Судебная практика стороны защиты
Полезное

Если установлено, что у лица изъято большое количество наркотика, который был расфасован одноразовыми дозами в несколько отдельных упаковок, то данные факты не могут однозначно говорить об умысле лица на сбыт наркотика.

ontop

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

 

 
       «Если установлено, что у лица изъято большое количество наркотика, который был расфасован одноразовыми дозами в несколько отдельных упаковок, то данные факты не могут однозначно говорить об умысле лица на сбыт наркотика.»

 

Органами предварительного следствия М. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ.

Приговором Первомайского районного суда г. Омска от 15 июня 2017 года действия М. были квалифицированы по ч.2 ст.228 УК РФ по следующим, установленным судом обстоятельствам (извлечение).

М. 22.01.2017 г. не позднее 00 часов 50 минут посредством сети «Интернет» незаконно приобрел без цели сбыта у неустановленного лица, использующего ник «Влад», вещество общей массой 4,78 гр., содержащее в своем составе наркотическое средство - производное N-метилэфедрона, в крупном размере. Указанное вещество он забрал из тайника- «закладки», расположенного по адресу (данные изъяты), и стал незаконно хранить при себе без цели сбыта до 00 часов 50 минут, когда он был задержан сотрудниками полиции в ходе ОРМ «Наблюдение». В ходе личного досмотра М., проведенного с 01 часа 10 минут до 01 часа 57 минут, указанное выше наркотическое средство в крупном размере было обнаружено и изъято.

На основании Постановления Правительства РФ № 681 от 30.06.1998 года «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», вещество, содержащее в своем составе наркотическое средство – производное N-метилэфедрона, включено в список наркотических средств, оборот которых в РФ запрещен.

Согласно Постановления Правительства РФ № 1002 от 01.10.2012 года «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228?, 229 и 229.1 УК РФ» размер вещества, содержащего в своем составе наркотическое средство - производное N-метилэфедрона, общей массой 4,78 грамма, является крупным.

В судебном заседании подсудимый М. виновным себя в предъявленном обвинении признал частично, пояснив, что изъятое при нем наркотическое средство приобрел и хранил для личного употребления, сбывать не хотел.

Подсудимый М. пояснил суду, что в первых числах января 2017 г. он испытывал физическую боль и недомогание в связи с ранее полученной травмой. Встретив Б., он по предложению последнего, для облегчения состояния здоровья попробовал наркотик путем курения, ему стало легче. Затем он вновь обратился к Б. за наркотиком, но денег не было и поэтому он передал Б. свой телефон взамен на наркотик. Телефон был у Б. в течение недели. После этого он регулярно передавал Б. свой телефон, за что последний давал ему покурить наркотик. Затем Б. рассказал ему, что установил на его телефоне и зарегистрировался в интернет- программе, через которую можно приобрести наркотик. При этом Б. объяснил, что лучше приобретать большой вес, так как это дешевле. После этого он вновь отдал телефон Б. Вся переписка на телефоне до 22.01.2017 г. велась не им, а Б. 22.01.2017 г. он получил заработную плату в размере 7000 рублей и в этот же вечер пошел на дискотеку, где забрал у Б. телефон и решил приобрести наркотик около 5 грамм. После того как дискотека закончилась, он списался через установленную в телефоне программу  с неизвестным под ником «Влад», получил адрес закладки. Приехав по адресу, он забрал закладку- теннисный шарик, который положил в карман, также он нашел второй сверток. Подняв сверток, он пошел домой. При этом сверток держал в левой руке, а в правой руке держал телефон. В этот момент к нему подошли сотрудники полиции, которые стали выкручивать руки, нанесли удар в живот, поставили подножку. При этом сотрудники полиции забрали сверток, телефон, надели наручники и повели в подъезд, где на вопрос о наличии при нем запрещенных предметов, он ответил положительно. В ходе досмотра обнаружили и изъяли шарик, в котором находился наркотик. Также в кармане оказался телефон и второй сверток с наркотиком, которые ранее забрали сотрудники полиции из рук. После этого он был доставлен в отдел полиции, где сотрудники полиции применяли к нему физическое насилие. Наркотики приобрел для личного употребления, сбытом никогда не занимался. Впоследствии сообщил сотрудникам полиции информацию о сбытчике наркотиков.

Помимо изложенных выше показаний подсудимого, судом исследованы следующие доказательства, подтверждающие установленные судом обстоятельства совершенного подсудимым преступления.

Свидетель В. показал суду, что он состоит в должности оперуполномоченного ОУР ОП УМВД России по г. Омск.  С января 2017 г. в их отдел стала поступать информация о том, что М., будучи потребителем наркотиков, приобретает их через интернет, фасует и сбывает наркотическое средство на территории г. Омска узкому кругу лиц. Данная информация была проверена и нашла свое подтверждение. 22.01.2017 г. поступила информация о том, что М.  намерен приобрести, с целью дальнейшего сбыта, наркотическое средство. Было принято решение о проведении ОРМ «Наблюдение», инициатором которого он являлся. Вместе с о/у К., Е. и А. они выехали к месту предполагаемого появления М. и стали наблюдать. Он заметил подсудимого. М. стоял у подъезда дома, затем что-то поднял из снега и направился к дому №. (данные изъяты). Было принято решение о задержании М., что и было сделано. При этом к М. были применены наручники для предотвращения сброса наркотика, физическая сила не применялась. После этого они проследовали в подъезд дома, где в присутствии понятых досмотрели М. На вопрос о наличии предметов, запрещенных в РФ, задержанный пояснил, что имеет наркотики. Из кармана куртки М. был изъят теннисный шар, в котором находилось пять пакетиков с порошкообразным веществом, из кармана брюк- сверток с аналогичным веществом. Также был изъят чек и сотовый телефон. Изъятое вещество было упаковано, по результатам досмотра, ход которого фиксировался на видеокамеру, составлен протокол. М. от подписи отказался. Ничего М. до проведения досмотра не подкладывали. Впоследствии подсудимый сообщил информацию, которая помогла изобличить сбытчика наркотиков по другому делу. Каких-либо лиц, которым М. намеревался сбыть изъятое у него наркотическое средство, установлено не было, данных о том, что М. работал раскладчиком наркотиков, у них не имеется. Изъятое в шарике вещество действительно было расфасовано в пакетики, однако по внешнему виду этого шарика было видно, что он не раскрывался, в таком виде М. его уже приобрел.

Аналогичные показания были даны свидетелями – оперативными сотрудниками К., А., Е., понятыми И., О.

Свидетель Н. показал суду, что с М. знаком около 10 лет, жил с ним по-соседству. Около года назад он пробовал наркотическое средство «соль», однако у М. никогда наркотики не приобретал, какой-либо информации о причастности М. к наркотикам не обладает.

Из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя показаний свидетеля Н., данных тем в ходе досудебного производства по делу, следует, что он является потребителем наркотического средства «соль», равно как и его знакомый М. Он узнал, что М. занимается сбытом наркотиков, об этом ему рассказал сам М., сообщив, что приобретает наркотики через интернет, после чего продает их. Когда он нуждался в наркотике, то звонил по телефону М. После этого они договаривались о встрече на территории поселка, и он передавал М. деньги, а тот в свою очередь наркотическое средство. Последний раз он приобретал у М. «соль»  на сумму 500 рублей по той же схеме.

После оглашения показаний свидетель не подтвердил их, сообщив, что на него со стороны сотрудников полиции было оказано психологическое давление, он с подсудимым относительно сбыта наркотических средств никогда не общался. Просит доверять показаниям, данным в суде.

Свидетель Д. показал суду, что с подсудимым раньше учились в одной школе, находится с ним в дружеских отношениях. Зимой 2017 г. он употреблял наркотическое средство «соль». М. также употребляет данный вид наркотика, он вместе с ним курил «соль», при этом наркотики приобретали совместно, складываясь деньгами. Никогда у М. наркотические средства он не приобретал.

Из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя показаний свидетеля Д., данных тем в ходе досудебного производства по делу, следует, что он является потребителем наркотического средства «соль». М. также употребляет данный вид наркотика и в конце декабря 2016 г. М. рассказал ему, что занимается сбытом наркотических средств, предложив покупать наркотик у него. После этого он около 6 раз приобретал у М. наркотик. При этом он звонил М. на телефон, договаривался о встрече, после этого при встрече передавал М. деньги, получая «соль».

После оглашения показаний свидетель не подтвердил их, сообщив, что на него со стороны сотрудников полиции было оказано психологическое давление, просил доверять показаниям, данным в суде.

Кроме того, вина подсудимого подтверждается следующими исследованными в ходе судебного заседания материалами дела:

Материалами ОРМ «Наблюдение», в числе которых:

- рапорт начальника ОУР ОП № УМВД России по г. Омску на проведение в отношении М. ОРМ «Наблюдение»;

- постановление о проведении в отношении М. ОРМ «Наблюдение»;

- справка о проведенном в отношении М. оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение»;

- протокол личного досмотра М. с использованием видеофиксации, согласно которому у него в левом нагрудном кармане куртки был обнаружен и изъят чек об уплате  на сумму 6600 рублей, а также шарик из полимера, внутри которого обнаружено пять полимерных пакетов с порошкообразным веществом; в левом наружном кармане куртки обнаружен и изъят мобильный телефон; в правом наружном кармане спортивных штанов обнаружен и изъят сверток из полимерной пленки красного цвета с порошкообразным веществом. 

Изъятые предметы, а также ДВД-диск с записью личного досмотра М. осмотрены судом в судебном заседании и признаны вещественными доказательствами.

Заключением эксперта согласно которому вещество, изъятое у М., массой 0,74 грамма, содержит в своем составе наркотическое средство- производное N-метилэфедрона.

Заключением эксперта согласно которому вещество, изъятое у М. массой 0,77 грамма, 0,82 грамма, 0,80 грамм, 0,83 грамма, 0,82 грамма, содержит в своем составе наркотическое средство- производное N-метилэфедрона.

На основании изложенного, анализируя полученные доказательства в совокупности, суд считает полностью доказанной виновность подсудимого М. в совершении установленного судом преступления.

Каких-либо доказательств, указывающих на то, что умысел М. по отношению к изъятому у него наркотическому средству был направлен на его сбыт, группой лиц по предварительному сговору с неустановленным лицом, с использованием интернета, судом не установлено, а стороной обвинения не представлено, а потому суд приходит к выводу, что действия подсудимого следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 30 - п. «Г» ч. 4 ст. 2281 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ – незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Так, в судебном заседании установлено и это не оспаривается сторонами, что М. является потребителем наркотического средства «соль», что следует из показаний самого подсудимого в судебном заседании и в ходе следствия.

В ходе личного досмотра и на протяжении всего предварительного следствия М. относительно обнаруженного при нем наркотического средства последовательно пояснял, что приобрел его для личного употребления, заплатив при этом собственные средства.

Кроме того, о факте употребления М. наркотиков свидетельствуют показания свидетелей С., О. на предварительном следствии и свидетеля Д., как в суде, так и на предварительном следствии.

При этом показания О. в суде о том, что он не владеет информацией о причастности М. к употреблению наркотических средств суд относится критически полагая, что свидетель в силу дружеский отношений с подсудимым стремится смягчить ответственность. Считать, что показания в указанной части даны свидетелем под воздействием со стороны сотрудников полиции у суда оснований не имеется, как не имеется и оснований для признания их недопустимыми, как об этом заявлено защитой, поскольку протокол допроса соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, перед началом допроса свидетелю О. были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, а также положения ст. 51 Конституции РФ. Свидетель был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ и допрошен по обстоятельствам, имеющим значение для уголовного дела. Перед началом, в ходе либо по окончании допроса от свидетеля заявлений, замечаний не поступало, протокол был прочитан свидетелем лично, пописан во всех графах.

Суд полагает возможным не давать оценку показаниям свидетелей О. и Д. на следствии о причастности подсудимого к сбыту наркотиков до его задержания, как не относящихся к рассматриваемому преступлению и не влияющих на виновность подсудимого в установленном судом преступлении.

При этом суд отмечает, что данные показания свидетелями в суде не подвержены, очных ставок в ходе следствия не проводилось, действий, направленных на закрепление и подтверждение указанных фактов, не осуществлялось.

Вопреки доводам государственного обвинителя в прениях, показания О. и Д. на предварительном следствии сведений о намерениях приобрести изъятое у М. наркотическое средство, не содержат, и является лишь предположением стороны обвинения.

Показания свидетелей В. и К. о том, что в отношении М. поступала оперативная информация о его причастности к незаконному сбыту наркотических средств до проведения ОРМ «наблюдение», и о намерениях приобрести наркотическое средство в день оперативно-розыскного мероприятия, в том числе с целью последующего сбыта, не могут бесспорно, без предоставления иных достоверных доказательств, свидетельствовать о наличии у подсудимого умысла на сбыт именно того наркотического средства, которое у него было изъято ...

Стороной обвинения не представлено суду каких-либо доказательств того, что М. совершил действия, непосредственно направленные для сбыта обнаруженного при нем наркотического средства.

Так, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не установлено кому, когда, при каких обстоятельствах и какую именно массу изъятого  наркотика М. собирался сбыть. Об отсутствии таких лиц также свидетельствуют показания оперуполномоченных В. и К.

Количество изъятых наркотиков не является настолько большим, что исключало бы возможность их личного использования.

То, что изъятое наркотическое средство (в шарике) было расфасовано по пакетикам, также не может свидетельствовать об умысле подсудимого на сбыт, поскольку как следует из исследованных доказательств, в том числе из показаний о/у В., вещество уже было приобретено М. в такой форме. В ходе обыска по месту жительства М. также никаких предметов, свидетельствующих о его причастности к незаконному распространению наркотических средств (весы, упаковочный материал), не обнаружено.

Не содержит сведений об умысле на сбыт изъятого у М. наркотика и информация, содержащаяся в сотовом телефоне, изъятом у подсудимого. В отношении телефона была проведена экспертиза, и он был непосредственно осмотрен в судебном заседании. Переписка подсудимого в интернет-программе «телеграмм» с неустановленным лицом, использующим ник «Влад» также свидетельствует лишь о факте приобретения подсудимым наркотического средства, переписки о намерениях сбыть приобретенное вещество иным лицам не имеется.

Каких-либо сведений о том, что М. действовал в группе лиц по предварительному сговору, также не имеется.

Напротив, наличие у подсудимого чека на оплату наркотического средства через банкомат, согласующаяся с этим фактом переписка в телефоне с неустановленным лицом, использующим ник «Влад», указывают на то, что М. действовал в рамках самостоятельного преступного умысла на приобретение наркотика.

С целью объективного исследования фактических обстоятельств и проверки представленных доказательств в ходе судебного следствия судом была просмотрена видеозапись личного досмотра М., ход и содержание которого полностью соответствует письменному протоколу.

Также судом были допрошены О. и И., присутствующие в качестве понятых при досмотре подсудимого, и показавших, что у М. были изъяты чек, наркотическое средство и сотовый телефон, при этом каких-либо замечаний со стороны подсудимого не высказывалось.

Сам М. при допросе в качестве обвиняемого  указывал об изъятии у него вышеуказанных предметов в отсутствие каких-либо нарушений.

Данные показания подсудимым даны в присутствии защитника, то есть в обстановке, исключающей воздействие вне рамок закона, с разъяснением конституционного права не свидетельствовать против себя, давать показания либо отказаться от их дачи. Содержание предусмотренных законом прав зафиксировано в протоколе, и ознакомление с ними удостоверено подписями подсудимого, каких-либо замечаний и заявлений о нарушении прав подсудимого, о принуждении не поступало.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что показания, изложенные подсудимым на предварительном следствии, получены в соответствии с требованиями закона, даны подсудимым добровольно, согласно своему волеизъявлению и занимаемой позиции и являются допустимыми доказательствами.

С учетом изложенного, оценивая совокупность представленных сторонами доказательств, суд считает доказанным, что М. при описанных выше обстоятельствах приобрел и хранил, без цели сбыта наркотическое средство, в крупном размере.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 304, 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

М. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ (дело № 1-230/2017).

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов