум постановил:

Приговор Ростовского районного суда Ярославской области от 28 января 2011 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 25 марта 2011 года в отношении П.В.Ю. отменить.

Производство по делу прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в действиях П.В.Ю. состава преступления.

Признать за П.В.Ю. право на реабилитацию (постановление Президиума по делу № 44-у-117).

При провокации  оперативными сотрудниками намеренно создаются ситуации, которые  подталкивают, вынуждают или способствуют совершению лицом выгодных провокатору (в том числе и преступных) действий.

Искусственно созданные обстоятельства при провокации не могут служить доказательствами обвинения.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 4 июня 2009 г. были отменены приговор Ширинского районного суда от 12 ноября 2007 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 26 декабря 2007 г. в отношении К., осужденного за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, то есть по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ, производство по делу прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

По настоящему делу признаки незаконного сбыта  Президиум не установил по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, сам К. наличие у него умысла на сбыт наркотических средств не подтверждал. Он пояснил, что 15 августа 2007 г. около 18 часов он сидел на лавочке возле своего дома, к нему подошел незнакомый парень и спросил, есть ли у него мак. Он ответил, что у него нет мака, а парень спросил, есть ли мак у его матери? На что он ответил, что не знает, и раньше мака у матери в огороде не видел. Вместе с незнакомым парнем они пошли к дому матери, он зашел в огород и увидел растущий в картошке мак - два-три кустика. По просьбе этого парня и в его присутствии он сорвал этот мак и передал незнакомцу. После чего парень спросил, нужны ли ему деньги? Он ответил, что нужны, так как не работает. Парень дал ему 100 рублей и часы "Командирские".

Эти показания К. нашли объективное подтверждение и другими доказательствами, представленными органом следствия и исследованными в судебном заседании.

Так, свидетель С. - мать осужденного, пояснила, что сама она в огороде мак не сеяла, сын продажей мака никогда не занимался, 15 августа 2007 г. он действительно в ее огороде увидел три кустика мака и сорвал его.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Р., действуя в рамках оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки, обратился к ранее незнакомому К., не имевшему наркотических средств для сбыта, с просьбой о приобретении для него наркотического средства.

Из показаний свидетеля Р. следует, что подойдя к К., он спросил, есть ли у него мак? На что тот ответил, что нет. Тогда он, Р. спросил у К., есть ли мак в огороде его матери? К. ответил, что не знает. Они вместе прошли к дому матери К., К. зашел в огород и сорвал два куста мака, который рос в картофеле, и передал ему (Р.). После чего он спросил у К., нужны ли ему деньги за мак, на что тот ответил согласием. Он передал К. сто рублей и часы "Командирские", а приобретенный мак - сотруднику милиции.

Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что К. до обращения к нему Р. совершал бы действия по обороту наркотических средств, в материалах дела отсутствуют и в приговоре не приведены.

Суд указал в приговоре, что К. свою вину признал полностью.

Между тем, по смыслу закона признание осужденным своей вины, если оно не подтверждается совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Суд установил, что Р. выполнял инструкцию милиции. Он согласился принять участие в "проверочной закупке" наркотиков, чтобы выявить причастность К. к обороту наркотических веществ, и, убедившись в том, что К. при себе не имеет наркотиков, предложил ему вырвать для него растущий мак на огороде матери К.

Не было доказательств, что до вмешательства Р. у милиции были основания подозревать К. в распространении наркотиков. Произвольные и неконкретные сведения в постановлении о проведении проверочной закупки от 15 августа 2007 г., из содержания которого усматривается, что в ходе проводимых оперативно-розыскных мероприятий на территории п. Шира была получена информация о том, что группа молодых парней приобретают у мужчины по имени "Ю." наркотическое средство - маковую соломку; что сбыт осуществляется небольшими пучками высушенного мака по цене 100 рублей за 1 куст мака; наркотики и средства, добытые от реализации наркотических средств, данное лицо хранит у себя в доме, судом не были проверены должным образом и не могут приниматься во внимание.

Согласно протоколам обыска по месту жительства К. наркотических средств, а также средств, добытых от реализации наркотиков - обнаружено не было. В ходе обыска по месту его жительства были обнаружены и изъяты лишь часы "Командирские", а по месту жительства его матери - С. обнаружена и изъята часть денежных средств, которые Р. по собственной инициативе передал К. за куст мака.

Таким образом, информация, полученная в разработке оперативно-розыскного мероприятия о том, что, именно К. осуществлял сбыт наркотических средств небольшими пучками высушенного мака, а также о том, что наркотики он хранит у себя в доме, не подтвердилась.

Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что К. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, в деле отсутствуют.

Также в приговоре не приведены данные, свидетельствующие о том, что К. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Отсутствуют такие данные и в материалах дела.

Из этого следует, что действия К. по существу были спровоцированы Р., выступающим в роли закупщика, фактически совершившим подстрекательство к совершению К. преступления. Он сам указал К. место, где возможно есть растущий мак - огород матери осужденного, сопроводил К. к этому месту, а после того как получил от осужденного два куста растущего мака, вырванного им в огороде, Р. сам предложил К. рассчитаться за мак деньгами в сумме 100 рублей и часами "Командирскими". Как следует из материалов дела, а также из показаний свидетеля Р. и осужденного К., последний не продавал вырванный в огороде мак, не называл за него сумму, а лишь согласился на предложение Р., рассчитаться за мак, и принял от него 100 рублей и часы "Командирские".

Эти обстоятельства не получили надлежащей оценки в приговоре. Отвергая доводы стороны защиты о провокации К. на совершение преступления со стороны правоохранительных органов, суд не привел в приговоре какие-либо мотивы, ограничившись указанием на то, что эти доводы не нашли подтверждения.

Между тем, подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны сотрудников милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства.

Действия, совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 15 июня 2006 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами".

Если органы предварительного следствия, а затем и судебные органы, при наличии признаков провокации, не желают признавать таковую и освобождать лицо от уголовной ответственности за сбыт наркотиков, то в этом случае сторона защиты должна добиваться пересмотра состоявшихся судебных решений не только в вышестоящих судах Российской Федерации, но и в Европейском суде по правам человека.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов