Судебная практика стороны защиты
Полезное

Выстроенная оперативными сотрудниками цепочка из наркозависимых лиц по сбыту наркотиков выявила незаконность проведения ОРМ «проверочная закупка» и виновность самих оперативных сотрудников.

ontop

 

Адвокат Фомин Михаил Анатольевич

 

«Выстроенная оперативными сотрудниками цепочка из наркозависимых лиц по сбыту наркотиков выявила незаконность проведения ОРМ «проверочная закупка» и виновность самих оперативных сотрудников.»

 

Судебная практика свидетельствует о том, что фальсифицируются не только доказательства по уголовному делу, но и сами события, к участию в которых привлекаются наркозависимые люди, которым доверяют другие наркозависимые – их знакомые, друзья.

В таких случаях оперативными сотрудниками придумываются искусственные обстоятельства, в которые по договоренности внедряется наркозависимое лицо, которое в свою очередь привлекает к участию в этих обстоятельствах другое лицо – жертву искусственно созданных обстоятельств с целью внедрения его с сферу незаконного оборота наркотиков для последующего привлечения к уголовной ответственности по ст.228 или ст.228.1 УК РФ.

Выявить такие созданные оперативными сотрудниками незаконные схемы якобы совершенных преступлений крайне сложно, поскольку все свои действия оперативные сотрудники фиксируют рапортами и составлением процессуальных документов, признать которые незаконными также крайне затруднительно и тем более в случаях, когда о незаконности таких документов заявляют наркозависимые подозреваемые (обвиняемые) по уголовному делу лица.

Но все же и по такого рода делам можно выявить фальсификаторов и привлечь их к уголовной ответственности.

 

Приговором Новотроицкого городского суда Оренбургской области от 29 марта 2017 года  в отношении:

- Р. обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286; ч. ч. 4, 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228; ч. 1 ст. 307; п. «а» ч. 3 ст. 286; ч. 1 ст. 307 УК РФ;

- С. обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286; ч. 1 ст. 307; п. «а» ч. 3 ст. 286; ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ;

- Б. обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286; ч. ч. 4, 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228; ч. 1 ст. 307; п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ;

- В., ранее неоднократно судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 3 ст. 286, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ,

установлено (извлечение).

Р., С. и Б., являясь должностными лицами, превысили должностные полномочия, то есть совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства;

Р., С. и Б., являясь должностными лицами, превысили должностные полномочия, то есть совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия;

Р. дважды, а С. и Б. каждый один раз в качестве свидетеля дали заведомо ложные показания при производстве предварительного расследования.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах:

Р., являясь оперуполномоченным отдела уголовного розыска Отдела Министерства внутренних дел России по городу Новотроицку Оренбургской области (далее по тексту – ОМВД России по г. Новотроицку), имея специальное звание – старший лейтенант полиции, С., являясь старшим оперуполномоченным отдела уголовного розыска указанного отдела полиции, имея специальное звание – капитан полиции, Б., являясь оперуполномоченным отдела уголовного розыска указанного отдела полиции, имея специальное звание – лейтенант полиции, назначенные на данные должности каждый на основании приказа начальника ОМВД России по г. Новотроицку № (данные изъяты), то есть, будучи должностными лицами, работая вместе в отделе уголовного розыска ОМВД России по г. Новотроицку, входя в состав группы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков указанного отдела уголовного розыска, находясь на территории г. Новотроицка Оренбургской области, действуя незаконно, умышленно, совместно и согласованно, из иной личной заинтересованности, в целях улучшения показателей по выявлению и пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, путем искусственного повышения количества выявленных и раскрытых преступлений, не позднее 27 мая 2013 года вступили в предварительный сговор, направленный на превышение должностных полномочий и занятие противоправной деятельностью, связанной с провокацией наркозависимых лиц к незаконному изготовлению и хранению наркотических средств, с передачей наркотических средств наркозависимым лицам на территории г. Новотроицка Оренбургской области и последующим задержанием вышеуказанных лиц с наркотическим средством, действуя вопреки принципам служебной, профессиональной этики, правил служебного поведения, и морали в сфере государственной службы Российской Федерации, находясь при исполнении своих служебных обязанностей, используя свое служебное положение, используя для достижения вышеуказанной цели С.О.А., являющуюся потребителем наркотического средства дезоморфин и обладающую знаниями и навыками его изготовления, которую Р. вовлек в свою противоправную деятельность путем обещания вознаграждения в виде кодеиносодержащих лекарственных препаратов, являющихся основой для изготовления наркотического средства дезоморфин, потребителем которого являлась С.О.А., реализуя заранее разработанный план совместной преступной деятельности, направленной на достижение вышеуказанных целей, совершили действия, явно выходящие за пределы их должностных полномочий.

Р., действуя группой лиц по предварительному сговору с С. и Б., согласно отведенной ему роли, 27 мая 2013 года примерно в 14 часов 00 минут, прибыл по адресу, где в то время находилась С.О.А., и вопреки интересам службы, с целью незаконного задержания наркозависимого лица за совершение преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, путем уговоров, обещая предоставить через Б. кодеиносодержащий препарат, склонил С.О.А. к изготовлению наркотического средства дезоморфин, предложил подыскать наркозависимое лицо, которому передать, изготовленный ею наркотик, уведомить об этом Р., который совместно с С. произведет задержание данного лица с обнаружением у него наркотического средства – дезоморфин.

С.О.А., выполняя требования Р., 27 мая 2013 года примерно в 17 часов 30 минут, посредством мобильной телефонной связи сообщила последнему об отсутствии лиц, желающих приобрести у нее смесь, содержащую наркотическое средство – дезоморфин, и о своем согласии на изготовление наркотического средства дезоморфин и привлечении ее (С.О.А.) за это к уголовной ответственности при условии, что наказание за данное преступление ей будет назначено условно.

После чего Р., реализуя вышеуказанный противоправный умысел, действуя совместно и согласованно, группой лиц по предварительному сговору с С. и Б., сообщил последнему о необходимости лично встретиться с С.О.А. и передать ей кодеиносодержащий лекарственный препарат для изготовления наркотического средства дезоморфин.

Б., в тот же день примерно в 18 часов 00 минут, действуя согласно отведенной ему роли, по указанию Р., прибыл по вышеуказанному адресу и, с целью последующего привлечения С.О.А. к уголовной ответственности за незаконное, без цели сбыта, изготовление и хранение наркотического средства дезоморфин, передал последней полученные от Р. 20 кодеиносодержащих таблеток «Пенталгин-П», а также передал 80 рублей, на которые С.О.А. купила необходимые для изготовления смеси ингредиенты.

После этого С.О.А., находясь в квартире по вышеуказанному адресу, используя имеющиеся у нее предметы и оборудование, применив знания, навыки и умения, путем проведения химических и термических реакций, а также соответствующих манипуляций, при содействии и пособничестве Р. и Б., изготовила смесь, содержащую наркотическое средство – дезоморфин, постоянной массой сухого остатка не менее 0,173 грамма, часть из которого употребила, о чем в тот же день в период времени с 20 часов 30 минут до 20 часов 35 минут посредством телефонной связи сообщила Р., и по указанию последнего часть смеси, содержащую наркотическое средство дезоморфин, массой сухого остатка 0,173 грамма, то есть в значительном размере поместила в медицинский шприц, который хранила при себе.

После этого, 27 мая 2013 года около 21 часа 00 минут, возле дома по адресу (данные изъяты), С.О.А. встретилась с Р. и С., действующими группой лиц по предварительному сговору с Б., и по их требованию проследовала в район разрушенных бараков, расположенных по адресу, где с целью введения в заблуждение членов следственно-оперативной группы ОМВД России по г. Новотроицку относительно обстоятельств изготовления наркотического средства, разбросала предметы и ингредиенты, которые использовала для изготовления смеси, содержащей наркотическое средство дезоморфин, то есть сымитировала место совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Затем Р. и С. совместно с С.О.А. прибыли в район по адресу (данные изъяты) где Р. не позднее 21 часа 30 минут, действуя в соответствии с отведенной ему преступной ролью, позвонил в дежурную часть ОМВД по г. Новотроицк и сообщил о задержании С.О.А. и об обнаружении при ней медицинского шприца с наркотическим средством дезоморфин, то есть о выявленном преступлении в сфере незаконного оборота наркотиков, вызвав на место преступления дежурную следственно-оперативную группу, с целью процессуального оформления факта задержания С.О.А. с наркотическим средством дезоморфин.

В тот же день, 27 мая 2013 года, в период времени с 22 часов 00 минут до 23 часов 00 минут, С.О.А. была задержана у дома по адресу иными сотрудниками ОМВД России по г. Новотроицку Оренбургской области, не осведомленными о противоправной деятельности С., Р. и Б., с участием которых факт наличия у С.О.А. шприца со смесью, содержащей наркотическое средство дезоморфин массой сухого остатка 0,173 грамма, то есть в значительном размере, а также место преступления, где ею, якобы, было изготовлено данное наркотическое средство для личного употребления, были процессуально закреплены и в отношении С.О.А. было возбуждено уголовное дело  по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В тот же день, С., действуя группой лиц по предварительному сговору с Р. и Б., в продолжение своего преступного умысла, в соответствии с отведенной ему преступной ролью, в целях воспрепятствования установлению истины по событиям, произошедшим 27 мая 2013 года в действительности, осознавая противоправный характер своих действий, и, в целях придания им видимости законности, находясь в помещении ОМВД России по г. Новотроицк Оренбургской области, в соответствии со ст. 143 УПК РФ составил рапорт об обнаружении признаков преступления, в котором изложил обстоятельства совместного с Р. задержания С.О.А., не соответствующие действительности.

Приговором Новотроицкого городского суда Оренбургской области С.О.А. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, и ей было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год, которое она к настоящему времени отбыла.

Таким образом, вышеуказанными совместными и согласованными действиями Р., С. и Б., были нарушены права и законные интересы С.О.А., выразившиеся в склонении ее к совершению действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, и в дальнейшем привлечении ее к уголовной ответственности на основании не соответствующих действительности обстоятельств дела; охраняемый законом порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, сформировано чувство социальной и правовой незащищённости у законопослушных граждан, а также нарушены охраняемые законом интересы общества и государства, выразившиеся в дискредитации в глазах общественности органов внутренних дел, являющихся исполнительным органом государственной власти, должностные лица, которого призваны защищать и охранять конституционные права граждан, в том числе от преступных посягательств, не допускать незаконного уголовного преследования и незаконного привлечения к уголовной ответственности, нарушение принципов производства по уголовным делам, гарантирующие охрану прав, свобод и безопасности человека, согласно которому, наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Р. и С., являясь оперуполномоченными отдела уголовного розыска ОМВД России по г. Новотроицку то есть, являясь должностными лицами, выполняющим функции представителя государственной власти, 4 июня 2013 года, находясь в помещении кабинета ОМВД России по г. Новотроицку, действуя незаконно, умышленно, с целью сокрытия факта совершения ими, а также Б. противоправных действий, будучи надлежащим образом предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, в ходе предварительного расследования – при допросе в качестве свидетелей по уголовному делу в отношении С.О.А., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, дали заведомо для них ложные показания старшему дознавателю отдела дознания ОМВД России по г. Новотроицку Оренбургской области К.Т.В. по обстоятельствам задержания 27 мая 2013 года С.О.А. и обнаружения у нее шприца с жидкостью, содержащей наркотическое средство – дезоморфин, сообщив не соответствующие действительности сведения о том, что данный факт был выявлен в ходе законных оперативно-розыскных мероприятий в отношении С.О.А.

Они же, Р., С. и Б., работая вместе в отделе уголовного розыска ОМВД России по г. Новотроицку, входя в состав группы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков указанного отдела уголовного розыска, находясь на территории г. Новотроицка Оренбургской области, действуя незаконно, умышленно, совместно и согласованно, из иной личной заинтересованности, в целях улучшения показателей по выявлению и пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, путем искусственного повышения количества выявленных и раскрытых преступлений, не позднее 6 июня 2013 года вступили в предварительный сговор, направленный на превышение должностных полномочий и занятие противоправной деятельностью, связанной с провокацией наркозависимых лиц к незаконному изготовлению и хранению наркотических средств, с передачей наркотических средств наркозависимым лицам на территории г. Новотроицка Оренбургской области и последующим задержанием вышеуказанных лиц с наркотическим средством, действуя вопреки принципам служебной, профессиональной этики, правил служебного поведения, и морали в сфере государственной службы Российской Федерации, находясь при исполнении своих служебных обязанностей, используя свое служебное положение, используя для достижения вышеуказанной цели В.Д.А., являющегося потребителем наркотического средства дезоморфин, которого С. спровоцировал на совершение противоправных действий направленных на незаконные изготовление и передачу иным лицам наркотического средства дезоморфин, путем обещания вознаграждения в виде кодеиносодержащих лекарственных препаратов, являющихся основой для изготовления указанного наркотического средства, потребителем которого был В.Д.А., реализуя заранее разработанный план совместной преступной деятельности, направленной на достижение вышеуказанных целей, совершили действия, явно выходящие за пределы их должностных полномочий.

Так, С. 6 июня 2013 года в дневное время, находясь в г. Новотроицке Оренбургской области, посредством мобильной телефонной связи склонил путем уговоров В.Д.А. к изготовлению наркотического средства дезоморфин, пообещав лично предоставить последнему кодеиносодержащий препарат, уговорив В.Д.А. подыскать наркозависимое лицо, являющееся потребителем наркотического средства дезоморфин, пригласить его в квартиру, где им будет изготовлено указанное наркотическое средство, и передать ему шприц с наркотиком, а затем посредством телефонной связи поставить об этом в известность С. с целью последующего задержания этого наркозависимого лица сотрудниками правоохранительного органа, на что В.Д.А. согласился.

В тот же день С., действуя незаконно, умышленно, в соответствии с отведенной ему ролью, группой лиц по предварительному сговору совместно и согласовано с Р. и Б., реализуя заранее разработанный план их совместной преступной деятельности, направленной на превышение должностных полномочий, из иной личной заинтересованности, в период времени с 14 часов 30 минут по 15 часов 30 минут, находясь в районе по адресу, лично встретился с В.Д.А. и передал ему 10 кодеиносодержащих таблеток «Пенталгин-П», необходимых для изготовления смеси, содержащей наркотическое средство дезоморфин в целях передачи его наркозависимому и неосведомленному лицу, коим впоследствии оказался Щ.А.Н.

В.Д.А., следуя достигнутой договоренности с Р., С. и Б., 6 июня 2013 года, в период времени с 16 часов 00 минут до 17 часов 00 минут, в помещении квартиры, расположенной по адресу, из 10 кодеиносодержащих таблеток «Пенталгин-П», ранее переданных ему С., при помощи имевшихся у него (В.Д.А.) ингредиентов, а также предметов и оборудования, находившихся в указанной квартире, используя свои знания, навыки и умения, путем проведения химических и термических реакций, а также соответствующих манипуляций, изготовил смесь, содержащую наркотическое средство дезоморфин, постоянной массой сухого остатка не менее 0,14 грамма, часть из которого присутствующие в квартире лица, в том числе Щ.А.Н., прибывший в данную квартиру по телефонному звонку В.Д.А. и неосведомленный об указанной преступной схеме, употребили, а часть наркотического средства дезоморфин, массой сухого остатка 0,14 грамма, то есть в значительном размере В.Д.А. поместил в шприц и, действуя по указанию С., передал Щ.А.Н. После чего В.Д.А. потребовал от С.О.А., которая также находилась в указанной квартире, позвонить Р. и в завуалированной форме сообщить, что Щ.А.Н. собирается уходить, что С.О.А. и сделала.

После чего в тот же день около 18 часов 00 минут, Р., С. и Б., действуя группой лиц по предварительному сговору, явно превышая свои должностные полномочия, предвидя существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, без соответствующих оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации, при пособничестве В.Д.А., незаконно ворвались в вышеуказанную квартиру, при этом Р., действуя группой лиц по предварительному сговору с С. и Б., применил в отношении Щ.А.Н. насилие, не опасное для жизни и здоровья, выразившееся в нанесении удара кулаком руки в область лица Щ.А.Н., от которого последний упал на пол и испытал физическую боль.

После чего Р., видя находящийся на полу возле Щ.А.Н. медицинский шприц, который тот выкинул и, зная, что в нем содержится наркотическое средство дезоморфин, под угрозой привлечения Щ.А.Н. к уголовной ответственности за более тяжкое преступление, демонстрируя имеющийся у него медицинский шприц большего объема, потребовал от Щ.А.Н. взять находящийся на полу медицинский шприц с наркотическим средством дезоморфин и убрать в карман своей одежды. Данные угрозы Щ.А.Н., учитывая сложившуюся ситуацию, воспринял реально, забрал с пола шприц с наркотическим средством и положил в карман шорт.

Затем, Р., продолжая реализовывать свой совместный преступный умысел, действуя незаконно, умышленно, из иной личной заинтересованности, группой лиц по предварительному сговору с Б. и С., дал указание Щ.А.Н. проследовать в район по адресу (данные изъяты), где Р.. и Б. с целью введения в заблуждение членов дежурной следственно-оперативной группы ОМВД России по г. Новотроицку Оренбургской области относительно обстоятельств совершенного преступления, потребовали от Щ.А.Н. сообщить о том, что на вышеуказанном месте последний изготовил наркотическое средство дезоморфин, то есть сымитировать место совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ. После чего, прибыв к третьему подъезду по адресу, путем применения психического принуждения, потребовали от Щ.А.Н. по прибытию членов дежурной следственно-оперативной группы сообщить сотрудникам правоохранительных органов, что он был задержан в указанном месте, не сообщая при этом о реальных обстоятельствах произошедшего, и об имевшей место договоренности с сотрудниками полиции под принуждением.

После этого Б., действуя незаконно, умышленно, группой лиц по предварительному сговору с Р. и С., не позднее 18 часов 30 минут, в соответствии с отведенной ему преступной ролью, позвонил в дежурную часть ОМВД по г. Новотроицк и сообщил о задержании Щ.А.Н. на остановке общественного транспорта по вышеуказанному адресу, а также об обнаружении при нем медицинского шприца с наркотическим средством дезоморфин, то есть о выявленном преступлении в сфере незаконного оборота наркотиков, вызвав на место преступления дежурную следственно-оперативную группу, с целью процессуального оформления факта задержания Щ.А.Н. с наркотическим средством дезоморфин.

В тот же день около 19 часов 30 минут, Щ.А.Н. был задержан у третьего подъезда по адресу (данные изъяты) иными сотрудниками ОМВД России по г. Новотроицку, не осведомленными о противоправной деятельности С., Р. и Б., с участием которых факт наличия у Щ.А.Н. шприца со смесью, содержащей наркотическое средство дезоморфин, постоянной массой сухого остатка 0,14 грамма, то есть в значительном размере, а также место преступления, где им, якобы, было изготовлено данное наркотическое средство для личного употребления, были процессуально закреплены и в отношении Щ.А.Н. было возбуждено уголовное дело  по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В тот же день, Б., действуя группой лиц по предварительному сговору с Р. и С., в продолжение своего преступного умысла, в соответствии с отведенной ему преступной ролью, в целях воспрепятствования установлению истины в действительности, осознавая противоправный характер своих действий, и в целях придания им видимости законности, находясь в помещении ОМВД России по г. Новотроицк, в соответствии со ст. 143 УПК РФ составил рапорт об обнаружении признаков преступления, в котором изложил обстоятельства совместного с Р. задержания Щ.А.Н., не соответствующие действительности.

Приговором Новотроицкого городского суда Оренбургской области Щ.А.Н. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 (восемь) месяцев, которое он к настоящему времени не отбыл.

Таким образом, вышеуказанными совместными и согласованными действиями Р., С. и Б., являющихся представителями государственной власти, то есть должностными лицами, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей, с использованием своего служебного положения, явно превышающих свои полномочия, вопреки принципам служебной, профессиональной этики, правил служебного поведения, и морали в сфере государственной службы Российской Федерации,

были существенно нарушены: права и законные интересы Щ.А.Н., выразившиеся в фактическом создании условий для приобретения и употребления последним наркотического средства, то есть в склонении его к совершению действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, и в дальнейшем привлечении его к уголовной ответственности на основании не соответствующих действительности обстоятельств дела; охраняемый законом порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, сформировано чувство социальной и правовой незащищённости у законопослушных граждан, а также нарушены охраняемые законом интересы общества и государства, выразившиеся в дискредитации в глазах общественности органов внутренних дел, являющихся исполнительным органом государственной власти, должностные лица, которого призваны защищать и охранять конституционные права граждан, в том числе от преступных посягательств, не допускать незаконного уголовного преследования и незаконного привлечения к уголовной ответственности, нарушение принципов производства по уголовным делам, гарантирующие охрану прав, свобод и безопасности человека, согласно которому, наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Р. и Б., являясь оперуполномоченными отдела уголовного розыска ОМВД России по г. Новотроицку Оренбургской области,  являясь должностными лицами, выполняющими функции представителей государственной власти, 14 июня 2013 года, находясь в помещении кабинета ОМВД России по г. Новотроицку, расположенного по адресу: Оренбургская область, г. Новотроицк, ул. Марии Корецкой, д. 35, действуя незаконно, умышленно, с целью сокрытия факта совершения ими, а также С. противоправных действий, будучи надлежащим образом, предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, в ходе предварительного расследования – при допросе в качестве свидетелей по уголовному делу в отношении Щ.А.Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, дали заведомо для него ложные показания дознавателю отдела дознания ОМВД России по г. Новотроицку Оренбургской области О.М.В. по обстоятельствам задержания 6 июня 2013 года Щ.А.Н. и обнаружения у последнего шприца с жидкостью, содержащей наркотическое средство дезоморфин, сообщив не соответствующие действительности сведения о том, что данный факт был выявлен в ходе законных оперативно-розыскных мероприятий в отношении Щ.А.Н.

Кроме того, органами предварительного следствия В.Д.А. при совершении вышеуказанных действий обвиняется в соучастии в форме пособничества в превышении должностных полномочий Р., С. и Б., то есть в пособничестве в совершении указанными должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов Щ.А.Н., охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, с угрозой применения насилия, а также в совершении незаконного сбыта Щ.А.Н. наркотического средства – дезоморфин, постоянной массой сухого остатка 0,14 грамма, то есть в значительном размере.

Все доказательства, исследованные в ходе судебного заседания по всем инкриминируемым подсудимым преступлениям, установленным судом, суд, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, проверил, сопоставив их между собой, и оценивая каждое из них с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, пришел к убеждению, что вышеуказанные доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, из достоверных источников, облечены в надлежащую процессуальную форму, в необходимых случаях с участием понятых и объективно фиксируют фактические данные, согласуются между собой, поэтому являются допустимыми и достоверными. Доказательств, подтверждающих виновность Р., С. и Б. по делу необходимое и достаточное количество.

Давая оценку показаниям подсудимых Р., С. и Б., данным в судебном заседании, об их непричастности к совершению преступлений, суд считает их несостоятельными, направленными на введение суда в заблуждение относительно истинных событий происшедшего, расценивает, как способ уйти от ответственности, поскольку они не соответствуют фактическим обстоятельствам, объективно ничем не подтверждены и опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями потерпевшей С.О.А., а также показаниями потерпевшего Щ.А.Н., данными в ходе предварительного следствия, согласующимися с совокупностью исследованных по делу доказательств.

По тем же основаниям суд относится критически к показаниям подсудимого В.Д.А., данным в ходе судебного заседания.

Доводы стороны защиты о том, что приговоры Новотроицкого городского суда в отношении С.О.А. и Щ.А.Н., вступившие в законную силу, в соответствии со ст. 90 УПК РФ имеют преюдициальное значение, основаны на неправильном толковании закона.

Согласно закону, приговоры, постановленные в порядке ст. 316 УПК РФ, то есть в особом порядке, не являются преюдицией, а являются исключением, на что прямо указано в ст. 90 УПК РФ.

Поскольку уголовные дела в отношении С.О.А. и Щ.А.Н. постановлены в порядке ст. 316 УПК РФ, то есть в особом порядке, то обстоятельства, установленные данными приговорами, в том числе о дате, месте, времени и способе совершения преступлений, не могут признаваться судом без дополнительной проверки.

То обстоятельство, что приговоры в отношении С.О.А. и Щ.А.Н. в настоящий момент не отменены, на что обращает внимание сторона защиты, не свидетельствует о невиновности подсудимых, поскольку обжалование приговора является правом лица, в отношении которого он постановлен. К тому же потерпевшие С.О.А. и Щ.А.Н. не лишены права в дальнейшем обжаловать указанные приговоры в кассационном порядке.

Судом установлено, что Р., С. и Б., являясь должностными лицами, постоянно выполняющими функции представителей власти, явно выходя за пределы своих должностных полномочий, умышленно совершили действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать, а именно под видом проведения оперативно-розыскных мероприятий, с целью создания видимости успешной борьбы с незаконным оборотом наркотических средств на территории г. Новотроицка Оренбургской области и искусственного повышения результатов своей работы, путем уговоров и обещаний склонили С.О.А. и В.Д.А. к совершению действий направленных на изготовление и хранение наркотических средств, а В.Д.А. также на передачу наркотических средств третьему лицу, для последующего задержания вышеуказанными сотрудниками наркозависимых лиц и изъятия у них наркотических средств.

При этом Р., С. и Б., преследуя свои цели, действовали вопреки ст. 5 Федерального закона № 144-ФЗ от 12 августа 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности», прямо запрещающей должностному лицу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Совершение подсудимыми указанных действий по преступлениям в отношении потерпевших С.О.А. и Щ.А.Н., безусловно представляющих собой превышение должностных полномочий, так как эти действия никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать, повлекло существенное нарушение прав и законных интересов потерпевших С.О.А. и Щ.А.Н., предусмотренных ст. ст. 17, 21, 22, 45 Конституции РФ, и стало причиной негативных последствий для последних, поскольку они были задержаны, осуждены и отбывали наказание в местах лишения свободы, а потерпевший Щ.А.Н. в настоящее время также продолжает отбывать наказание. Также действиями Р., С. и Б. были существенно нарушены охраняемые законом интересы общества и государства в виде подрыва престижа и авторитета органов внутренних дел, конституционной обязанностью которых является защита прав и интересов граждан от преступных посягательств, сформировано чувство социальной и правовой незащищенности у законопослушных граждан.

Таким образом, между действиями Р., С. и Б. по превышению должностных полномочий и наступившими последствиями, повлекшими существенное нарушение прав и законных интересов потерпевших С.О.А. и Щ.А.Н. и охраняемых законом интересов общества и государства имеется прямая причинно-следственная связь.

Вопреки доводам стороны защиты, факт применения насилия со стороны сотрудников полиции к потерпевшему Щ.А.Н. полностью нашел свое подтверждение в судебном заседании.

Нанесение при задержании Р. удара в лицо Щ.А.Н. подтверждается показаниями самого потерпевшего, данными в ходе предварительного расследования, показаниями свидетелей Щ.А.Н. и Б.Н.И. на предварительном следствии, которым со слов потерпевшего известно о применении к нему насилия сотрудниками полиции, а также показаниями С.О.А., которая хоть и не видела нанесение Р. удара, но слышала крики, характерные звукам о причинении боли, о применении насилия со стороны сотрудников полиции.

Суд учитывает, что применение насилия к Щ.А.Н. охватывалось умыслом всех подсудимых – сотрудников полиции, поскольку они действовали группой лиц по предварительному сговору. Об умысле на применение насилия к потерпевшему свидетельствуют также телефонные переговоры между С., В.Д.А. и С.О.А., которые еще до начала выполнения активных действий, связанных с провокацией Щ.А.Н., обсуждают сам факт применения насилия сотрудниками полиции при задержании, при этом В.Д.А. и С.О.А. просят сильно их не бить. Подсудимый С. в ходе телефонного разговора подтверждал факт применения насилия. Подсудимому Б., который действовал совместно, согласованно группой лиц по предварительному сговору с Р. и С. также было известно о применении насилия к потерпевшему, поскольку они вместе организовали данное преступление, при этом каждый из них был осведомлен о действиях друг друга. К тому же о действиях сотрудников полиции в части применения насилия изначально были также осведомлены и С.О.А. с В.Д.А.

Насилие к Щ.А.Н. применялось с целью запугивания, подавления воли потерпевшего, чтобы он согласился на выполнение последующих требований сотрудников полиции, связанных с участием его в организации ими преступления. Б. и С. после нанесения Р. удара Щ.А.Н. и подавления воли последнего, воспользовавшись полученным результатом, продолжили совершение преступления. При этом Б. совместно с Р. повез показывать Щ.А.Н. место, где его якобы задержали и место, где он якобы изготовил наркотическое средство, на которые тот должен был указать. Более того именно Б. сообщил в дежурную часть о задержании Щ.А.Н. при обстоятельствах, несоответствующих действительности. Указанные обстоятельства свидетельствуют о едином умысле подсудимых на применение насилия в отношении потерпевшего Щ.А.Н. при превышении должностных полномочий.

В статьях 228 и 228.1 УК РФ, устанавливающих ответственность за незаконные изготовление, хранение и сбыт наркотических средств, определяются признаки составов этих преступлений, при наличии которых только и возможно наступление уголовной ответственности за них. Объектом данных преступлений является здоровье населения.

Установленные судом обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что подсудимые Р., С. и Б. не преследовали цели незаконного оборота наркотических средств, и здоровье населения предметом их посягательств не являлось. С.О.А. и Щ.А.Н. были спровоцированы на совершение противоправных действий именно для их последующего задержания с наркотическим средством.

Желание сотрудников полиции – оперуполномоченных Р., С. и Б. создать видимость успешной борьбы с наркопреступностью на территории г. Новотроицка Оренбургской области и искусственно повысить результаты своей работы, являются единственными мотивами и целями совершения преступлений, для достижения которых они использовали наркозависимых С.О.А. и В.Д.А., использовали их болезненное состояние, вызванное употреблением наркотических средств, пообещав и предоставив им кодеиносодержащие таблетки для изготовления дезоморфина.

Действия В.Д.А. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании государственным обвинителем квалифицированы по ч. 5 ст. 33 – п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ – пособничество в превышении должностных полномочий, то есть пособничество в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, с угрозой применения насилия, а также по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ – незаконный сбыт наркотического средства, в значительном размере. Однако из исследованных доказательств судом установлено, что действия В.Д.А., направленные на пособничество в превышении должностных полномочий оперуполномоченными Р., С. и Б. были спровоцированы самими сотрудниками полиции, которые использовали наркозависимого В.Д.А., его болезненное состояние, вызванное употреблением наркотических средств, путем уговоров, склонили его к совершению противоправных действий, пообещав и предоставив кодеиносодержащие таблетки для изготовления дезоморфина, который тот употреблял. Нахождение В.Д.А. 6 июня 2013 года в болезненном состоянии, в так называемой «ломке», вызванном желанием и необходимостью употребить наркотическое средство, подтверждается показаниями С.О.А., С., воспользовавшись указанным состоянием В.Д.А., действуя группой лиц по предварительному сговору с Р. и Б., путем совершения активных действий, воздействовал на Ващенкова Д.А., тем самым спровоцировал его на совершение вышеуказанного преступления, которое в противном случае не было бы совершено последним.

Также судом установлено, что В.Д.А., спровоцированный сотрудниками полиции на изготовление наркотического средства и передачу его Щ.А.Н., знал, что тот непосредственно после получения наркотического средства будет задержан оперуполномоченными Р., С. и Б. и наркотическое средство у него будет изъято.

Таким образом, В.Д.А. действовал с ведома и под контролем должностных лиц – оперуполномоченных Р., С. и Б., превышающих свои должностные полномочия, участвуя в мероприятии, которое те проводили под видом оперативной работы, с целью провокации, задержания Щ.А.Н. и изъятия у него наркотического средства. Привлеченный С. для организации и выполнения этих действий В.Д.А., действовал по единому плану, в целях преследуемых Р., С. и Б. – изготовление и передача наркотического средства Щ.А.Н. для его последующего изъятия под видом оперативной работы. Таким образом, обстоятельства дела и характер совершенных В.Д.А. действий свидетельствуют об отсутствии у него умысла на незаконный сбыт наркотических средств, и посягательства на здоровье населения.

Соответственно в действиях В.Д.А. отсутствует состав инкриминируемых ему преступлений, и суд приходит к выводу о необходимости оправдания В.Д.А. по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ – пособничество в превышении должностных полномочий, то есть пособничество в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, с угрозой применения насилия, а также п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ – незаконный сбыт наркотического средства, в значительном размере, в связи с отсутствием в его деянии составов данных преступлений, - на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Суд оперативных сотрудников Р., С. и Б. признал виновными в совершении вышеуказанных преступлений и приговорил к наказанию с реальным лишением свободы (дело № 1-3/2017).

Полезное
Судебная практика стороны защиты
 

Фабрика сайтов