Судебная практика стороны защиты
Полезное

Квалификация действий посредников

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич
Как квалифицировать действия посредника при купле-продаже наркотика

Одним из наиболее проблемных вопросов квалификации по ст.228-1 УК РФ является оценка действий посредника.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник.

Приговором Кировского районного суд г. Омска от 29 мая 2009 года Щередин А.В.  был осужден за совершение 3-х преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ, к 5 годам лишения свободы за каждое; на основании  ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу был также осужден Булаев Р.В.

Постановлением президиума Омского областного суда от 12 июля 2010 года приговор  в отношении Щередина А.В. был изменен: его действия по фактам покушений на сбыт наркотических средств, совершенных 3, 4 и 5 декабря 2008 года квалифицированы по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ, как единое продолжаемое преступление, за совершение которого назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в судебном заседании 29 сентября 2011г., рассмотрев материалы уголовного дела в порядке надзора, установила:

по приговору суда Щередин А.В. признан виновным и осужден (с учетом внесенных изменений) за покушение на незаконный сбыт героина Б. массой 0,92 гр., 1,14 гр. и 1,21 гр.

Преступление совершено 3, 4 и 5 декабря 2008 г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Как усматривается из уголовного дела и установлено судом, Щередин А.В. по просьбе Б., выступавшего в роли покупателя при проведении оперативного мероприятия "проверочная закупка наркотических средств", на деньги последнего 3, 4 и 5 декабря 2008г. приобрел у осужденного по данному делу Булаева Р.В., героин, массой 0,92 грамма, 1,14 грамм и 1,21 грамм соответственно, который и передал в указанные дни Б.

Эти действия Щередина А.В. суд первой инстанции квалифицировал как три самостоятельных преступления, предусмотренные ч.3 ст.30 и п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ.

Президиум Омского областного суда, пересматривая в порядке надзора приговор в отношении Щередина А.В., пришел к выводу о том, что действия осужденного, связанные с передачей в ходе проверочных закупок наркотических средств Б., совершенные 3, 4 и 5 декабря 2008 года, образуют единое продолжаемое преступление и квалифицировал их по одной статье - по  ч.3 ст.30 и п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ, смягчив наказание и оставив в остальной части судебные решения без изменения.

Вместе с тем, при оценке доказательств факта передачи Щерединым А.В. наркотического средства Б., суды первой, а затем и надзорной инстанций не учли, что по смыслу закона само по себе данное обстоятельство не может являться основанием для квалификации действий виновного как сбыт наркотических средств.

Как следует из показаний Щередина А.В., признанных судом достоверными, он сам употреблял наркотические средства, ранее знал Б. и осужденного по данному делу Булаева Р.В. 3, 4 и 5 декабря 2008 года Б. обратился к нему с просьбой помочь приобрести наркотические средства. Он согласился и приобрел для Б. на деньги последнего героин у Булаева Р.В., с которым предварительно созвонился и оговорил место встречи. Купленный на деньги Б. героин передал последнему.

Допрошенные в судебном заседании свидетели Б., Т., Х. и Ф. подтвердили обстоятельства, изложенные Щерединым А.В., связанные с приобретением у Булаева Р.В. и последующей передачей наркотических средств Б.

При этом, как видно из показаний Б. он, зная о том, что Щередин А.В., как и он, употребляет наркотики, о чем также было известно Щередину А.В., попросил последнего приобрести для него героин. Когда Щередин А.В. согласился, то он, Б., обратился в правоохранительные органы и выразил желание выступить в роли покупателя при проведении оперативно-розыскных мероприятий "проверочная закупка".

Таким образом, исследованные в судебном заседании доказательства объективно свидетельствуют о том, что на тот момент, когда к Щередину А.В. обратился Б. он, Щередин А.В., не имел наркотического средства, которое мог бы продать (передать) Б. При этом купленный Щерединым А.В. на деньги Б. героин принадлежал последнему, который и взял его, как владелец.

Из приведенных в приговоре доказательств, в том числе показаний осужденного по данному делу Булаева Р.В. и самого осужденного Щередина А.С, следует, что последний передал Булаеву Р.В. за наркотическое средство ... рублей. Именно эту сумму денег Щередин А.В. непосредственно получил от Б. для покупки героина.

Иных объективных доказательств, подтверждающих, что Щередин А.В. оставлял какую-либо часть денег себе или получал за свои действия какое-то вознаграждение, судом в приговоре не приведено. Отсутствуют они и в материалах дела.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит, что выводы и оценки суда в этой части носили характер предположений.

С учетом изложенного Судебная коллегия прихшла к выводу, что Щередин А.В., приобретая героин по просьбе Б. и на его деньги, оказывал помощь последнему в приобретении наркотических средств, а не сбывал их. Эти действия посредника в приобретении наркотических средств или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в приобретении наркотических средств.

На основании изложенного, Судебная коллегия определила:

Приговор Кировского районного суда г. Омска от 29 мая 2009 года и постановление президиума Омского областного суда от 12 июля 2010 года в отношении Щередина А.В. изменить.

Переквалифицировать действия осужденного с ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ на ч.5 ст.33 и  ч.1 ст.228 УК РФ, по которым назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 2 года и 10 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима (Дело N 50-Дп11-17).

Если лицо, как посредник, приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает последнему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В этом случае его действия необходимо квалифицировать по ч.5 ст.33 и соответствующей части статьи 228 УК РФ.

Приговором Кировского районного суда г. Омска от 28 апреля 2009 г. Ураев Р.Т. был осужден пост.30 ч.3, 228-1 ч.1УК РФ к 4 годам лишения свободы; пост.30 ч.3, 228-1 ч.2 п. «б» УК РФ, за совершение двух преступлений, к 5 годам лишения свободы за каждое; в соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, 4 годам и 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 18 июня 2009 года приговор в отношении Ураева Р.Т. был оставлен без изменения.

Постановлением президиума Омского областного суда от 18 октября 2010 года приговор и кассационное определение в отношении Ураева Р.Т. были изменены:

действия осужденного по фактам покушения на сбыт наркотических средств 23, 24, 27 октября 2008 года квалифицированы как одно преступление, по ст.30 ч.3, ст.228-1 ч.2 п. «б» УК РФ, за которое назначено 5 лет лишения свободы; кроме того, исключено указание о назначении наказания по совокупности преступлений, по правилам ст.69 ч.3 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев в судебном заседании 7 июля 2011г. уголовное дело в порядке надзора, установила следующее.

По приговору суда, с учетом внесенных изменений, Ураев Р.Т. признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт героина У. массой, соответственно, 0,47 грамм, 0,98 грамм и 0,96 грамм.

Преступления совершены 23, 24 и 27 октября 2008 г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия находит судебные решения подлежащими изменению.

Как усматривается из уголовного дела, Ураев по просьбе У., который выступал в роли покупателя при проведении оперативного мероприятия "проверочная закупка", и на деньги последнего приобрел непосредственно у Алексейцевой 23 и 24 октября 2008 года и у Симонова и Алексейцевой 27 октября 2008 года, осужденных по данному делу, героин, соответственно, массой 0,47 грамм, 0,98 грамм и 0,96 грамм, который и передавал в указанные дни У.

Указанные действия Ураева квалифицированы судом, с учетом внесенных в приговор изменений, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

Вместе с тем, при оценке доказательств, подтверждающих факт передачи Ураевым наркотического средства У., суд первой  и надзорной инстанции не учли, что по смыслу закона само по себе данное обстоятельство не может являться достаточным основанием для квалификации действий виновного как сбыт наркотических средств.

Как следует из показаний осужденного Ураева, данных им в ходе предварительного следствия и признанных судом достоверными, он сам употребляет наркотические средства. 23 и 24 октября по просьбе У. и на деньги последнего приобретал героин у Алексейцевой, с которой предварительно созванивался. Свои деньги на приобретение наркотиков не вкладывал. Был заинтересован бесплатно получить дозу героина от У. за оказанную помощь в приобретении наркотических средств. От продавца наркотиков ничего не получал.

По факту сбыта наркотических средств 27 октября 2008 года Ураев в судебном заседании показал, что, получив от У. деньги, он встретился с Симоновым, осужденным по данному делу, передал ему деньги и последний указал ему на домофон, где лежал коробок, в котором находилось два свертка с героином. Коробок он передал У.

Осужденные по данному делу Алексейцева и Симонов подтвердили в судебном заседании обстоятельства сбыта Ураеву наркотических средств, при изложенных им обстоятельствах.

Допрошенный в судебном заседании свидетель У. также подтвердил, что, выступая в роли покупателя при проведении проверочных закупок 23, 24 и 27 октября 2008 года, он обращался к Ураеву, которого знал и с которым ранее употреблял наркотические средства, с просьбой о приобретении наркотических средств. При этом передавал Ураеву деньги, после чего последний у Алексейцевой приобретал героин и передавал ему. 27 октября Ураев позвонил Алексейцевой, однако она сказала обратиться к ее мужу. Ураев зашел в подъезд, вскоре вышел и передал ему 2 свертка.

Аналогичные показания об обстоятельствах приобретения Ураевым наркотических средств и последующей передачи их У. дали свидетели В., К., И.

Таким образом, исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что в момент, когда к Ураеву обращался У., он, Ураев, не имел наркотическое средство, которое мог бы продать (передать) У. При этом купленный Ураевым за деньги У. героин принадлежал последнему, который и взял свое имущество как владелец.

При таких вытекающих из материалов уголовного дела обстоятельствах следует признать, что Ураев, покупая героин по просьбе У. и на его деньги, оказывал помощь последнему в приобретении наркотических средств, а не сбывал их и не покушался на их сбыт.

В силу ст.33 УК РФ действия посредника в приобретении наркотических средств или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в оконченном приобретении наркотических средств в форме пособничества.

На основании изложенного, Судебная коллегия определила:

Приговор Кировского районного суда г. Омска от 28 апреля 2009 г. и постановление президиума Омского областного суда от 18 октября 2010 г. в отношении Ураева Р.Т. изменить: переквалифицировать его действия сост.30 ч.3 , ст.228-1 ч.2 п. «б» УК РФ наст.33 ч.3, ст.228 ч.1 УК РФ, по которым назначить ему наказание в виде 3 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима (Дело N 50-Д11-11).

Если лицо, как посредник, приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства, перевозит таковое средство для последнего  и передает ему данное средство, то такое лицо также является пособником в приобретении. В этом случае его действия  должны быть квалифицированы по ч.5 ст.33 и соответствующей части статьи 228 УК РФ.

Приговором Димитровградского городского суда Ульяновской области от 1 февраля 2006 г. П. был осужден по ч.1 ст.228-1 УК РФ на 4 года лишения свободы; ч.1 ст.228 УК РФ на 2 года лишения свободы. На основании  ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 5 лет лишения свободы, в исправительной колонии общего режима.

Постановлением президиума Ульяновского областного суда от 24 августа 2006 г. приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 1 февраля 2006 г.  был изменен: действия П. переквалифицированы с ч.1 ст.228-1 УК РФ на ч.3 ст.30 и ч.1 ст.228-1 УК РФ, по которой с применением ст.64 УК РФ назначено 3 года лишения свободы, и на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30 и ч.1 ст.228-1, ч.1 ст.228 УК РФ, окончательно назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора,  в судебном заседании 19 октября 2007г. установила по делу следующие обстоятельства.

П., с учетом внесенных изменений, признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотического средства, а также в незаконных приобретении, перевозке и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

5 сентября 2005 года около 18 часов 30 минут М., выполняющий поручение Димитровградского МРО УФСКН РФ по Ульяновской области о производстве проверочной закупки наркотического средства, позвонил П. на его сотовый телефон и попросил приобрести половину грамма героина за 500 рублей. В это время П. направлялся на своей автомашине ВАЗ-21099 г. за приобретением героина для личного потребления к известному ему под кличкой "Якут" цыгану в село Новый Буян Красноярского района Самарской области, и согласился приобрести героин и для М. за свои деньги.

Около 19 часов П., находясь около дома N 1, по улице Территория Больницы села Новый Буян Красноярского района Самарской области, незаконно приобрел у данного лица за свои деньги в сумме 1500 рублей наркотическое средство героин в крупном размере общей массой 1,441 г., содержащееся в двух свертках из полимера: 0,333 гр. - для дальнейшего сбыта М., 1,108 гр. - для личного потребления, которые перевез на своей машине в г. Димитровград.

После этого П., предварительно согласовав с М. место встречи, направился на указанной автомашине к магазину "Дом быта", расположенному в доме 35 по пр. Ленина в г. Димитровграде. Около 21 часов 20 минут П. в своей автомашине возле магазина "Дом быта", незаконно сбыл М. наркотическое средство героин массой 0,333 гр., содержащееся в свертке из полимера, завернутом в отрезок фольгированной бумаги, за 500 рублей, предварительно помеченные, и врученные М. Димитровградским МРО УФСКН РФ по Ульяновской области, а наркотическое средство героин в количестве 1,108 гр. продолжал хранить при себе для личного потребления. Полученное у П. наркотическое средство М. около 21 часов 30 минут добровольно выдал сотрудникам Димитровградского МРО УФСКН РФ по Ульяновской области, а у П. героин в количестве 1,108 гр. был изъят в ходе задержания при личном досмотре.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия считает, что имеются основания для пересмотра состоявшихся по делу судебных решений в отношении осужденного П.

Признавая П. виновным в сбыте наркотического средства, суд в приговоре указал, что в данном случае П. незаконно приобрел наркотики за свои деньги, перевез из одной области в другую, используя собственное транспортное средство, и сбыл М., получив от него деньги и часть наркотиков за услугу.

В обоснование своих выводов суд сослался на показания самого осужденного, показания свидетелей М., Л., Я., С., К., а также материалы проверочной закупки в ходе проведения этого оперативного мероприятия, заключение эксперта о наркотическом средстве.

Однако показания указанных свидетелей и другие доказательства, приведенные в приговоре, не подтверждают вывод суда о том, что П. приобрел, хранил и перевозил героин с целью сбыта, М. приобрел наркотик у П., а П. сбыл ему наркотик.

В судебном заседании П. пояснил, что 5 сентября 2005 года он решил приобрести героин для личного потребления и около 16 часов выехал на своей машине вместе с сожительницей К. в  п. Мулловка к цыгану по кличке "Якут". Он созвонился с "Якутом" и сообщил, что едет за наркотиком. "Якут" сказал, чтобы он подъехал в с. Новый Буян Самарской области. По дороге ему (П.) позвонил М. и попросил приобрести полграмма героина, сказал, что деньги у него есть. Он (П.) ответил, что купит героин за свои деньги, так как сам едет за наркотиками. "Якут" при встрече передал ему (П.) два мешочка с героином. В одном был примерно грамм наркотического средства, в другом - полграмма. Он (П.) передал "Якуту" 1500 рублей. На обратном пути ему снова позвонил М., сообщив, что будет его ждать у Дома быта. Там он (П.) передал М. сверток с героином, за что последний передал ему 500 рублей. Вскоре он (П.), был задержан сотрудниками наркоконтроля, и при личном досмотре у него изъяли деньги и героин.

Эти показания осужденного не только не опровергнуты, но и объективно подтверждены исследованными судом и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, из показаний допрошенного в судебном заседании свидетеля М. следует, что 5 сентября 2005 года он выступал закупщиком героина при проведении проверочной закупки наркотического средства у П. После того, как ему в отделе наркоконтроля в присутствии понятых вручил предварительно помеченные деньги (в сумме 500 рублей), он позвонил П. и спросил, может ли он достать полграмма героина. Тот ответил, что едет за героином для себя и купит для него за свои деньги. Встретившись с ним около 19 часов у Дома быта, он (М.) сел в машину к П., где П. передал ему сверток из фольги, он (М.) отсыпал ему немного героина за услуги и передал указанные выше 500 рублей, после чего вышел из машины.

Свидетель К. пояснила суду, что 5 сентября 2005 года она со своим сожителем П. поехала в с. Новый Буян Самарской области, где он хотел у цыгана по кличке "Якут" приобрести для себя героин. По дороге на сотовый телефон ему позвонил М. и попросил для него взять полграмма героина, П. согласился помочь ему. Купив наркотик у "Якута", они поехали обратно. У Дома быта в г. Димитровграде она вышла из машины и туда сел М. Через некоторое время после того, как М. вышел из машины, их задержали сотрудники наркоконтроля.

Эти же обстоятельства подтверждены показаниями свидетеля Л., сотрудника УФСКН по Ульяновской области, об обстоятельствах проведения проверочной закупки.

Таким образом, по делу установлено, что между П. и М. была договоренность об оказании П. помощи М. в приобретении героина. П. не имел наркотического средства, которое мог бы продать М. сразу после звонка последнего по сотовому телефону, так как сам находился в пути следования за приобретением героина для личного потребления.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия считает, что действия осужденного П. подпадали под признаки состава преступления, предусмотренного ст. ст. 33 ч.5 и 228 ч.1 УК РФ, поскольку в указанном случае имело место соучастие в приобретении наркотических средств для М., но так как в соответствии с Постановлениями Правительства РФ в редакции от 8 июля 2006 года №  421 и от 4 июля 2007 года № 427 "Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228-1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации, вес героина приобретенного для М. массой 0,333 грамма не укладывается в понятие крупного размера, который должен быть свыше 0,5 грамма, уголовное преследование в отношении П. подлежит прекращению, следовательно, состоявшиеся судебные решения в части осуждения П. по ст.30, ч.3, ст.228-1УК РФ необходимо отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления на основании ст.24 ч.1 п.2 УПК РФ.

Кроме того, с учетом того, что срок наказания у П. исчисляется с 6 сентября 2005 года, он подлежит освобождению из-под стражи по данному делу за отбытием наказания.

На основании изложенного, Судебная коллегия определила:

Приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 1 февраля 2006 г. и постановление президиума Ульяновского областного суда от 24 августа 2006 г. в отношении П. в части осуждения его ч.3 ст.30, ст.228-1 ч.1 УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления на основании ст.24, ч.1 п. 2 УПК РФ  (надзорное определение N 80-Д07-17).

В случаях, когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия, проверочной закупки, то действия посредника не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств по ч.5 ст.33, ч.3 ст.30 и соответствующей части ст.228 УК РФ.

По приговору Фрунзенского районного суда г. Иваново от 31 октября 2005г. М. был осужден по ч.5 ст.33 и ч.2 ст.228 УК РФ.

М. был признан виновным в том, что в ходе оперативно-розыскного мероприятия  «проверочная закупка» по просьбе К. внедренного оперативного сотрудника, действовавшего в ходе ОРМ, и на его деньги незаконно приобрел у неустановленного лица не менее 5,1 гр. наркотического средства –героина. Позднее М. передал К. два свертка из полимерного материала с находящимся в них наркотическим средством –героином в количестве 5,1 грамма.

Согласно последующим судебным решениям приговор в части квалификации оставлен без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе адвоката, изменила судебные решения в связи с неправильным применением уголовного закона, указав следующее.

Согласно приговору суда по данному делу была проведена проверочная закупка, в ходе которой наркотическое средство было изъято из оборота.

По смыслу закона, в тех случаях, когда передача наркотического средства осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995г. № 144 –ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», содеянное следует квалифицировать по ч.3 ст.30 и соответствующей части ст.228 УК РФ, так как в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из оборота.

Следовательно, действия М следует переквалифицировать с ч.5 ст.33, ч.2 ст.228 УК РФ на ч.5 ст.33, ч.3 ст.30 и ч.2 ст.228 УК РФ как пособничество в покушении на приобретение наркотического средства в особо крупном размере (определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ № 7-Д11-7).

Нахождение наркотического средства, полученного от сбытчика, у посредника для передачи его приобретателю не требует дополнительной квалификации  как незаконное хранение без цели сбыта.

Судебная коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда, пересматривая по кассационной жалобе приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда в отношении Ш., пришла к выводу о том, что квалификация его действий по ч.2 ст.228 УК РФ как незаконное хранение без цели сбыта того же наркотического средства является излишней.

Нахождение героина при задержанном, когда он передает его лицу, которому оказывает содействие в приобретении  наркотического средства, в данном случае входит в объективную сторону  преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.3 ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ и дополнительной квалификации по ч.2 ст.228 УК РФ не требует.

Судом кассационной инстанции  из приговора в отношении Ш. было исключено осуждение по ч.2 ст.228 УК РФ (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ. Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012г.).

Действия лица,  как посредника, должны быть квалифицированы и в том случае, когда к этому лицу обратилось другое лицо, выступавшее в роли покупателя при проведении ОРМ «проверочная закупка», и исследованными в судебном заседании доказательствами не было подтверждено, что лицо, к которому обратились за приобретением наркотическим средством, владело таким средством, которое могло бы продать покупателю. При этом, в такой ситуации, имеет существенное значение не установление органами предварительного следствия источника приобретения наркотика.

Приговором Советского районного суда г. Омска от 25 сентября 2009 г. Аленухин А.Н. был осужден по ст.30 ч.3 , ст.228-1 ч.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст.30 ч.3, ст.228-1 ч.2 п. п. «б» УК РФ за совершение двух преступлений к 5 годам лишения свободы за каждое.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 5 лет и 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Омского областного суда от 18 июля 2011 года приговор в отношении Аленухина А.Н. был изменен. Действия осужденного по фактам покушения на сбыт наркотических средств 5, 6 и 12 мая 2009 года квалифицированы по ст.30 ч.3, 228-1 ч.2 п. «б» УК РФ, по которой назначено 5 лет лишения свободы. Исключено указание о назначении наказания на основании ст.69 ч.3 УК РФ. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в судебном заседании 28 февраля 2012г., рассмотрев материалы уголовного в порядке надзора, установила:

по приговору суда, с учетом внесенных изменений, Аленухин признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт героина Б. массой, соответственно, 0,55 грамма, 0,34 грамма и 0,66 грамма.

Преступление совершено 5, 6 и 12 мая 2009 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, Аленухин по просьбе Б. которая выступала в роли покупателя при проведении оперативного мероприятия "проверочная закупка" и на деньги последней приобрел непосредственно у Андреева и Рутца, осужденных по данному делу, героин, 5, 6 и 12 мая 2009 года, соответственно, массой 0,55 грамма, 0,34 грамма и 0,66 грамма, который и передавал в указанные дни Б.

Данные действия осужденного Аленухина судом первой инстанции квалифицированы как самостоятельные преступления, предусмотренные  ст.30 ч.3, ст.228-1 ч.1 УК РФ, ст.30 ч.3, ст.228-1 ч.2 п. «б» УК РФ (2 преступления).

Президиум Омского областного суда, пересматривая в порядке надзора приговор в отношении Аленухина, пришел к выводу о том, что действия осужденного, связанные с передачей наркотических средств Б. в ходе "проверочных закупок" 5, 6 и 12 мая 2009 года образуют единое продолжаемое преступление и квалифицировал эти действия осужденного по ст.30 ч.3, ст.228-1 ч.2 п. «б» УК РФ, оставив в остальной части судебные решения, без изменения.

Вместе с тем, при оценке доказательств, подтверждающих факт передачи Аленухиным наркотического средства Б., суд первой инстанции, а затем и суд надзорной инстанции не учли, что по смыслу закона само по себе данное обстоятельство не может являться основанием для квалификации действий виновного как сбыт.

Как следует из показаний осужденного Аленухина, с осужденным по данному делу Андреевым он знаком, ранее приобретал у него наркотические средства для личного потребления. Позже познакомился с осужденным Рутцем, который вместе с Андреевым занимался сбытом наркотических средств, а затем познакомился с Б., которая также употребляла наркотические средства и 5, 6, 12 мая 2009 года, по просьбе Б. и на полученные у нее деньги, приобретал у осужденных Андреева и Рутца героин, который затем и передавал Б. Действовал он каждый раз самостоятельно, по мере обращения к нему Б. которой он помогал приобретать героин.

Осужденные по данному делу Рутц и Андреев подтвердили в судебном заседании обстоятельства сбыта Аленухину наркотических средств, при изложенных им обстоятельствах.

Из оглашенных и исследованных в судебном заседании показаний свидетеля Б. следует, что, выступая в роли покупателя при проведении проверочных закупок 5, 6 и 12 мая 2009 года, она обращалась к Аленухину, которого знала, и который ранее помогал ей приобретать наркотики у Рутца и Андреева. При этом она, спросив, может ли Аленухин приобрести для нее героин, передавала ему деньги, после чего последний уходил, а, возвратившись, отдавал ей героин.

Аналогичные показания об обстоятельствах приобретения Аленухиным наркотических средств и последующей передачи их  Б. дали свидетели М., Ж., З.

Таким образом, исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что в момент, когда к Аленухину обращалась Б., он, Аленухин, не имел наркотическое средство, которое мог бы продать (передать) Б. При этом купленный Аленухиным за деньги Б. героин, принадлежал последней, которая и взяла свое имущество как владелец.

При таких обстоятельствах, из материалов дела усматривается, что Аленухин, приобретая героин по просьбе Б., и на ее деньги, оказывал лишь помощь последней в приобретении наркотических средств.

На основании изложенного, судебная коллегия определила:

Приговор Советского районного суда г. Омска от 25 сентября 2009 г., постановление президиума Омского областного суда от 18 июля 2011 г. в отношении Аленухина А.Н. изменить, переквалифицировать его действия со ст.30 ч.3, ст.228-1 ч.2 п. «б» УК РФ на ст.33 ч.5, ст.30 ч.3, ст.228 ч.1 УК РФ, по которой назначить 2 года и 11 месяцев лишения свободы (Дело N 50-Д12-4).

Таким образом, при оценке действий лица на предмет применения квалификации необходимо принимать во внимание, что подтвержденный в судебном разбирательстве факт передачи наркотического средства выступающему в роли покупателя лицу не может являться безусловным основанием для квалификации таких действий по ст.228-1 УК РФ как сбыт наркотического средства.

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов