Судебная практика стороны защиты
Полезное

Отсутствие доказательств о приготовлении к сбыту не может быть заменено предположением о возможном сбыте наркотиков, как о наиболее вероятном способе действий обвиняемого

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Отсутствие доказательств о приготовлении к сбыту не может быть заменено предположением о возможном сбыте наркотиков, как о наиболее вероятном способе действий обвиняемого»

 

ПРИГОВОР

от 15.09.2015г.

Дело № 1-43/15

(извлечение)


Нальчикский городской суд Кабардино Балкарской республики, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по обвинению С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (приготовление к сбыту наркотического средства в кроном размере), и Т., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, ч.1 ст. 228 УК РФ (приготовление к сбыту наркотического средства в крупном размере, незаконная перевозка наркотического средства в значительном размере), установил:

10 августа 2014г., примерно в 11 часов, на территории автостоянки гостиничного комплекса «Фруктовый сад», расположенной возле стационарного поста ДПС ГИБДД МВД по КБР «Шалушка» КБР, С. незаконно приобрел наркотическое средство в крупном размере - диацетилморфин (героин), весом 109,00гр., без цели сбыта для личного употребления, которое неустановленное лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, согласно достигнутой с С. договоренности незаконно переслало последнему  из г.Москвы в г.Нальчик через водителя рейсового автобуса «Москва-Нальчик» картонную коробку из-под бытового комнатного вентилятора марки «Атланта» с наклеенным тетрадным листом в клетку и надписью от руки «Русик», в котором находилось вышеуказанное наркотическое средство, предварительно поместив его в полимерный пакет и, скрыв в блоке бытового вентилятора. После получения указанной посылки от водителя рейсового автобуса «Москва- Нальчик», С. был задержан и доставлен в расположение  ФСКН России по КБР, где в ходе досмотра С. в период времени с 13 час. 21 мин. по 15 час. 03 мин. обнаружена посылка с двумя разобранными бытовыми вентиляторами, в одном из блоков которых находилось наркотическое средство диацетилморфин (героин), весом 109,00 гр., образующие согласно Постановлению Правительства РФ № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1 и 229, 229.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации» крупный размер, которое С. незаконно приобрел без цели сбыта для личного употребления.

Т., незаконно храня в салоне своего автомобиля ВАЗ-21099,, незаконно перевозил без цели сбыта для личного употребления наркотическое средство героин (диацетилморфин), общим весом 1,51гр., что согласно Постановлению Правительства РФ № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации», образует значительный размер для данного вида наркотика , до обнаружения и изъятия сотрудниками ОС УФСКН России по КБР в ходе досмотра указанного автомобиля, произведенного в расположении ФСКН России по КБР.  

Допрошенный в судебном заседании С. виновным себя, в предъявленном обвинении признал частично и показал, что с Т. познакомился в местах лишения свободы. В начале августа 2014г. он через социальную сеть «одноклассники» получил от своего знакомого из Москвы письмо, в котором говорилось о том, что у него имеется очень большое количество наркотика и он может поделиться с ним наркотиками , передав их через автобус. Они договорились, что наркотики будут переданы через автобус и он должен встретить их 10.08.14г. При этом вечером 9.08.2014г. он находился дома у Т., где они употребили наркотики путем внутривенной инъекции, и он остался у него дома ночевать. Утром 10 августа 2014г. ему необходимо было поехать к фруктовому саду для того, чтобы забрать посылку с наркотиками , а в связи с тем, что Т. имел свой автомобиль, он попросил его добросить до автостоянки «Фруктовый сад», где должен был забрать посылку с Москвы. О том, что он намеревается забрать наркотики , он Т. не говорил, так как не хотел, чтобы кто-либо знал о том, что у него будут наркотики , так как ни с кем не хотел делиться. Наркотики он принимает с 18 -летнего возраста, употребляет их каждый день, и в день ему требуется 2 дозы. Никакой предварительной договоренности с Т. на сбыт наркотиков у него не было, наркотики он получил в подарок для собственного потребления. Когда он был задержан сотрудниками госнаркоконтроля 10 августа, сотрудники наркоконтроля его долго держали в кабинете, прикованным к батарее, укололи наркотики, после чего он ничего не помнит, он не помнит, что он подписывал, а затем он очнулся только в реанимации наркологического диспансера. Показания, данные им в качестве подозреваемого и обвиняемого не поддерживает, давал их по указанию адвоката, от услуг которой он впоследствии отказался.

В судебном заседании Т. виновным себя в предъявленном обвинении не признал и показал суду, что с С. познакомился в местах лишения свободы. За день до задержания, то есть 09.08.14г. он вместе с С. у себя дома употреблял наркотические средства. Утром 10.08.2014г.  С. попросил довезти его до остановки «Фруктовый сад», где С. должны были передать посылку из г.Москвы. Что находилось в посылке, и кто ему ее передает Т. известно не было, он и не интересовался у С. об этом. Высадив С., он развернулся, уехал и только по дороге увидел, что его преследуют сотрудники полиции. Сам он лично не видел, как задерживали С. и никакой договоренности о продаже наркотических средств у него не было, так как он с С. знаком, как с лицом, употребляющим наркотики. После задержания он попал в наркодиспансер, не помнит, что было с ним после задержания, очнулся в реанимации.

Виновность подсудимых С. по ст. 228 ч.2 УК РФ и Т. по ст. 228 ч.1 УК РФ полностью доказана в судебном заседании, представленными стороной обвинения доказательствами.

Из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля С.Л. следует, что в настоящее время является водителем автобуса с государственными номерными знаками Е 748 ВА регион 07, он осуществляет пассажирские перевозки как в г.Москву, так и в г. Нальчик, при этом их просят многие перевезти какие-либо предметы, за определенную плату, и в зависимости от его размера, он называет стоимость перевозки, о чем делает запись в журнале, имеющегося у него специально для этого. Так, 10.08.2014г. он находился на автостоянке в г.Москве на станции Люблино и ожидал пассажиров, там к нему подошел парень, который дал ему картонную коробку и попросил перевезти ее в г.Нальчик, парень передал ему деньги и данную коробку он поставил в багажник. Прибыв 10.08.2014г. в г.Нальчик на автостоянку, расположенную около гостиничного комплекса «Фруктовый сад» стали выгружаться, там к нему подошел парень, которому он отдал картонную коробку с надписью «Атланта», после чего, как он понял, парень был задержан сотрудниками. После того как он поставил коробку в багажное отделение ее никто не трогал о том, что там находилось наркотическое средство он не знал, коробку не вскрывал, содержимое не смотрел.

Органами предварительного расследования Т. обвиняется в том, что примерно в апреле 2014 года, из корыстных побуждений с целью наживы договорился с неустановленным лицом о поставке в г.Нальчик КБР через водителей рейсовых автобусов «Москва-Нальчик» наркотического средства диацетилморфин (героин), для последующего незаконного сбыта потребителям на территории КБР, тогда же с указанной целью, вступил в преступный сговор с С. В соответствии с достигнутой договоренностью Т. решал вопросы по обеспечению С. наркотическим средством диацетилморфин (героин) и непосредственному его незаконному сбыту, за что последний получал от него дозу наркотика в виде вознаграждения. Также в функции Т. входило расфасовка в полимерные отрезки диацетилморфина (героина), их взвешивание для удобного сбыта и дальнейшее хранение с целью незаконного сбыта.

В функции С. входило подыскание лиц, потребляющих наркотические средства, их непосредственный сбыт.

Неустановленное лицо согласно достигнутой с С. и Т. договоренности незаконно переслало последним из г.Москвы в г.Нальчик через водителя рейсового автобуса «Москва-Нальчик» наркотическое средство в крупном размере - диацетилморфин (героин), весом 109,00гр., предварительно поместив его в полимерный пакет и скрыв в блоке бытового вентилятора.

10 августа 2014г., примерно в 11 часов, на территории автостоянки гостиничного комплекса «Фруктовый сад», расположенной возле стационарного поста ДПС ГИБДД МВД по КБР «Шалушка»  КБР после получения указанной посылки от водителя рейсового автобуса «Москва- Нальчик» С. и Т. были задержаны в автомобиле ВАЗ-21099, с регистрационным знаком Н 609 РО 07 регион, и доставлены в расположение ФСКН России по КБР, где в ходе досмотра С. в период времени с 13 час. 21 мин. по 15 час. 03 мин. обнаружена посылка с двумя разобранными бытовыми вентиляторами, в одном из блоков которых находилось наркотическое средство диацетилморфин (героин), весом 109,00 гр., образующие согласно Постановления Правительства РФ № 1002., «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1 и 229, 229.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации» крупный размер, которое С. по предварительному сговору с Т. приготовил к незаконному сбыту в г.Нальчике лицам, потребляющим наркотические средства. Тем самым наркотическое средство диацетилморфин (героин), весом 109,0 грамма, изъято из незаконного оборота и преступление С. и Т., направленное на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере, не доведено до конца по независящим от них обстоятельствам. Действия Т. квалифицированы по ч.1 ст.30, п. «г», ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по признакам: «приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, совершенные группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере».

Суд считает, что по материалам уголовного дела не имеется доказательств причастности Т. к совершению данного преступления.

Одним из доказательств причастности Т. к приготовлению незаконного сбыта героина в крупном размере обвинение представило показания С. в качестве подозреваемого. Однако суд признал, указанные показания недопустимым доказательством и они не имеют юридической силы.

Будучи допрошенным в качестве обвиняемого С. показал, что по существу предъявленного обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ вину в инкриминируемом ему преступлении признал полностью и показал, что данные им показания, в качестве подозреваемого полностью подтверждает, при этом он добавил, что Т. наладил поставку наркотического средства – героин с апреля 2014г.. Т. сам также занимался сбытом наркотиков наркозависимым лицам на территории г.Нальчика, он также по договоренности с ним помогал Т. реализовывать наркотик – героин. За каждые две три дозы проданных наркотических средств Т. давал ему дозу наркотического средства – героин в виде вознаграждения. Т. после получения наркотического средства – героина хранил их у себя дома, расфасовывал их на дозы для дальнейшей реализации наркозависимым лицам.

Показания С. в качестве обвиняемого не подтверждены С., поскольку он  отказался от них в суде.

Сторона обвинения не представила других доказательств причастности Т. к совершению, указанного преступления.

В деле нет сведений о лицах, которые когда-либо приобретали или собирались приобретать у Т. и С. наркотическое средство, что они совместно договорились с другим лицом о поставке наркотика.

Обследование жилища, принадлежащего Т., проводилось в день задержания Т. и С., то есть у Т. не было времени избавиться от предметов, имеющих доказательственное значение, свидетельствующих о приготовлении к сбыту наркотиков . В ходе обследования жилища Т. органами предварительного расследования не было найдено каких-либо фасовочных материалов, весов, и прочего которые могли бы подтвердить наличие умысла Толов А.И. на сбыт наркотиков.

В деле отсутствуют фото, аудио, видео материалы, подтверждающие причастность Т. к совершению преступления.

В подтверждение доводов о причастности Т. и С. в приготовлении к сбыту наркотических средств, обвинение ссылается на представленные в материалах уголовного дела протоколы осмотра предметов и места происшествия, и показаний понятых и сотрудника наркоконтроля.

Однако вышеперечисленные доказательства подтверждают факт незаконного приобретения С. наркотических средств в крупном размере, и незаконного хранения Т. наркотиков в своей автомашине.

Таким образом, подкрепленных доказательствами достаточных данных, дающих основание считать, что С. вступил в предварительный сговор с Т. о сбыте наркотиков, суду не представлено.

Из документов оперативной деятельности следует, что у сотрудников УФСКН была информация о том, что С. и Т. занимаются незаконным оборотом наркотиков. Однако данная информация ничем не подтвердилась.

Допрошенный в судебном заседании оперативный сотрудник А.А. показал, что не располагает конкретными фактами, которые бы свидетельствовали о том, что С. и Т. занимаются незаконным сбытом наркотиков , нет в деле также где, кому и когда намеревался сбывать наркотические средства С., кроме его показаний на следствии, от которых он отказался в судебном заседании и, которые ничем не подтверждены.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении  № 18-О «По жалобе граждан Н.М.Б. и С.М.И. на нарушение их конституционных прав отдельными положениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно которой результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, то есть так, как это предписывается ст. ст. 49 (ч. 1) и 50 (ч. 2) Конституции Российской Федерации».

Преступление, предусмотренное ст. 228.1 УК РФ, не отнесено к формальным составам и при оценке его объективной стороны важнейшее значение имеет не сам размер наркотического средства, а ее неотъемлемая составляющая в виде цели преступления, предполагающая ответ, в чьих интересах действовал приобретатель наркотического средства.

Отсутствие доказательств о приготовлении к сбыту не может быть заменено предположением о возможном сбыте подсудимым С. наркотиков, как о наиболее вероятном способе поведения последнего.

С. является лицом, употребляющим наркотическое средство героин, и в день, с его слов, ему необходимо две дозы- это два грамма. Изъятое у него количество наркотика достаточно ему для личного потребления на срок около двух месяцев. В данном случае лишь вес, изъятого наркотического средства у лица, употребляющего наркотические средства, не может быть доказательством об умысле на приготовление к их сбыту.

В соответствии с правилами ст. 14, ч. 1 ст. 88, ст. 307 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу обвиняемого; обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии с положениями ст. 50 Конституции Российской Федерации и в силу ст.75 УПК РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. В случае признания доказательства, полученным с нарушением закона, суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона.

В соответствии со ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Таким образом, Т. по ч.1 ст.30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ следует оправдать в связи с непричастностью его к совершенному преступлению.

Действия С. необходимо переквалифицировать с ч.1 ст.30, п. «г», ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ по признакам: « незаконное приобретение и хранение наркотических средств крупном размере».

Действия Т. по ч.1 ст. 228 УК РФ суд квалифицирует по признакам: «незаконные хранение, перевозка без цели сбыта наркотических средств в значительном размере».

Из обвинения следует исключить признак незаконного приобретения наркотических средств, изъятых из автомашины Т., поскольку следствием не установлены место, способ приобретения таковых.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 296-299, 302-310, 312-313 УПК РФ, суд приговорил:

Признать С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст.228 УК РФ.

Признать Т. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч.1 УК РФ.

Т. по ч.1 ст.30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ оправдать за непричастностью к совершению преступления.

В соответствии со ст. 134 УПК РФ признать за оправданным  Т. право на реабилитацию.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов