Судебная практика стороны защиты
Полезное

Как установить и доказать подброс наркотиков

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

«Как установить и доказать подброс наркотиков»

 

Очень часто от обвиняемых по уголовным делам, возбужденным по ст. ст. 228, 228.1 УК РФ можно услышать о том, что наркотики были подброшены. Однако доказать это стороне защиты крайне сложно. В таких ситуациях адвокату необходимо более тщательно проверять материалы дела относительно обстоятельств самого события, правомерность участия понятых, а,  главное, подвернуть тщательному анализу и проверке действия самих оперативных сотрудников.

Уголовное дело, возбужденные в отношении П. по ст. 228 УК РФ, наглядно показало, как сторона защиты должна доказывать подброс наркотиков обвиняемому. Результат такой работы в нижеизложенном постановлении органов следствия.

 

Постановление

о прекращении уголовного преследования

21 декабря 2012 г.

 

Старший следователь 9-го отдела Следственной службы УФСКН по г. Москве майор полиции Ш. рассмотрев материалы уголовного дела № 115889,

УСТАНОВИЛ:

Настоящее уголовное дело возбуждено 26 марта 2012 года 3-м отделом СС УФСКН РФ по г. Москве в отношении Х., по ст.ст.30 ч.3, 228-1 ч.2 п. «б» УК РФ.

Из материалов настоящего уголовного дела следует, что 26 марта 2012 года, примерно в 19 часов 05 минут, Х., находясь по адресу: г. Москва, Ленинградский пр-т, д.74. в ходе ОРМ «проверочная закупка», проводимого сотрудниками 2-го отдела Службы по САО УФСКН РФ по г. Москве совершила покушение на незаконный сбыт наркотического средства - гашиша, весом 4,0 гр., что относится к крупному размеру, за 2500 рублей Б., однако преступление до конца довести не смогла, так как была задержана, а наркотическое средство изъято из незаконного оборота.

После задержания, в ходе оперативно-розыскного мероприятия «опрос», проводимого указанными выше оперативными сотрудниками, Х., указала о том, что наркотическое средство - гашиш, которое она передала Б., она приобрела у мужчины по имени «Сергей», который в последствии, в ходе ОРМ «проверочная закупка», проведенного с ее участием, был задержан.

Кроме того, Х. указала о том, что ей известен П., который занимается незаконным оборотом наркотиков и несколько раз угощал ее наркотическим средством - МДМА. Однако наркотические средства она у него не приобретала.

При получении от Х. указанной информации оперативными сотрудниками был составлен рапорт, в котором они указали о том, что Х. приобретает наркотические средства у П., проживающего по адресу: г. Москва, ул. Кунцевская, д.0. корп.0, кв.0, который был направлен в 3-й отдел СС УФСКН РФ по г. Москве.

А следователем после этого было вынесено постановление о возбуждении перед судом ходатайства о проведении обыска в жилище П., которое было направлено в суд. Судом было вынесено постановление о разрешение производства обыска в жилище
П. После чего постановление суда с поручением о производстве указанного обыска следователем было передано оперативным сотрудникам.

03 апреля 2012 года, примерно в 19 часов 35 минут, по адресу: г. Москва, ул. Кунцевская, д.0, корп.0, кв.0 сотрудниками 2-го отдела Службы по ЗАО УФСКН РФ по г. Москве П., был задержан.

03 апреля 2012 года, в период времени с 19 часов 40 минут по 20 часов 00 минут, по адресу: г. Москва, ул. Кунцевская, д.0. корп.0, кв.0, в ходе личного досмотра у П. сотрудниками полиции было изъято наркотическое средство - МДМА, весом 3,24 гр., что относится к особо крупному размеру. По поводу изъятого П. заявил, что не знает, откуда у него взялся сверток с порошкообразным веществом, он ему не принадлежит.

После этого, 03 апреля 2012 года, в период времени с 20 часов 05 минут до 22 часов 35 минут, в указанной квартире, где зарегистрирован и проживает П., на основании судебного решения, с которым последний был ознакомлен в 20 часов 00  минут.  04   апреля  2012  года,  был  проведен  обыск, в ходе которого сотрудниками полиции было изъято три фрагмента фольги, аптекарские весы и два пластиковых контейнера со следами наркотического средства - эфедрона (меткатинона).

03 апреля 2012 года в период времени с 22 часов 15 минут до 22 часов 30 минут с кистей рук П. были осуществлены смывы. В ходе последующей химической экспертизы на тампонах, которыми осуществляли смывы, были обнаружены следы наркотического средства- эфедрона (меткатинона).

В ходе медицинского освидетельствования, проведенного в Наркологической больнице
№ 17 г. Москвы у П. состояние наркотического одурманивания, а также факта употребления им наркотических средств, установлено не было.

В своем объяснении П. указал о том, что к незаконному обороту наркотических средств он никакого отношения не имеет, их распространением он не занимается и не употребляет их. Несколько раз он употреблял препарат, стимулирующий тактильные ощущения во время секса.

В ходе ОРМ «опрос» П. заявил о том, что изъятое у него в ходе личного досмотра порошкообразное вещество в свертке ему подложили сотрудники полиции, которые произвели его задержание. Пояснив при этом, что несколько раз употреблял стимулятор.

04 апреля 2012г.  П. был задержан в порядке ст.ст.91-92 УПК РФ.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого П. от дачи показаний в соответствии со ст.51 Конституции РФ отказался.

05 апреля 2012 года П. было предъявлено обвинение по ст.228 ч.2 УКРФ.

Будучи допрошенным в качестве обвиняемого П., дал показания о том, что несколько раз он употреблял стимулятор тактильных ощущений для секса, который на самом деле оказался наркотическим средством. Указанное вещество он заказывал с помощью сети Интернет. 23 февраля 2012 года он заказал бесплатно два пробника с предположительно разными по ощущениям веществами, которые ему передали через проводника поезда «Вильнюс - Москва». Часть указанных веществ он употребил, а оставшуюся часть хранил при себе для личного употребления. 03 апреля 2012 года, примерно в 19 часов 30 минут, он возвращался домой с работы. Когда он подошел к квартире, где проживает, он был задержан сотрудниками полиции. После задержания он прошел с сотрудниками полиции в свою квартиру, где в присутствии понятых был проведен его личный досмотр, в ходе которого у него был изъят сверток с порошкообразным веществом. А после этого ему было предъявлено постановление о производстве обыска в его квартире, на котором он расписался. В ходе обыска квартиры было изъято два пустых контейнера, кусочки фольги и весы.

05 апреля 2012 года П. был освобожден из-под стражи, и в отношении него была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Допрошенные в качестве свидетелей сотрудники полиции Б., У., Г., А., К., Х. и Ю. показали, что никакие наркотические средства они П. не подкладывали. Постановление о разрешении обыска в жилище последнего, было предъявлено П. перед его личным досмотром. Но на указанном постановлении последний  расписался, только после его повторного предъявления, перед началом обыска в жилище.

Допрошенные  в  качестве свидетелей  понятые Ж. и Л., присутствующие при личном досмотре П. и обыске, проведенном по месту    жительства    последнего,    показали,    что   сотрудники полиции предъявили постановление   о   разрешение   производства   обыска   в   жилище   П., последнему сразу после его задержания, перед началом его личного досмотра.

В последствии, будучи дополнительно допрошенным П. изменил свои ранее данные показания, в которых заявил о том, что к незаконному обороту наркотических средств он никакого отношения не имеет, их он не употреблял, не хранил, не сбывал и никого ими не угощал, изъятое у него наркотическое средство - МДМА, а также весы, контейнеры и фрагменты фольги, на которых были обнаружены следы наркотического средства, изъятые в ходе обыска его жилища, были подложены сотрудниками полиции. Постановление о производстве обыска в его жилище, было предъявлено ему только после проведения его личного досмотра, перед проведением самого обыска в его жилище, о чем свидетельствует надпись в указанном постановлении о времени его ознакомления, сделанная его рукой. Когда он подписывал протокол обыска, то обратил внимание на то, что на протокол было рассыпано порошкообразное вещество, которому он не придал значения, смахнул своими руками. Показания, которые изложены в протоколе его допроса в качестве обвиняемого, после предъявления ему обвинения, он не подтверждает, такие показания он не давал, указанные показания придумал и написал следователь К., который расследовал уголовное дело в то время. С изложенными там показаниями ему было предложено только ознакомится и поставить свою подпись в протоколе, так как это была частью неотъемлемого условия, чтобы в отношении него не избирали меру пресечения в виде заключения под стражу, а избрали меру пресечения в виде подписке о невыезде.

Вышеизложенные показания обвиняемым П. были подтверждены на очной ставке, проведенной между ним и свидетелем - оперативным сотрудником А.

В материалах уголовного дела имеется информация о том, что П. обращался с заявлением по поводу передачи следователю К. денежных средств в сумме 1000000 рублей, вымогательства  с него 2000000 рублей, а также неправомерных действий сотрудников полиции, которые подложили ему наркотическое средство, в ССБ УФСКН РФ по г. Москве.

По указанному заявлению сотрудниками ССБ была проведена проверка, в ходе которой факты, изложенные в заявлении П. были проверены в ходе психофизиологического исследования  с использованием полиграфа, в ходе которого была выявлена следующая информация;

- «с долей вероятности до 80 процентов, по существу проводимой проверки, обследуемый дает правдивую информацию, отвечая на значимые вопросы;

- с долей вероятности до 80 процентов факты, изложенные в заявлении в основном соответствуют действительности;

- с долей вероятности до 90 процентов, сверток с наркотическим средством, изъятый в ходе личного досмотра П., не принадлежит последнему;

- с долей вероятности до 85 процентов, сверток из полимерного материала с содержимым порошкообразным веществом светло-серого цвета, изъятый из левого наружного кармана куртки П., был подброшен ему оперативными сотрудниками Службы по САО в момент задержания исследуемого на лестничной площадке квартиры 0, корп.0, д.0, по ул. Кунцевская, г. Москвы, 03 апреля 2012 года, около 20 часов;

- с долей вероятности до 90 процентов П. ранее употреблял наркотики;

- с долей вероятности до 90 процентов в середине марта 2012 года он приобрел психостимулирующее вещество по средствам сети Интернет;

- с долей вероятности до 75 процент занимался сбытом наркотиков» (предметы изъятые в ходе обыска «весы»);

- с долей вероятности до  80  процентов  знаком  с  Х.;

- с долей  вероятности  до  80 процентов сотрудник наркоконтроля, находясь на лестничной площадке возле квартиры П., во время задержания подложил в левый наружный карман его куртки сверток с содержимым наркотического средства;

- с долей вероятности до 85 процентов, обследуемый не располагает данными о том, какого цвета было наркотическое средство, находящееся в свертке;

- с долей вероятности до 75 процентов, в ходе обыска сотрудники полиции подбросили запрещенные к свободному обороту вещества;

- с долей вероятности до 80 процентов, сотрудники наркоконтроля не зачитывали постановление о производстве обыска в квартире задержанного П., находясь на лестничной площадке в подъезде;

- с долей вероятности до 80 процентов, сотрудники наркоконтроля произвели в квартире задержанного его личный досмотр, а затем зачитали постановление о производстве обыска в квартире;

- с долей вероятности до 80 процентов, оперативные сотрудники наркоконтроля, следователь К.,  сфабриковали в отношении П. уголовное дело;

- с долей вероятности до 80 процентов следователь К. причастен к вымогательству денежных средств  обследуемого в количестве: 1000000 рублей - за избрание меры пресечения в виде подписки о невыезде, 2000000 рублей - за переквалификацию состава преступления с более тяжкого на менее тяжкое». Кроме того опрошенные в ССБ вышеперечисленные сотрудники полиции, следователь К.  отказался от психофизиологического исследования его пояснений.

Таким образом, в ходе расследования, сделать однозначный вывод о виновности или невиновности П. в совершении незаконного хранения наркотических средств, в особо крупном размере, не представляется возможным.

Однако, следствие обращает особое внимание на то, что на постановлении о разрешении обыска в жилище П., имеется надпись о том, что последний был ознакомлен с указанным постановлением в 20 часов 00 минут 03 апреля 2012 года, а личный досмотр П. был проведен в период времени с 19 часов 40 минут до 20 часов 00 минут в помещении квартиры, то есть до того как последний был ознакомлен с постановлением о разрешении производства обыска в жилище, который был оформлен актом досмотра и изъятия, в котором имеются ссылки на ст.ст.6, 15, 17 ФЗ РФ «Об ОРД» от 12 августа 1995 года № 44-ФЗ, ст.ст.41, 48 ФЗ РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 08 января 1998 года № 3-ФЗ.

Кроме того как следует из материалов уголовного дела у оперативных сотрудников имелось поручение следователя о производстве обыска в жилище П. (само поручение, кстати, в материалах уголовного дела отсутствует), в таком случае в рамках производства обыска в жилище (естественно после ознакомления фигуранта с постановлением о разрешении производства обыска), следовало провести личный обыск П., который должен был быть зафиксирован соответствующим протоколом, составленным в соответствии с УПК РФ, а никак не актом досмотра и изъятия.

Либо оперативным сотрудникам следовало поступить иным образом, но также в рамках закона, а именно: вынести постановление о проведении ОРМ «наблюдение» за квартирой П., провести указанное ОРМ, в ходе которого задержать П. около квартиры, либо в любом другом месте (кроме квартиры), зафиксировать результаты ОРМ в соответствующем акте, составить рапорт о задержании П., провести его личный досмотр на месте задержания, либо любом другом месте (кроме квартиры), после чего предъявить постановление о разрешении производства обыска в его квартире и провести обыск.

 В описанном случае, составление акта досмотра и изъятия в отношении П. в рамках ФЗ «Об ОРД» носило бы законный характер. А в данном, рассматриваемом случае, указанный акт досмотра и изъятия у П. наркотического средства не может быть признан допустимым доказательством, по описанным выше обстоятельствам и соответственно все последующие действия с изъятым, а может и подложенным сотрудниками полиции наркотическим средством не могут носить законный характер, и не могут быть признаны допустимыми. Что является ключевым моментом в рассматриваемом уголовном деле, поскольку наркотическое средство в данном случае является предметом преступления.

Кроме того следствие считает необходимым отметить, что все следственные действия и процессуальные мероприятия, в том числе допрос П. в качестве подозреваемого, предъявление ему обвинения, допрос его в качестве обвиняемого, в также избрание в отношении него меры пресечения, были осуществлены по уголовному делу № 112968, возбужденному в отношении Х., и никого более, в том числе и в отношении П. в установленный законом срок, процессуальное решение, такое как возбуждение уголовного дела, принято не было.

Данные факты являются существенным нарушением Уголовно-процессуального закона, и соответственно приведенные выше следственные действия, выполненные с участием П. не могут быть признаны допустимыми доказательствами его вины.

Также следствие обращает внимание на то, что безупречные, в плане доказывания вины П., показания понятых Ж. и Л., присутствующих при личном досмотре П. и изъятия у него наркотического средства, а также при производстве обыска в жилище последнего, о том, что П. было предъявлено постановление о разрешении обыска в жилище было представлено для ознакомления перед началом его личного досмотра, не могут быть положены в основу обвинения, и также не могут сыграть переломный момент в плане доказывания вины П., поскольку указанные лица, уже ранее присутствовали в качестве понятых при ОРМ «проверочная закупка», проведенном 26 марта 2012 года в отношении Х., до 03 апреля 2012 года по указанному уголовному делу они уже были допрошены в качестве свидетелей, соответственно являлись участниками судопроизводства и не могли после этого выступать в качестве понятых.

Кроме того, как показывает практика расследования уголовных дел, поступающих в 9-й отдел СС УФСКН РФ по г. Москве из 3-го отдела СС УФСКН РФ по
г. Москве, по которым задержание фигурантов осуществлялось сотрудниками 2-го отдела Службы по ЗАО УФСКН РФ по г. Москве, практически во всех оперативно-розыскных мероприятиях в качестве понятых выступали либо Ж., либо Л., либо оба сразу.

Из чего следствие делает вывод о том, что указанные лица, являются хорошими знакомыми сотрудников указанного подразделения, тем самым заинтересованными лицами в исходе дела, которые способны дать под влиянием указанных сотрудников любые, выгодные для последних, показания, в том числе и такие которые не соответствуют действительности.

Изъятие в ходе обыска в жилище П. предметов со следами наркотического средства - эфедрона (меткатинона), а также наличие на его руках следов указанного наркотического средства, также не свидетельствует о том, что последний причастен к незаконному обороту наркотического средства - МДМА, которое якобы было изъято у него в ходе личного досмотра, поскольку указанные наркотические средства относятся к совершенно разным группам. И если основываясь на указанный факт следствие может допустить, что П. мог быть связан с незаконным оборотом наркотического средства - эфедрона (меткатинона), но никак не с наркотическим средством - МДМА.

Также в ходе расследования уголовного дела было установлено, что сведений о том, что П. занимался незаконным распространением наркотических средств и психотропных веществ, у оперативных сотрудников не был.

Также в ходе расследования не было получено сведений, компрометирующих личность П., а также сведений о том, что он употребляет наркотические средства. На учетах у нарколога и психиатра он не состоит, ранее не судим, к уголовной и другой ответственности не привлекался, по месту жительства характеризуется положительно, имеет постоянное место работы и соответственно официальный источник дохода.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, а также то, что в соответствии со ч.3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу обвиняемого, следствие считает, что виновность П. в совершении указанного преступления не доказана и в его действиях отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ст.228 ч.2 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 27, ст.78, ст. 212, ст. 213 УПК РФ, постановил: Прекратить уголовное дело (уголовное преследование) в отношении подозреваемого (обвиняемого) П.  

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов