Судебная практика стороны защиты
Полезное

Как опровергнуть выводы судебной экспертизы

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич
О том, как сторона защиты может опровергнуть выводы судебного эксперта по наркотикам

В силу п.3 ч.2 ст.74 УПК РФ заключение  эксперта  определено одним из самостоятельных видов доказательств по уголовному делу, которому субъектами уголовно-процессуального доказывания отводится  важная роль. По многим делам заключение эксперта позволяет определить предмет преступления, подтвердить или опровергнуть причастность лица к совершенному преступлению, определить причину смерти или степень тяжести  вреда здоровью  и т.д.

В то же время заключение эксперта, его выводы и ответы на интересующие органы следствия или суд вопросы не могут являться аксиомами.

Данное доказательство, также как и любое другое доказательство,  в соответствии со ст.87 УПК РФ может быть проверено путем сопоставления с другими доказательствами, а также путем получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

При проверке заключения эксперта могут быть выявлены его  неполнота, немотивированность, несоответствие требованиям закона. Должны обязательно учитываться и научность использованных экспертом методик, методов, соответствие выводов эксперта проведенным исследованиям, полнота исследований и сделанных на их основе выводов. Принимаются во внимание также сведения о личности эксперта, его специальности и компетентности.

Сопоставление заключения эксперта с другими собранными по делу доказательствами позволяет убедиться в его частичном, полном совпадении или не совпадении с ними. В дальнейшем проверка заключения эксперта может осуществляться путем собирания новых доказательств, к которым закон относит назначение повторной судебной экспертизы.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ №  28 от 21.12.2010г. «О судебной экспертизе по уголовным делам» было высказано следующее: «При оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Одновременно следует учитывать квалификацию эксперта, выяснять, были ли ему представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования».

Так, например, предметом преступления ст.ст.228, 228-1 УК РФ являются наркотические средства.

Определить является ли изъятое у лица вещество  наркотическим средством или нет возможно только посредством назначения и проведения судебно-химической экспертизы.

Согласно требованиям ст.ст.228, 228-1 УК РФ, данные обстоятельства требуют безупречного установления, поскольку основанием привлечения лица к уголовной ответственности является достоверное установление того обстоятельства, что у последнего было изъято именно наркотические средство.

Приговором Люблинского районного суда г.Москвы от  28.08. 2008г. Б. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1; ч.1 ст. 228-1  УК РФ и приговорен с применением ч.3 ст.69 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 11 лет.

Б. был осужден за то, что, являясь частным предпринимателем, занимался розничной продажей бакалейной продукции, в том числе семян растения мак, которые, по мнению суда, содержали наркотическое средство -маковую солому, из которой наркозависимые лица изготавливали наркотическое средство –ацетилированный опий.

В подтверждение виновности Б. суд сослался в приговоре на заключения судебно-химических экспертиз № 1244/07, № 1245/07, № 1247/07 согласно выводам которых,   растительная масса 416,2г., 437,7г., и 25905,0 г., изъятая 6.09.2007г. в ходе проведения выемки у Х. и М. и в ходе проведения обыска в павильоне № 23 «б» является смесью семян растения мак и наркотического средства –маковая солома. Масса маковой соломы, в перерасчете на сухое вещество, составила 3,113 г., 0,613г. и 73,212 г.

В целях проверки указанных заключений судебно-химических экспертиз, сторона защиты, воспользовавшись правом, предусмотренным п.3 ч.1 ст.53 УПК РФ, направила данные заключения экспертов в лабораторию криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий Российского Федерального Центра Судебных Экспертиз при Министерстве юстиции РФ и    в отделение химико-токсикологической экспертизы 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ,  для разъяснения вопросов, связанных с достоверностью сделанных  в этих экспертизах выводов.

В результате были получены заключения специалистов. В суд были вызваны специалисты В. и К.,  предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, допрошены. Заключения специалистов по ходатайству стороны защиты были приобщены судом к материалам уголовного дела в качестве доказательств в порядке п.3-1 ч.2 ст.74 УПК РФ.

В частности специалистами В. и К. были сделаны следующие выводы: «Для того, чтобы определить является ли растительная масса маковой соломой или нет необходимо установить наличие в  массе таких алкалоидов, как кодеин, морфин, табаин. Эти три вида алкалоидов в заключениях экспертов не описаны. На основании чего эксперты пришли к выводу о наличии в растительной массе маковой соломы из заключений установить невозможно. Оптическая микроскопия проведена экспертами не правильно, поскольку был использован спирт, а не вода, как это требуют методические рекомендации. При исследовании не был использован метод газожидкостной хроматографии, который является подтверждающим присутствия в растительной массе алкалоидов. Исследование не было доведено экспертами до конца. Эксперты имели дело с пищевым продуктом- зернами мака, которые не являются наркотическим средством. Экспертам необходимо было применять методические рекомендации и ГОСТ от 01.01.2007г.,  поскольку на экспертизу был представлен пищевой мак, а не растение мак. Примесью является побочный продукт при изготовлении. Смесь включает в себя наркотики. Пищевой мак и маковая солома-это разные вещества, которые не могут образовать смесь, обратное противоречило бы ГОСТу, который признает пищевой мак пищевым продуктом.

Поэтому частицы растительного происхождения светло-бежевого цвета, обнаруженные в семенах мака, ошибочно и необоснованно обозначенные экспертами, как наркотическое средство - маковая солома, являются примесью, которая в семенах мака не может рассматриваться в качестве наркотического средства, за которое устанавливается уголовная ответственность, поскольку в указанном ГОСТе от 01.01.2007г. не оговаривается отсутствие в семенах пищевого мака наркотических средств, а лишь указывается (п.4,5), что  содержание в пищевом маке наркотических средств определяется после введения соответствующего нормативно-правового акта Правительства РФ. Такого постановления Правительство РФ до сих пор не принято. Таким образом, ГОСТ Р 52533-2006 «Мак пищевой. Технические условия» изначально допускает возможность наличия в семенах пищевого мака какого-либо количества наркотических средств, за которые к уголовной ответственности привлечь нельзя, поскольку такие средства в пищевом маке являются примесью, за содержание которой уголовная ответственность не предусмотрена.

Таким образом, заключения экспертов, являлись необоснованными, а выводы ошибочными».

Оценить с точки зрения достоверности выводы экспертов и опровергающие эти выводы заключения специалистов возможно было только в одном случае –это назначение повторной судебно-химической экспертизы, поскольку ни суд, ни стороны не обладают специальными познаниями в области исследования наркотических средств, а руководствуются исключительно знаниями специалистов и экспертов в этой области исследований, их выводами по конкретно исследованным веществам.

Однако суд на неоднократные ходатайства защиты безмотивно отказывал в назначении такой экспертизы.

Приговор Люблинского районного суда г.Москвы от 28.08.2008г. в отношении Б. был обжалован в кассационном порядке.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 08.10.2008г. указанный приговор был отменен, уголовное дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям: «В подтверждение своих выводов о виновности Б. в совершении преступлений суд сослался на заключения судебно-химических экспертиз, признав их достоверными и допустимыми доказательствами. В ходе судебного разбирательства судом также были допрошены в качестве специалистов В. и К., а также приобщены к материалам дела и исследованы заключения специалистов, которые фактически противоречат  положенным в основу приговора заключениям судебно-химических экспертиз. Однако суд фактически не дал надлежащей оценки заключениям специалистов и их показаниям в судебном заседании как доказательствам по уголовному делу. Указав, что специалисты не исследовали сам  объект экспертизы, суд не учел, что специалистами поставлена под сомнение достоверность выводов судебно-химических экспертиз, имеющихся в деле с точки зрения методики проведенных исследований. При наличии таких обстоятельств суд не принял мер к устранению возникших после приобщения  к делу заключений специалистов и их допроса в судебном заседании в соответствии с  требованиями УПК РФ противоречий между заключениями экспертов и специалистов. При таких обстоятельствах, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам  дела» (Дело № 22-11604).

В ходе нового судебного разбирательства по делу в отношении Б. судом в ЭКЦ МВД РФ были назначены повторные комиссионные судебно-химические экспертизы, по результатам проведения которых были получены заключения судебных экспертов № № 5501, 5508, 5509, где сделаны выводы о том, что общая семенная масса зерен пищевого мака с примесью частиц растительного происхождения  к наркотическим средствам не относится.

Изложенные обстоятельства свидетельствовали о том, что Б. не занимался реализацией наркотических средств, поскольку содержимое пакетиков наркотическим средством не являлось.

Однако приговором Люблинского районного суда г. Москвы от 12.08.2009г. Б. повторно был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1, ч.1 ст.228-1 УК РФ и приговорен к наказанию в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы (Дело № 1-40-09).

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда кассационным определением от 02.12.2009г. указанный приговор отменила, производство по уголовному делу в отношении Б.  прекратила на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, освободив Б. из-под стражи в зале суда (Дело № 22-14295).

Материалы уголовного дела в отношении Б. показывают, что из-за недостоверных первоначальных выводов судебных экспертов человеку было предъявлено обвинение в совершении тяжкого и особо тяжкого  преступлений, в результате чего он более двух лет содержался под стражей в СИЗО.

В соответствии со ст.87 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также путем получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

При наличии в уголовном деле совокупности доказательств, к которым относятся заключения и показания специалистов, опровергающие и противоречащие  заключениям судебных экспертов, выводы по уголовному делу о доказанности либо недоказанности предъявленного подсудимому обвинения не могут быть сделаны, а собранные доказательства в совокупности  не могут быть признаны достаточными для разрешения уголовного дела, поскольку в силу ст. 379, п.3 ст. 380 УПК РФ приговор не может быть постановлен на совокупности противоречивых доказательств.

Нежелание суда проверять представленные стороной обвинения доказательства, а иными словами, осуществлять правосудие по уголовному делу, приводит к нарушению права подсудимого на справедливое судебное разбирательство.

В постановлении № 13-П от 29.06.2004г. Конституционный суд РФ  указал:

«…обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения.

Каких-либо положений, допускающих освобождение суда от выполнения этих обязанностей, Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит…

Исходя из предписаний статей 2, 18 и 45 (часть 1) Конституции Российской Федерации, суд, осуществляя доказывание, обязан принимать в установленных процессуальных формах все зависящие от него меры к тому, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления».

В соответствии  с п. 3-1 ч.2 ст.74 УПК РФ заключение и показания специалиста являются доказательствами по уголовному делу.

В соответствии  с п.21 ч.4 ст.47, п.11 ч.1 ст.53 УПК РФ сторона защиты имеет право защищаться от предъявленного обвинения  любыми средствами и способами, не запрещенными законом.

Уголовно-процессуальный закон не запрещает стороне защиты получать и представлять суду заключение специалиста в опровержение заключения эксперта.

В связи с чем, представляемое защитой суду в качестве доказательства- заключение специалиста, которое опровергает доказательства стороны обвинения,  является законным способом и средством защиты.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 28 от 21.12.2010г. было рекомендовано для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда  привлекать специалиста, который может давать разъяснения  в форме устных показаний или письменного заключения (п.19).

Было обращено внимание судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 статьи 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза (п.20).

Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

Доказать последнее возможно только посредством привлечения специалистов в той или иной области знаний, навыков, исследований, практического опыта., которыми должно обладать лицо в результате получения соответствующего специального образования.

Однако одного обращения к специалистам недостаточно. Надо знать процедуру приобщения заключения специалиста к материалам уголовного дела для того, чтобы такое заключение получило статус допустимого доказательства.

Согласно ст.74 УПК РФ доказательствами являются любые сведения, облеченные в форму. Защитник не уполномочен законом сведениям придавать процессуальную форму.

Таким правом наделены только субъекты уголовно-процессуального доказывания, к которым, согласно ст.ст.74, 85, 86 УПК РФ, относятся органы дознания, следствия и суд.

Сведения, полученные в соответствии с требованиями  п.3 ч.1 ст.53, ст.ст.58, 73, 74, 85, 86, 270 УПК РФ и изложенные в заключении специалистов, только после выполнения судом ряда требований  могут стать  доказательствами по делу.

Недопустимым доказательствам заключения специалистов могут быть признаны только в одном случае – нарушения процедуры их получения и приобщения. В связи с чем стороне защиты необходимо соблюсти процедуру приобщения заключения специалиста в качестве доказательства по уголовному делу. Для этого специалист в порядке ч.4 ст.271 УПК РФ приглашается в суд для допроса в качестве специалиста, где судья предупреждает его об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения и заведомо ложных показаний, разъясняет права в порядке ст.ст.251, 270, 58 УПК РФ, о чем специалист дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Только после соблюдения данной процедуры лицо получает статус специалиста и участника уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу.

Допрос специалиста производится по аналогии с допросом в суде эксперта. Суд оглашает заключение судебного эксперта, которое было предметом исследования специалистом. После чего стороны и суд  допрашивают специалиста  и только после допроса сторона защиты заявляет ходатайство о приобщении заключения специалиста в качестве доказательства по уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление суда.

Что же касается достоверности изложенных в заключении специалистов сведений, то признать эти сведения достоверными или нет, можно только с помощью других специалистов или экспертов в той области исследований, по которым были получены заключения.

В Ярославском областном суде  рассматривалось уголовное дело в отношении С., где в ходе судебного разбирательства было исследовано заключение судебно-химической экспертизы № 2-2260, в котором экспертом были сделаны выводы о том, что «вещество, обнаруженное на поверхности денежных билетов, изъятых при осмотре места происшествия, и  вещества на фрагменте ваты, содержащем смыв с кисти правой руки С., вещество с двух листов белой бумаги, двух резинок голубого цвета и резинки розового цвета, одинаковы по качественному составу компонентов и цвету люминесценции с веществом, представленным в качестве образца сравнения.

Выводы указанной экспертизы подтвердили факт нахождения в руках С. переданных ему денежных банкнот.

Защита С. в целях проверки указанного заключения эксперта обратилась с запросом к специалистам лаборатории криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий Российского Федерального Центра Судебных Экспертиз при Министерстве юстиции РФ о даче заключения на предмет законности и обоснованности выводов судебного эксперта, на что было получено заключение.

Специалист В., исследовав заключение эксперта, пришел к выводу о том, что оно характеризуется неполнотой проведенного исследования. В частности, люминесцирующие вещества исследовались с помощью единственного метода – тонкослойной хроматографии, имеющей ограниченную информативность, не использовались такие высокоинформативные методы как ИК-спектроскопия, хроматомасс-спектрометрия; не использованы методы газожидкостной и жидкостной хроматографии. Это не позволило определить химическую природу люминесцирующего вещества и, следовательно, решить вопрос о присутствии на исследованных объектах  следов специальных химически веществ. Экспертом не был установлен полный химический состав специальных химических веществ, которые использовались для маркировки (пометке) денег. Им не определено количественное содержание люминесцирующих компонентов, а также содержание в СХВ микроэлементов, не установлено присутствие (отсутствие) нейтральных наполнителей.  Это не позволило решить вопрос о том, что люминесцирующее вещество, следы которого обнаружены на объектах №№ 1, 2, 3, 4 и  люминесцирующее вещество, образец которого представлен на экспертизу (объект № 6) имеют общий источник происхождение.

Существенным недостатком рассматриваемого заключения эксперта  было признано отсутствие в нем должной оценки результатов исследования и обоснования выводов. По существу, выводы экспертом декларированы. Анализ заключения эксперта показал, что эксперт  имеет существенные пробелы специальных знаний как в области процессуальных основ производства судебных экспертиз, так и в области экспертного исследования специальных химических веществ, используемых для маркировки (мечения) объектов.

Данное заключение специалиста по ходатайству стороны защиты было приобщено судом к материалам уголовного дела в качестве доказательства. В связи с чем, для устранения возникших противоречий между доказательствами, в судебное заседание для допроса был вызван эксперт К., который, после ознакомления с заключением специалиста, признал ошибочность своих выводов.

Постановлением  Ярославского областного  суда заключение эксперта № 2-2260-07, как доказательство, подтверждающее виновность С. в совершении преступления, было признано недопустимым при доказывании обстоятельств уголовного дела.

Есть вопросы, как опровергнуть экспертизу по наркотикам? Обращайтесь в коллегию адвокатов "Фомин и партнёры".

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов